Бали — остров Богов. Истоки первородной Силы. Часть 1 (2013).

Каждое из совершенных мною путешествий незабываемо по-своему. И острова Индонезии, а именно острова Бали, Ява и Ломбок, так же относится к разряду таких же незабываемых и таких же по-своему особых мест, поскольку каждое из этих божественно красивых уголков земли обладает ярко выраженной индивидуальностью, несмотря на близкое «соседство» друг с другом. Кстати, не иначе, как «божественной» красоту этих мест и не назовешь – иного определения просто не существует. И должен признаться, что я вовсе не оригинален в выборе способа передачи чувств, испытанных мною в моменты соприкосновения с именно с этими «авторскими работами» Творца, ибо создавал он свои шедевры явно под влиянием особого вдохновения. А для таких вещей практически невозможно подобрать в человеческой речи, в имеющемся арсенале оперируемых человеком понятий достойные определения, которые бы максимально полно передавали воспринимаемое и переживаемое человеком. Любое из существующих понятий всегда будет казаться «не подходящим», «не полным», «корявым», «скудным»… Именно поэтому в большинстве случаев слово «божественный» скажет гораздо больше, чем другие слова, так как дает слушателю возможность работать с собственным воображением, указав, на какую волну ему стоит настроиться.

Посетил я эти райские места еще в начале прошлого 2013-го года. И, безусловно, горел желанием рассказать о них сразу же по возвращении. Садился, делал наброски, пытаясь все же подобрать подходящие своим эмоциям слова… и откладывал работу, переключаясь на другие задачи. И таких неудачных подходов было несколько. Поначалу я был уверен, что причина в нехватке времени. Это и каждодневная работа – с учениками, клиентами, коллегами, членами нашей организации… Это и работы по обустройству «Города Магов» в Хмельницких лесах, продвигающиеся не так быстро, как мне бы хотелось по ряду причин… Конечно же, это и подготовка к благотворительной акции помощи ВИЧ-инфицированным людям Украины, ибо запланирована она была как всеукраинская, а потому и готовиться начал я более чем за год до намеченного срока: официальные обращение в различные госслужбы для урегулирования многих организационных и законодательных вопросов, переходящие в длительную многотомную «дружескую» переписку с десятками «ответственных лиц»; сбор и обработка сырья для фитосбора «Молодильное яблочко» с обязательным личным контролем всех этапов его изготовления; работа над книгой, миссия которой – донести мои слова до