Второе рождение. Вернувшиеся из забвения…(2014).

Истоки первородной Силы. Часть 3

…Киноленты дорог… Сюжет сменяется сюжетом, событие – событием, встреча – встречей… Я же по-прежнему в пути. Я должен двигаться вперед, так как многое из запланированного пока не выполнено, не все желаемое достигнуто…А времени на земное существование, как соответственно, и на то, чтобы выполнить свою миссию, предначертанную Творцом, отведено человеку не так уж и много. Я бы даже сказал крайне мало. И в отличие от большинства людей, понимание этого пришло ко мне очень рано – еще в юности. Я с ужасом осознал, что человеческая жизнь слишком коротка, дабы тратить отведенное для нее время бездумно. А привычная уху фраза «Ты молод, а значит, у тебя еще все впереди» – не более чем иллюзия, самообман, цель которого приглушить тот внутренний голос, что неустанно твердит – «Цени время, ибо его у тебя нет»…

Время… Это некий особый поток, которому люди до сих пор так и не дали четкого определения. Человек научился лишь измерять время, взяв за основу наблюдения за различными процессами и явлениями, изменяющимися и повторяющимися с определенным периодом: от вращения планет, к примеру, до молекулярно-атомных колебаний. Но такая неопределенность в трактовке вовсе не мешает человеку жить во времени – в этом особом, не каждым понимаемом, но в то же время признаваемом и ощущаемом абсолютно всеми потоке. И, разумеется, субъективно. Так как каждый вложит в понятие «время» свое собственное понимание и свои собственные ощущения. Что естественным образом так же субъективно отразится и на жизни отдельно взятого человека. Как? Кто-то будет беспечно прожигать, «убивать» время, отведенное ему для жизни – и для этого человека время никогда не станет ценностью. Помеха тому – уверенность, что этого ВРЕМЕНИ У НЕГО МНОГО. Иной же, наоборот, станет тщательно планировать свои дела, расписывая каждую минуту, зная, что вернуть ему ее и прожить заново не удастся, поскольку понимает – ВРЕМЕНИ У НЕГО НЕТ.

Почему я говорю о времени? Я говорю, прежде всего, о цикле, когда рассвет сменяется закатом. И наступает ночь… но лишь за тем, чтоб спустя время все повторилось – и над горизонтом взошло солнце… Солнце новой жизни и нового величия. Но речь сейчас не о суточном движении светила, а о цикличности процессов в жизни всего сущего на Земле. Культовых сооружений, например, – древних храмов, переживающих периоды как рассвета и заката, так и столетия полнейшего забвения…

…И нового рождения.

Величественные гиганты Прамбанан и Борободур – лишь одни из таких мест на Земле, что пережили и величие своего рассвета, и периоды заката, и тишину запустения – и второе рождение…

И над этими местами не властно время, несмотря даже на разрушающиеся и зарастающие лесом стены. Потому что разрушению подвержено то, что принадлежит миру Материи – то, что видит человек глазами. Истинная же сила таких мест имеет отношение к миру тонкоматериальному, – то бишь, принадлежит миру Силы. Но аккумулируется благодаря человеку. А в случае с храмами – благодаря тем монахам, которые на протяжении веков создавали этот эгрегор своей личной силой и своим служением. Это относится к любому древнему храму вне зависимости от его религиозной ориентации – будь то буддистский монастырь, будь то католический либо какой иной. А ведь именно с таким мощным эгрегором соприкасаешься, находясь на территории древних буддистских и индуистских храмов. В частности, индуистского храма Борободур и храмового комплекса Прамбанан, который представляет собой «смесь» буддистских и индуистских храмов. И как вы поняли, я намерен посвятить данную статью именно этим святыням мирового значения.

Но прежде напомню, друзья мои, что не так давно были опубликованы мои статьи о путешествии по островам Индонезии, а конкретно, – статьи о посещении острова Бали, самого маленького острова Малайского архипелага. Повествование же о вышеуказанных древних храмах другого знаменитого острова Ява является их продолжением. Напомню так же и о цели своего путешествия: изучение особенностей религии этих мест, в частности, индуизма и буддизма как мощнейших мировых религий, развивающихся не просто в непосредственной близости от не менее влиятельной в мировом масштабе религии ислам, а на территории, где ислам господствует в силу исторически сложившихся предпосылок. Мне нужно было посмотреть, как уживаются такие гиганты и насколько сильно их взаимное влияние, каков его характер и каковы последствия. Мне хотелось изучить точки соприкосновения, благодаря которым стало возможным такое соседство. Ведь если учитывать площадь, например, того же острова Ява (132 тыс. кв. км), о котором здесь пойдет речь, а так же то, что это самый густонаселенный остров в мире – то имеем мы своего рода аналог «коммунальной квартиры», где представители разных вероисповеданий постоянно рядом, постоянно друг у друга на виду. Которые, соответственно, общаются, обмениваются привычками и суевериями, традициями, вступают в браки и так далее. То бишь, оказывают друг на друга влияние. И второй немаловажный момент: Ява, а так же и Суматра, являются островами, на которых сосредоточен наибольший процент мусульманского населения страны (Индонезия является крупнейшей в мире страной по численности населения, исповедующего ислам, поэтому очень часто ее называют исламским государством). И хоть в исламе как учении и заложена идея терпимости и принятия существования многообразия путей, по которым идет человек к Богу, тем не менее, это не мешает почитателям Аллаха трактовать сие учение по-своему, подвергая гонениям иноверцев. Приведу пример применительно к теме данной статьи.

Исламские экстремисты (террористическая организация джихадистов «Исламское государство») в 1985 году предприняли попытку взорвать буддистский храм Борободур, заминировав его в нескольких местах. И частично все-таки повредили строение: взрывом были разрушены девять ступ верхнего яруса. Но это далеко не единственный случай покушения на святыню «неверных». Время от времени угрозы уничтожения Борободура поступают от сторонников этой организации. Имеет место такая ситуация и в наши дни, что вынуждает правительство страны предпринимать меры по предотвращению терактов и прочих противоправных действий.

И возвращаясь к точкам соприкосновения, благодаря которым все же удается сосуществовать в тесной «экваториальной коммуналке» исламу, индуизму и буддизму. Равно как и другим религиям – христианству (католицизму и протестантству) и, конечно же, анимизму – местному «язычеству», укоренившемуся настолько основательно в жизни населяющих Индонезию народов, что недооценивать его влияние было бы крайне глупо. Так вот находятся эти общие точки в так называемой сакральной части каждого из этих древних учений, которая, несмотря на постигшие их видоизменения, по-прежнему является для них общей основой. Ибо информация, которую Пророкам поручено было дать людям, изначально не содержала противоречий. И с чем каждый из них, уверяю вас, справился вполне достойно. Далее вступил в силу уже так называемый «человеческий фактор», основу которого в большой мере составляет человеческое невежество, руководит которым алчность, зависть и стремление к безраздельной власти и богатству.

Должен сказать, что на этот скрытый сакральный аспект я обратил внимание еще в школьные годы, когда, увлекшись философией, стал углубляться все дальше и дальше к корням такого учения, как христианство. И первым результатом этих моих «раскопок» стала серьезнейшая работа – научно-исследовательская статья «Христианство – как оно было, как оно есть», которую я написал, будучи уже студентом второго курса Донецкого мединститута, для выступления на студенческой научной конференции по философии. В этом своем исследовании я рассказывал об истинных истоках христианства, которые практически нигде не афишировались за исключением немногочисленных узкопрофильных научных работ, занимавшихся исследованием этого вопроса специалистов. Более того, такие вещи тщательно маскировались. Я доказывал, приводя веские аргументы, что первоосновой для формирования христианства как религии послужила иранская и персидская мифология, и в частности, древнее учение зороастризм – религия, получившая свое название от имени основавшего ее пророка Заратуштры. Христианство, как и ряд других религий, успешно позаимствовало основные доктрины зороастризма, создав на этой почве уже свои собственные надстройки. Безусловно, здесь стоит отметить, что данной версии придерживаются многие историки и теологи. Но для меня на тот момент такое расследование приносило открытие за открытием… И лишь спустя годы, когда у меня появилась возможность изучать древние учения, скажем так, «на месте» – то бишь на месте их исторического зарождения и развития, каждое из этих открытий нашло свое подтверждение. Места эти являются Местами Силы. И не только для меня. Сила таких мест не зависит от убеждения или веры человека – они существуют вне этого.

Что в данном случае является Местом Силы, хранящим нужную мне информацию? Разумеется, культовые строения – храмы, монастыри, монастырские библиотеки, а так же места, на которых некогда были подобные святыни, где проводились обряды. И не в счет для мага тот факт, что стоит он ногами на пустом холме или блуждает руинами, поросшими травой, – ибо рядом с ним Знание. Он в информационном потоке. Следовательно, то, что иной человек воспримет всего лишь как голый холм – для мага окажется развернутой древней книгой.

Такой развернутой книгой и стали для меня древние храмы далекой заморской страны Индонезии. А конкретно, храмы острова Бали – острова Богов и острова Ява. И если о своем путешествии по Бали я уже рассказывал в предыдущих статьях, то о посещении Явы, как вы помните, только планировал. И прежде чем продолжить, попрошу прощения у заинтересовавшихся данной темой читателей, что не смог выделить время и «закрыть тему», «добить» ее – то есть завершить свое повествование об исследовании «особых» мест тех далеких островов. Что не подал всю информацию сразу, а растянул ее во времени. Работа, работа, работа… – работа 24 часа в сутки и 7 дней в неделе – вот причина моего «прогула». Ученики, клиенты, благотворительная акция, исследовательские экспедиции, книги… – и потому мне приходится расставлять приоритеты важности и первоочередности планируемых задач.

А так же напомню следующее. Не стоит, друзья мои, ожидать от меня обнародования всех тайн, открывшихся мне в процессе исследований Мест Силы. Я не раз уже говорил об этом. Информация подобного рода является закрытой. И доступ к ней имеют исключительно мои ученики. Потому как с трудом добытое знание не может, да и не должно быть выброшено на «барахолку», став достоянием толпы невежд. Это вещь, купить которую могут лишь единицы – настолько дорога она. А статьи призваны лишь привлечь внимание к предмету исследования и настроиться на нужную «волну». Ну, а если отбросить красивые художественные сравнения и начать назвать вещи своими именами, то причину замалчивания нужно будет сформулировать так.

Как бы я ни старался доходчиво и пошагово донести до сознания каждого, кто прочтет написанные мною строки, истинный смысл своих слов – в 90% слова эти уйдут в пустоту, в никуда, исчезнут, растворятся… Человек их попросту не поймет. И не потому, что глуп, а потому, что не подготовлен разум его к восприятию такого рода информации. В лучшем случае он просто утратит интерес к ней. В наихудшем – будет пытаться принять ее на веру и применять, так и не разобравшись. Поэтому напомню и вывод, к которому подвожу я читателя: статьи мои носят в большей мере общепознавательный характер. Но такой, который готовит человека к восприятию, пониманию и осознаванию им глубин сказанного мною – адаптирует к контакту с истинным Знанием, помогая избежать фатальных для своей психики последствий.

Итак, древнейшие индуистские и буддистские святыни Явы. Прамбанан – самый большой индуистский храмовый комплекс Индонезии, но в мировом масштабе все же уступающий Ангкор-Вату – индуистскому комплексу в Камбодже. И Борободур – буддистский храм, равных которому по размерам и архитектурному замыслу нет во всем мире. Почему, планируя свою поездку на Яву, я выбрал именно эти храмы из десятков не менее привлекательных в плане и архитектурном, и культовом? Ведь остова Индонезии, которые я посетил – Бали и Ява, не считая ряда других островов, настолько богаты как древними, так и современными храмами (исламскими, индуистскими, буддистскими, христианскими…), что стоило бы хоть вкратце, но сказать о каждом из увиденных мною. Признаюсь, друзья мои, такое желание имело место: поддавшись эмоциям, я хотел было рассказать обо всем, что видел. Но я сразу отказался от таких «путевых заметок восхищенного туриста». Во-первых, потому что не всем храмам я уделял должное внимание в их изучении – не было такой необходимости. Беглый осмотр – это еще не изучение. Да и не каждое конкретное место (в данном случае речь идет о местах культовых служений, то есть, храмах), скажу я вам, обладает силой, способной меня заинтересовать, то есть не каждое место наполнено нужной мне информацией. По крайней мере, в данный момент. Во-вторых, охватывая большое количество объектов и пытаясь каждому дать свою оценку, в результате получаешь лишь краткие очерки, которыми просто-таки набит Интернет – на любой «вкус» и «цвет». Я же предпочитаю говорить о том, что действительно важно. Не всегда «открываю карты»? Оставляю много «темных пятен»? Да, это так. Но с причиной вы уже знакомы.

Но продолжим. Что объединяет эти два Места Силы – Прамбанан и Борободур? Географическое положение? Да. Эти храмы расположены относительно близко друг к другу. Время их рождения? И это верно, так как, согласно историческим хроникам, периоды строительства этих великанов почти совпадают – 8-9 века нашей эры. Бытует мнение, что Прамбанан появился на свет в результате соперничества буддистских и индуистских династий в существовавшем на этой территории Королевстве Матарам, потому как уже на тот момент был воздвигнут индуистский Борободур. Соответственно, Прамбанан должен был продемонстрировать триумф индуизма на острове Ява. Выходит, эти два гиганта, представляющие таких же гигантов – буддизм и индуизм, объединены идеей конкуренции? Это так. Но в данном случае не эти факты являются главенствующими. Что же тогда?

«…Древние храмы, переживающие периоды как рассвета и заката, так и столетия полнейшего забвения, которые обретают свое второе рождение…» – вот ключ к тайне. – Второе рождение, восстание из пепла.

И при том в самом прямом смысле. И Прамбанан, и Борободур восстали из вулканического пепла, под огромнейшими пластами которого они были погребены на протяжении столетий. Примерно с Х века эти храмы начали приходить в упадок. Предположительно из-за мощного извержения в 1006 году вулкана Мерапи, расположенного поблизости от культовых строений и проявляющего активность с постоянством и последствиями, что достойны одновременного обожествления его людьми и испытываемого ими ужаса. Так же, по мнению исследователей, причиной того, что Прамбанан и Борободур постигло забвение, является миграция населения из центральной Явы в восточную еще до извержения Мерапи: в начале 900-х годов центр яванской культуры был перенесен в долину Брантас. Принято считать, что не последнюю роль в этом сыграл приход в Индонезию ислама, который со временем превратился в доминирующую религию. Но как бы там ни было, а факт остается фактом: по неведомым причинам люди покинули эти места, уделом которых с тех пор стали руины, вулканический пепел и века небытия…

Что же способствовало воскрешению Прамбанана и Борободура? Человек. Вернее, человеческая память, хранящая легенды о затерянном в джунглях городе-храме; человеческое любопытство, вынуждающее человека искать и находить; и способность оценить находку, приложив усилия для того, чтоб дать ей шанс на второе рождение. Правда, здесь стоит уточнить, что оценка человеком чего бы то ни было далеко не всегда зависит от ценности самого объекта как культурного наследия народа и страны. Чаще, к сожалению, встречается оценка по принципу «Сколько я смогу на этом заработать?» Когда были предприняты первые попытки раскопать Борободур, то первое, с чем столкнулись инициаторы и исполнители этих работ – с воровством. А иногда и с воровством «в особо крупных размерах» – телегами, запряженными быками. То есть люди начали растаскивать храм на «сувениры» – просто «на память», или с целью выгодно продать. Что, кстати, практикуется и по сей день, но успешно пресекается. Но к этим «факторам риска» я еще вернусь.

Ну а пока поговорим об этом втором рождении Прамбанана и Борободура. О предпосылках этого события.

По окончании очередной англо-голландской или наполеоновской войны (за господство над колониями на территории Индонезии) остров Ява (колония Голландии) 17 сентября 1811 года был передан англичанам согласно известному англо-голландскому соглашению по Индонезии – вот с этого момента и начался отсчет времени до того дня, когда мир с восхищением заговорит о найденных древних храмах на острове Ява. А заодно и о людях – инициаторах, организаторах и исполнителях поисковых работ: английском губернаторе сэре Томасе Стэмфорде Бингли Раффлзе; Колине Маккензи – коллекционере и востоковеде, человеке, который свое положение – полковник, начальник департамента исследования Индии, и свои собственные деньги использовал на эти самые исследования и благодаря которому вновь заговорили о Прамбанане; голландце Корнелиусе, собравшем экспедицию в составе 200 человек и более полутора месяцев расчищавшем развалины Борободура от вулканического пепла…

Губернатору острова Стэмфорду Раффлзу были известны легенды о мертвых каменных городах-храмах, затерявшихся в джунглях. К тому же местное население охотно и красочно делилось этой информацией. Поэтому, когда волею Судьбы он оказался на расстоянии вытянутой руки от тайны, – тут же воспользовался ситуацией и организовал научную экспедицию с целью найти эти храмы. В результате первым был найден Прамбанан. В 1811 году. Боробудур удалось отыскать чуть позже, в 1814-м – совершенно случайно обнаружили верхние ярусы храма в зарослях джунлей. И Стэмфорд Раффлз тут же принялся за изучение и восстановление древних святынь. Этим же занялся и Колин Маккензи. Желание вернуть храмы к жизни – вот что вело этих людей к цели. Но им пришлось столкнуться со многими проблемами…

Проблема первая… Территория, занятая храмами, огромна. Так же масштабны и их разрушения: многие из строений собирать нужно было, что называется, с нуля. А это – огромные финансовые вложения, большое количество занятых на раскопках людей, которые к тому же должны быть специалистами.

Проблема вторая… Вулканическая активность. Как я уже писал, храмы Прамбанана и Борободура находятся близко от самого активного вулкана Индонезии – Мерапи. Что означает только одно: бесконечный цикл их разрушения и восстановления. И не только упомянутые «первооткрыватели» святынь столкнулись с этой проблемой. За все десятилетия – и с момента, как эти архитектурные памятники были найдены и начаты первые работы по раскопкам и восстановлению строений, и когда занялись их «реанимацией» уже всерьез – а это спустя столетие (с 1918 г. и вплоть до наших дней), – активность Мерапи всегда являлась и является одним из наиболее опасных и непредсказуемых «форс-мажорных обстоятельств». Усугубляется эта проблема еще и тем, что при возведении храмов не использовался раствор – камни просто определенным образом соединялись между собой. Поэтому даже сегодня многие храмы Прамбанана находятся в руинах. Ибо помимо сложностей со сбором зданий (многие элементы отсутствуют), в работу мастеров часто вмешивается ничего не ведающий о величии этих древностей вулкан Мерапи. Одно из последних его извержений в 2006 году внесло серьезные коррективы в восстановительные работы на территории парка Прамбанан, в который раз разрушив многие строения. Борободуру на тот момент чудесным образом повезло – он уцелел. Просто в очередной раз оказался под слоем пепла…

Проблема третья… И связана она опять-таки с таким фактором, как человеческое невежество и алчность. Помните, я говорил о разности в восприятии людьми значимости культурных ценностей и в оценке этой значимости. Так вот не последнюю роль в возрождении и Прамбанана, и Борободура сыграло обычное воровство. При всем своем желании и рвении Стэмфорд Раффлз и другие заинтересованные в этом люди, не смогли довести начатое до конца – их собственной жизни и приложенных усилий не хватило на то, чтобы возродить местные святыни, чтобы исследовать и восстановить развалины храмов, которые, как я уже говорил, еще на протяжении последующих ста лет оставались разрушенными. Но, увы (в данном случае это действительно сожаление), не забытыми. Ибо камни, скульптуры и барельефы продолжали вывозить в разных объемах – от «вагонных норм» до «кирпича подмышкой»: кто для продажи или пополнения своих коллекций (голландцы, например, или правитель Таиланда, который помимо огромного количества элементов храма, вывез и единственную уцелевшую статую хранителя Борободура), а кто и для строительных нужд – это уже «хозяйственное» и «рачительное» местное население, пустившее на возведение собственных домов то, что, по их мнению, бесхозно валялось. Еще пример: у многих сохранившихся статуй Будды нет голов. Почему? Потому что в большинстве случаев их попросту украли. Не редки случаи, когда элементы храмов находили за десятки километров от места раскопок. И вулкан, разумеется, не имеет к этому совершенно никакого отношения. Представителями голландской администрации острова Ява однажды даже было высказано предложение о демонтаже Борободура и размещении его частей в музеях по всему миру, которое, к счастью, не было реализовано… Но как не решаема проблема сейсмической активности, так не решаема, к сожалению, и проблема человеческой глупости, жадности и прочих пороков. Поэтому продолжается борьба творения рук человеческих, созданных для человека, с самим же человеком. И как бы для кого-то парадоксально это ни звучало, человек по отношению к тому, что его окружает, предстает одновременно в двух обликах – творца и могильщика. Ничего противоестественного в этом нет – таков закон единства и борьбы противоположностей в нем самом. Но только при условии, что будет выдержан баланс. А вот в этом-то и заключена основная проблема человека: он не в состоянии справиться с этой задачей, создавая своей деятельностью серьезные перекосы.

Как вы понимаете, второе рождение Прамбанана и Борободура было сложным и затяжным во времени. Но с начала ХХ века, в 1918 году процесс сей сдвинулся с мертвой точки. Некоторые храмы Прамбанана стали медленно, но результативно приобретать свои «родные» очертания. Например, на восстановление голландскими учеными одного только главного храма Прамбанана – храма Лара Джонгранг (Лоро Джонгранг) ушло 35 лет: с 1918 по 1953 года. Еще более совершенный вид Прамбанан приобрел после реконструкции его главных храмов в 1990-х годах. Но в 2006 году, напомню, вследствие извержения Мерапи этот храмовый комплекс вновь частично был разрушен…

Здесь сразу же внесу уточнение, ответив на вопрос «Что такое Прамбанан?»

Помимо вполне конкретного храмового комплекса такое название имеет археологический парк – сложная архитектурная композиция, включающая в себя целых четыре храмовых комплекса. Заметьте, не «храма», как одиночного строения, а «комплекса», то бишь, нескольких строений-храмов. Целый город! Таким образом, на территории архитектурного парка Прамбанан находятся следующие индуистские и буддистские святыни. Прамбанан – «тезка» индуистский храмовый комплекс Прамбанан (о нем я еще буду говорить), а так же Чанди Севу, Чанди Бубрах и Чанди Лумбунг – буддистские храмовые комплексы. Кстати, Чанди Севу называют вторым по величине буддистским храмом после Борободура. Хотя, на мой взгляд, на этом и заканчивается сравнение. Поскольку, несмотря на общие принципы в построении, тем не менее, лицо у каждого храма свое. Как и характер – свой собственный, индивидуальный, неповторимый.

…И продолжу. Капитальная реставрация Борободура с 1907 по 1911 годы позволила этой святыне после первого вздоха дышать «полной грудью». Полностью же вернуть его к жизни удалось лишь к концу ХХ века. С 1973 по 1984 года была проведена сложная, но крайне необходимая работа по укреплению искусственного холма, на котором, собственно, этот комплекс и построен – Борободур повторяет его очертания (из-за ливней под многими участками храма оказались пустоты). А для этого нужно было полностью разобрать храм, чтобы потом сложить его буквально по камешку (а это примерно 55 000 м³ камня!). На это кропотливое занятие ушло 11 лет. Кстати, согласно некоторым источникам на то, чтобы первоначально насыпать холм необходимой величины, потребовалось 75 лет. Безусловно, после реконструкции Борободур стал именно тем величественным и потрясающе красивым строением, которое видели и которым восхищались жители этих мест много веков назад. Но на этом не могла быть поставлена точка – храм по-прежнему восстанавливают. Год за годом… День за днем…

И не только восстанавливают, но и поддерживают в этом огромном и массивном на вид, но таком хрупком строении жизнь. Что это означает? А всего лишь то, что существует множество факторов, противостоять воздействию которых без помощи человека не может даже святыня.

В Борободуре на протяжении десятков лет работает команда специалистов, которые отдают этому храму все свои силы и посвящают ему всю свою жизнь. И по-другому они не могут, ибо «привязаны» к этому месту. Места, подобные Борободуру, просто так не отпускают. Это не строительство (ремонт) жилого или административного здания, где по окончании работ человек с легкостью переключается на новые задачи. Это Место Силы, воздействие которого каждый ощущает по-своему, но далеко не каждый в состоянии противостоять этому воздействию. В результате получаем то, что и должно быть – симбиоз, то бишь, взаимополезное сосуществование. В данном случае человека и культового сооружения.

Поэтому тем, кто поддерживает жизнь Борободура, ничего не остается, как превратить свою собственную жизнь в постоянную борьбу – с вулканом, со стихиями… и даже с лишайниками и бактериями. Во время последнего извержения Мерапи (в 2006 год) храм уцелел, но был засыпан толстым слоем пепла, который вычищать пришлось самым тщательным образом. И даже из малейших щелей. Потому что пепел, равно как и вода, создает щелочную среду, пагубно влияющую на камни, из которых сложен храм. Не менее опасны и совсем уж безобидные с виду мхи и лишайники, так и норовящие «украсить» стены Борободура, подогнав его вид «под старину». С ним так же нещадно борется обслуживающая комплекс команда специалистов, поскольку, проникая вглубь камня, эта растительность способна разрушить его довольно быстро…

Но бороться приходится и с не менее опасным «вредителем» – и опять таки человеком, которого сегодня называют «турист». Для древних строений полчища туристов действительно представляют серьезную опасность. И дело тут не в воровстве – хотя и это не стоит сбрасывать со счетов, так как тащится на «сувениры», как правило, все, что можно отколоть, оторвать… и унести. Проблема больше, скажем так, в износе строения в результате его постоянной эксплуатации. На примере Борободура (собственные наблюдения) это выглядит следующим образом.

Сотни туристов ежедневно снуют по храму: влезают на ступы с целью добраться до статуй Будды внутри каждой из них (существует поверье, это таким образом исполняются желания), чтобы просто сфотографироваться на фоне ступы или какого-либо барельефа… И при этом никто не задумывается над тем, что у камней тоже есть возраст, что камни тоже, разрушаясь, умирают. А тем более такие, из которых построены храмы Явы, и в частности, Борободур и Прамбанан. Это андезит – мягкий, пористый камень вулканического происхождения, который относительно быстро разрушается не только под воздействием тропических ливней, бактерий и лишайников, но и в результате соприкосновения. То есть, он крошится, стирается. Регулярные нажимы, удары, трение… – все это пагубно отражается как на отдельном камне, так и на строении в целом. Но об этом, к сожалению, мало кто задумывается.

Мне самому не раз приходилось наблюдать поведение людей в таких местах, в основе которого заложено исключительно «Я» посетителя: я на фоне вот этого, я на фоне вот того, я вот с этим… – И ни малейшего намека на мысли о том самом «фоне», который служит лишь для удовлетворения потребностей Эго в самолюбовании. Тех же, чье внимание приковано исключительно к месту, которое они приехали посмотреть, послушать, прочувствовать – всегда и везде процент меньший. И Борободур или Прамбанан здесь не исключение.

Я не раз, рассказывая о посещении того или иного Места Силы, делал акцент на необходимости уединения. То бишь, на поиске безлюдного уголка, где бы можно было настроиться и «услышать» это место, «поговорить» с ним, выполнить запланированную работу… Но если такое Место Силы является еще и популярным туристическим объектом, то мечтать о полном одиночестве, увы, не приходится. Разве что вмешается сама Сила, как это, собственно, в большинстве случаев и происходит. Но многие, знаю, пытаются рассмотреть и расслышать Место Силы, находясь в толпе. Возможно, что кому-то это и удается. Хотя сомневаюсь, что в таком случае будут услышаны «все слова» при таком «качестве связи» – уж больно велики помехи «на линии». Чаще все-таки приходится слышать комментарии следующего характера: «Попробовал настроиться, посидел, подумал… Но ничего из этого не вышло. Не оправдало мои надежды это хваленое место. Все обычно. Ничего особенного…» То есть, хотел человек войти в то особое состояние особого настроя, о котором он интуитивно знает, но «ничего не вышло – надежды не оправдались». Да и не может выйти! Не может оправдаться! Ведь Сила открывается далеко не каждому. И далеко не всегда и не везде. Потому как Сила – это Знание. А для того, чтоб получить его, нужно как следует потрудиться.

Как же проходили мои «личные встречи», моя «личная аудиенция» с такими святынями, как Прамбанан и Борободур? Скажу так. Внешне не эффектно. Стоит человек, о чем-то своем думает, рассматривает барельеф, проводит рукой по камню… Да какой, к Черту, это маг? Таких тут сотни вокруг. И лишь тот, кто действительно может «видеть», взглянув на такого человека, поймет: он разговаривает… он читает… и он видит и слышит то, что неподвластно взору и слуху других…

Но что видит здесь маг?

Начну с Прамбанана. Только не с археологического парка, включающего несколько храмовых комплексов – индуистских, но в большей степени буддистских, а непосредственно с одноименного индуистского комплекса, о котором, собственно, здесь и идет речь. И начну со структуры – то есть, с краткой характеристики расположения построек на территории этого комплекса. Потому что, не имея перед глазами четкой схемы расположения этих строений, не зная основополагающего принципа, заложенного в нее, невозможно понять не то чтобы суть того, что видит маг – невозможно разобраться вообще, о чем здесь речь.

Итак. Поскольку у меня не было возможности увидеть Прамбанан (касается это и Борободура) сверху – с самолета, вертолета, шара, смотровой вышки и так далее (а я всегда стараюсь изыскать такую возможность, где бы я ни был), то пришлось позаимствовать из всезнающего Интернета для наглядности изображения макетов храмовых комплексов острова Ява – Прамбанана и Борободура. А иначе…

«…В Прамбанане царствует энтропия, что придает этому месту неподражаемое очарование…»

…А иначе сформируется впечатление, подобно этому высказыванию одного из русскоговорящих посетителей храма (как выяснилось, белоруса), с которым мне довелось пообщаться уже во время наблюдения за людьми на территории храма (а я при наличии возможности не отказываю себе в таком удовольствии). Итак, «…в Прамбанане царствует энтропия…» Энтропия – это мера беспорядка, мера хаоса. Но дело в том, что здесь нет беспорядка! Да, большинство строений Прамбанана разрушено (первоначально в состав комплекса входило 240 храмов). А потому представлено лишь грудами камней, сложенными на местах, где некогда были храмы. Но даже этот факт не нарушает общего «узора» комплекса, как не нарушает и его деталей. Потому что и Прамбанан, и Борободур в основе своей имеют мандалу – сложный и многоуровневый геометрический символ, модель космоса или же Вселенной, модель совершенства. В свою очередь постройки (храмы) служат элементами четко просчитанного узора, нанесенного на «тело» этой мандалы. Отсутствие умения видеть эту основу и приводит к таким умозаключениям. Но на самом деле, в кажущемся беспорядке присутствует строгий и незыблемый порядок, строгая упорядоченность – то бишь, гармония. Вот эту гармонию и видит маг.

И, конечно же, он видит детали, составные части этой гармонии… В частности, структуру Прамбанана, состоящего из трех частей или участков.

Так называемый внешний участок – это открытое пустое пространство, некогда огороженное стеной. Безусловно, помимо имитации внешнего края мандалы оно имело и определенное практическое назначение: для отдыха паломников, например. Далее идет средний участок храмового комплекса, где в четыре ряда располагались совершенно одинаковые строения-святилища: 224 мини-горы – священной горы Меру как центра мироздания в древнеиндийской мифологии, в космологии буддизма и индуизма. Прообразом этой мифической горы или реального Кайласа (священной горы в Тибете) являются многие индуистские и буддистские храмы. В данном случае таким воплощением Меру являются и главные храмы Прамбанана. Тот же Ангкор-Ват, например, о котором я не только упоминал сегодня, но и подробно рассказывал в статье, посвященной моему путешествию по Камбодже. Вот они-то – эти 224 святилища (чанди первара) и лежат сейчас в основной своей массе в руинах, помогая богатому воображению человека «рисовать» хаос там, где его нет. Судите сами. Расположены «мини-Меру» концентрическими квадратными рядами. И если считать от крайнего внутреннего ряда к крайнему наружному, то их количество будет следующим: 1-й ряд – 44, 2-й – 52, 3-й – 60 и 4-й, соответственно, – 68 святилищ.

Для какой цели сооружали столько «клонов»? По одной из версий данная планировка отражала структуру кастовой системы Королевства Матарам. Хотя, возможно, это были просто своеобразные «комнаты» для медитаций. Не исключаю, что использовались эти святилища и для подношений божествам, поскольку здесь, в Индонезии, в частности на островах Бали и Ява, я столкнулся с очень трепетным отношением людей к своей обязанности благодарить, задабривать Богов. Идете к вулкану – ни в коем случае не идите с пустыми руками! Планируете посетить храм – во избежание гнева Богов обязательно возьмите причитающийся им подарок: букеты из цветов, композиции из фруктов… Искать не придется, так как об этом уже давно позаботилось местное предприимчивое население, продающее такие дары у входа на территорию священного места. Но чтобы у вас, друзья мои, не возникло представления о том, что данная традиция строится исключительно на коммерческом интересе, повторю, что население Индонезии и в частности Бали отличается особой набожностью. В этом я смог лично убедиться, путешествуя по острову. Мне удалось побывать в гостях по приглашению у нескольких местных жителей. Так вот первое, на что тут же обращаешь внимание – это наличие алтаря с подношениями своим божествам. Алтарь является обязательным «предметом интерьера» у балийцев.

Идем далее. Внутреннему участку, имеющему наиболее завершенный вид, стоит уделить больше внимания, ибо это сердце Прамбанана, которое представляет собой квадратную, возвышающуюся над остальными участками, платформу (площадку), окруженную стеной с входами с четырех сторон. Аналог внешнего участка комплекса, то бишь, внешнего края «мандалы», где входы так же располагаются строго по центрам каждой из сторон. В «сердце» Прамбанана всего 16 культовых построек, из которых 8 – это так называемые основные храмы, и 8 – святилища. Какие это храмы?

Прежде всего, это три главных храма, посвященные самым важным индусским божествам: Создателю Брахме, Хранителю Вишну и Разрушителю Шиве – храмы Тримурти. Следующими по важности выступают так называемые храмы Вахана, символизирующие «средства передвижения» божеств, а точнее, мифических животных, на которых восседали великие Божества, и располагающиеся перед храмами самих Божеств. А именно, храм Нанди – мифического быка, принадлежащего Шиве, храм Гаруды – птицы Вишну, и храм Хамса – гуся (лебедя) Брахмы. Далее следуют два храма Апит, стоящие по краям между храмами Тримурти и Вахана. А так же 8 совсем уж скромных строений – 4 святилища Келир, стоящих напротив входов на центральную платформу Прамбанана, и 4 святилища Паток по ее углам. Итого, как вы помните, 240 строений. Есть ли во всем этом беспорядок или же энтропия? Ответ, думаю, очевиден.

Наибольшей популярностью и посещаемостью среди посетителей Прамбанана пользуется один из самых больших храмов, называют который Лара Джонгранг или Стройная Дева. Это храм Шивы – создателя Вишну и Брахмы, созидательной и разрушительной силе в «одном лице». Культ Шивы проник в Индонезию в первые века нашей эры, а впоследствии, как я и говорил, слившись с буддизмом и традиционными («языческими») яванскими верованиями, превратился в единую синкретическую религию. Но это было после. Первоначально же, повторю, шиваизм в Центральную Яву пришел самостоятельной религией. И как результат, здесь утвердилось влияние династии раджей-шиваитов Санджаи, которые почитались, как земное воплощение Шивы. Так помимо буддистских храмов на Яве появились культовые сооружения, посвященные культу этого божества.

Но ведь храм называется Лара Джонгранг или Стройная Дева. Какая же здесь связь с Шивой? Вот в таких деталях и проявляется многогранность того или иного верования, а в данном случае многоликость индуизма. Помимо 3-х метровой статуи бога Шивы в Лара Джонгранг с северной стороны комплекса установлена так же и статуя его супруги в одном из своих проявлений – многорукой богини Дурги. В данном случае это воинствующая ипостась богини, агрессия которой направлена на восстановление равновесия и гармонии во Вселенной. Вот она-то и есть Стройная Дева. Этот вариант легенды, коих имеется великое множество, который объясняет появление в храме этой статуи, считается каноническим. А легендами и мистикой здесь овеян каждый камень. А тем более такое величественное строение, как Лара Джонгранг, любой рассказ о котором обязательно будет сопровождаться изложением одной из таких легенд. И наиболее популярная – трогательная и полная трагизма история о безответной любви и мести, согласно которой Лара Джонгранг – это красавица принцесса, превращенная в камень…

Бесспорно, храм Лара Джонгранг выделяется на фоне остального ансамбля и высотой (47 метров), и роскошью декораций. Что естественным образом приводит к такому отношению посетившего Прамбанан человека: вот этот храм мне нравится больше, потому что он красивее, больше, важнее и т.д. И это норма. Но только лишь для того, кто приехал «поглазеть» на очередную «древность», не видя и даже не пытаясь увидеть ее целостность. Ведь если наложить подобное сравнение на человеческое тело, как макет, то получим следующее: «Вот эта рука мне нравится больше, чем эта нога… и ухо имеет более изящные формы, нежели палец, поэтому оно красивее…» Бред? Это же единый организм, в котором нет ничего лишнего, то есть, «некрасивого», «ненужного», «несущественного»… – здесь все выполняет свою функцию! Разумеется, подобное высказывание мудрым не назовешь. Но является ли мудростью вычленение детали из целого и придание ей некоего особого статуса и значимости? Конечно же, нет.

И поэтому, возвращаясь к вопросу «Что видит маг?», получаем следующий ответ: «Маг видит в деталях целое». А так же видит он не просто величественные строения, сложенные из серого камня, которые на одного оказывают угнетающее впечатление, в душе другого, наоборот, вызывают благоговейный трепет. – Маг видит в одном единственном строении всю философскую систему как основу той или иной религии.

Применительно к архитектуре Прамбанана это выглядит следующим образом. Этот комплекс отражает характерные для индуизма традиции, основанные на Васту-шастра – системе архитектурного планирования и дизайна, которая традиционно используется в индуистской храмовой архитектуре. То есть здесь соединены как принцип мандалы в основе, так и высокие, стремящиеся в небо, башни храмов, характерные для культовых строений индуизма.

Что же касается этого видения применительно к философии, то и Прамбанан, и Борободур имеют четко выраженную иерархию храмовых зон – снизу вверх или от «грешных» сфер бытия человека до сфер самых святых, достичь которые может и человек. Понятное дело, что как бы ни взаимодействовали между собой индуизм и буддизм, отличия в этих верованиях были, есть и будут. Но вот принципы, используемые, например, для построения культовых сооружений в соответствии с законами индуистской и буддистской космологии – одни и те же. Горизонтальная планировка участка под храм и структура самого строения снизу доверху – то бишь, и по горизонтали, и по вертикали, – составляется с учетом трех зон или трех миров Вселенной.

Мир первый – Бхурлока в индуизме и Камадхату в буддизме. Это самая низкая область, обитель простых людей с их низменными плотскими желаниями, обитель животных и демонов. Символизирует этот мир внешний участок и основание каждого храма.

Мир второй – Бхуварлока в индуизме и Рупадхату в буддизме. Это среднее царство святых людей, в котором обитают мудрецы, аскеты и божества низшего порядка. Этот мир доступен человеку, ибо это мир просветления и Истины, видеть и понимать которую обычному человеческому существу под силу, но при условии, что эта сила (усилия) будет приложена. Символизирует второй мир середина храма.

Мир третий – в индуизме Сварлока, а в буддизме Арупадхату, представляет собой самое высокое и святое царство, предназначенное для богов. В архитектуре храма это внутренний участок и вершина каждого храма. Вершины индуистских храмов и в частности храмов Прамбанана увенчаны остроконечными пирамидами, называемыми «ратна». Это аналог буддистской ступы. Борободур, например, имеет 72 таких ступы на верхнем ярусе и одну самую большую и высокую – в центре, которая служит наивысшей точкой храма.

Пройдемся теперь по Борободуру… При беглом взгляде этот величественный буддистский комплекс изначально воспринимается как единый массив. И я бы даже сказал, как священная гора. Ведь в буддизме также в основу храмового строительства заложена модель священной горы Меру как легендарного центра мироздания в древнеиндийской мифологии. Борободур – это многоступенчатая пирамида, в целом напоминающая буддистскую ступу. Особая роль здесь отводится квадратному многоярусному основанию, ибо являет оно собою все ту же мандалу – модель этого самого мироздания. Полноценно рассмотреть такие объекты можно только лишь с высоты, дабы увидеть «орнамент» храма. Но, повторяю, возможности увидеть Прамбанан и Борободур сверху во время исследования этих священным мест у меня, к сожалению, не было. Соответственно, нет и собственноручно сделанных фотографий такого ракурса. Поэтому, друзья мои, вам остается положиться на силу своего воображения, ну, и на снимки, взятые мною из Интернета.

В Борободуре так же четко просматривается деление храма на уровни, то есть на три мира. Нижняя часть этой огромной мандалы, а по сути, фундамент храма – это мир нижний или Камадхату. У Борободура он полностью находится под землей. Потому что это мир человеческого греха и порока? С точки зрения символизма – да. Но здесь все намного прозаичней. Этот уровень засыпали землей во избежание разрушения храма по причине угрозы оползня. Только и всего. Второй уровень или средний мир Рупадхату, представляющий собой пять стоящих друг на друге и последовательно уменьшающихся квадратных каменных террас, символизирует материальную сферу, в которой люди постепенно освобождаются от мирских дел и желаний. И соответственно, мир Арупадхату – мир нематериальный, мир Богов, мир, в котором душа обретает бессмертие. Представлен этот божественный мир, как вы помните, ступами со статуями Будды внутри, одна из которых не прикрыта сверху куполом. А также самой большой ступой в центре храма-мандалы.

Там, где присутствует тайна – там всегда будут легенды, отражающие попытки эту тайну раскрыть. А Борободур и Прамбанан – это тайны с момента их рождения и до наших дней. И вот одна из таких легенд повествует о том, что Борободур был построен посреди большого озера, потому и сравнивают его с божественным лотосом. Такое предположение было выдвинуто и некоторыми исследователями этого храма, проведено изучение грунта и… легенда нашла свое подтверждение – Борободур действительно «родился» на озере, символизируя Будду на лотосе.

У каждой тайны есть свой голос, который, безусловно, можно услышать. У каждого Места Силы так же есть голос. Что нужно для того, чтобы слышать его? Тишина. Всего лишь тишина, друзья мои, и наличие умения слушать и слышать. Чтобы услышать голос Борободура мне пришлось приехать до восхода солнца. На вершине храма принято встречать рассветы и закаты, следовательно, войти на его территорию можно до наплыва основной массы туристов. И «совершенно случайно» именно в это время там было очень мало людей. Мне дан был целый час, чтобы я смог посвятить себя «голосу тишины» Борободура… И я слушал… До тех пор… пока вдруг не осознал, что вокруг меня уже кипит привычная для Борободура жизнь, полная шума и суеты…

Помните, я говорил, что храмы Индонезии стали для меня развернутой книгой? А ведь это действительно книги! Древнейшие книги, страницы которых хранят важную информацию и которые действительно можно читать. Только дано это не каждому. И, тем не менее, у каждого есть такой шанс…

Обратите внимание: стены и Борободура, и Прамбанана украшены барельефами, представляющими собой сюжеты из священных текстов индуизма и буддизма. Прамбанан «повествует» о событиях из Рамаяны (путешествиях Рамы) – самого первого источника древнего индийского эпоса. Специалисты, занимающиеся исследованиями этих «каменных страниц» храма, называют их «прамбананским мотивом» и утверждают, что изображения барельефов отличает особая динамичность и драматичность. И вы знаете, они правы. Эти картины действительно воспринимаются как кинолента при внешней статичности: фигуры людей и животных, застывшие в определенных позах… А застывшие ли?

Барельефы Борободура посвящены жизнеописаниям Будды (название храма переводится как «много Будд» или «тысяча Будд»), а так же жизни яванцев того времени (примерно VІII-IX век): различные бытовые сцены, полевые работы, ловля рыбы, сцены военных действий, танцы и прочее. Многие детали представляют исторический интерес, так как являются своего рода документами, свидетельствующими о событиях той эпохи. Например, о характере отношений Индонезии с Индией и Китаем (сюжеты о мореплавании, торговле и т.д.). Насчитывается таких картин порядка 2672, где 1460 повествуют о разного рода событиях, остальные 1212 – это просто декоративные панели. Расположены они на стенах основания храма – уровень Камадхату, и 5 квадратных платформах уровня Рупадхату.

Напомню, что уровень Камадхату (нижний мир) скрыт под землей. И только с юго-восточной стороны храма обнажена его часть для ознакомления с сюжетами барельефов, которых насчитывается здесь 160. О существовании изображений на самом нижнем основании храма не знали до 1885 года, пока случайно, как, собственно, все открытия и делаются, их не обнаружил один из исследователей Борободура – ученый-исследователь Айзерман. О чем свидетельствуют эти каменные хроники? О том, чем, в сущности, является человеческое общество, чем оно живет, чем заражено и каковы последствия его болезни: клевета, ложь, подлость, убийства, ограбления, пытки… Здесь много сцен сексуального характера, иллюстрирующие низменные, животные инстинкты человека, не имеющие ничего общего с половым актом как таинством продолжения рода. То есть свидетельствуют эти сюжеты о том, чем наполнен мир страстей, мир чувств и неосознаваемых желаний человека. И не только свидетельствуют, но и обучают. Каким образом? Часть барельефов рассказывает о разнообразии вариантов конечного результата, к которому может привести одно и то же действие, поступок. Другая же часть, наоборот, дает понимание того, что к одному и тому же результату человека могут привести совершенно разные действия.

Пять квадратных платформ уровня Рупадхату – это уже истории из жизни Будды. Вернее, разных его воплощениях: Будда представлен и обычным человеком, и царем, и даже в образе разных животных – черепахи, оленя, обезьяны, льва, лебедя. Но это не просто образы, не просто сюжеты – эти картины отражают основные принципы буддизма.  В сравнении с барельефами Прамбанана, мир Рупадхату Борободура «читается» совершенно по-другому – жизнь в этих картинах кажется более размеренной, упорядоченной. Здесь сразу открывается четкая структура заложенной в каждом символе информации, ощущается ее глубина: история жизни и учения Будды шаг за шагом раскрывается по мере движения от подножия храма к главной ступе на верхнем ярусе строения. Боробудур связан с идеей ступенчатого восхождения наверх, то бишь, с буддийским учением о священном пути.

Но не только жизнь Будды предстает взору паломника, сколько его собственная. Да, не удивляйтесь. Сюжеты барельефов отражают жизнь как человеческого общества в целом, так и конкретного человека в частности. И поверьте, каждый может увидеть там себя. Если захочет, конечно. Так можно ли назвать эти каменные картины просто украшением? Для многих так оно и есть. «…Храм украшен удивительной красоты барельефами и фресками…» – примерно так (без учета небольших вариаций) представлена эта особенность храмов в различного рода рекламных буклетах, путеводителях, отзывах туристов-путешественников, посетивших Яву, и прочих материалах на данную тему. Разумеется, я не спорю, что красота эта удивительна и восхитительна. Не оспариваю и того, что такого впечатления будет вполне достаточно, дабы сказать себе: «Мечта сбылась – я увидел эту красоту! Все, можно ехать дальше». Но я смотрю на эти вещи по-другому. А потому говорю: «красота» эта информативна – и в этом ее основная ценность. Ведь изображения на стенах храмов – это своего рода страницы, где каждый символ служит ключом к знанию. Человек мыслит образами. Следовательно, быстрей подключается к информации посредством «картинки». Но даже в этом случае «между строк» читают не все.

И особенно богат на такие «страницы» Борободур. Поэтому одного посещения будет мало для «вдумчивого и добросовестного прочтения», а не беглого «пролистывания страниц». Хотя все зависит от цели, от поставленной перед собой задачи, от волнующего человека вопроса и, разумеется, от личной способности этого человека подключаться к нужным каналам и считывать нужную ему информацию. И мне вполне хватило нескольких часов «общения» с этой святыней, чтобы получить ответ на вопросы, ради которых, собственно, я и приехал сюда. Связаны вопросы с прошлым этого древнего места – с тем периодом рассвета, когда зарождался этот храм, когда закладывалось ядро его силы. Имеют отношение мои вопросы и с теми, кто проектировал и строил храм, и теми, кто впоследствии служил этому месту. Вопросы мои касались сакральной стороны знания этих людей, которые составляют костяк того, что называют религией. Ведь заметьте, информация о самом храме как постройке (и не только о Борободуре – это общая тенденция) – архитектурные особенности, расположение, исторические справки о ключевых моментах «жизни» строения и тому подобное, – пусть и не всегда полная и достоверная, но имеется. И подчас в изобилии, так как те же туристы, к примеру, всегда охотно делятся своими собственными впечатлениями о путешествиях. Но практически всегда остается «за кадром» информация другая – о людях, вся жизнь которых укладывалась в территориальные границы конкретного храма, которая была посвящена только ему и им же и закончилась (после смерти бренное тело, как правило, обретало покой там же – на территории храма). То есть, информация о жизни тех, кто на протяжении веков служил этому месту, формируя его эгрегор, совершенно ускользает от внимания исследователей этих мест.

Я говорю о монахах. Ведь внутренняя сила каждого из них в сумме своей составляет силу определенного места, того же храма. Я называю эту силу Древнее Знание. Или Знание Истинное, в большинстве своем утраченное людьми. Но не исчезнувшее…

Поэтому храмы эти действительно являются книгами. Древними книгами, повествующими о жизни людей определенной эпохи, о жизни святых, о божествах… но так же и о жизни самого храма. В эти хроники каждого храма вписана информация о судьбах людей, давших ему жизнь и поддерживающих ее на протяжении столетий, информация о судьбе самого храма.

«По неизвестным причинам Прамбанан и Борободур были заброшены, люди ушли из этих мест…» – таковы выводы исследовавших эти места ученых. Неизвестны эти причины только потому, что не осталось никаких материальных, то бишь письменных свидетельств о происходящем на территории существовавшего в те времена Королевства Матарам и в частности территории Прамбанана и Борободура. Но это не означает, что не осталось таких свидетельств вообще нигде. «Рукописи» тонкого мира хранят информацию абсолютно обо всем, что происходило и происходит с человечеством. Но для того, чтобы ознакомиться с их содержимым, нужно видеть и чувствовать этот мир – уметь настраиваться на его частоты, чтобы обрести возможность извлечь хранящуюся там информацию. Проявляется она как голос, как видения, как ощущения… – все зависит от наиболее приемлемого для человека способа восприятия.

PS

«Ищи знание в храмах – в древних храмах и монастырях… Ищи его у монахов…» – такой ответ мне был дан, когда я только начинал свой поиск. Куда я мог отправиться? Конечно же, к живым и реальным монахам, которые живут в монастырях. Я искал храмы, искал людей, владеющих знаниями и способных помочь мне в решении важных для меня вопросов… Искал и находил… Спрашивал и получал ответ. Но сталкивался с тем, что далеко не каждый монах владеет знанием: слепая вера – вот основа его служения. А порой нет даже веры… Понял, что не каждый, кто знает, считает нужным это знание отдать – встречал я и таких людей, и уходил ни с чем. Но понял я так же и то, что не только живые люди могут служить источником интересующей меня информации. Все что мне нужно, может находиться в тех местах, где некогда были действующие храмы, где проводились службы – в местах «намоленных», «намедитированных» или, говоря иначе, святых. Понимание этого дало мне ключи от новых дверей, но уже не в настоящее, а в прошлое. И храмы Индонезии, в данном случае, вернувшиеся из забвения Прамбанан и Борободур – стали одной из таких дверей, открывшей моему взору прошлое…

Маг Ингвар

Ссылки на сопутствующие статьи:

«Бали — остров Богов. Истоки первородной Силы. Часть 1»

«Бали – остров Богов. Истоки первородной Силы. Часть 2»

«Священный для меня Тибет. Часть 1»

«Истинная магия Тибета. Часть 2»

«Истинная магия Тибета. Кора вокруг Кайласа. Часть 3»

«Камбоджа: меня услышали…»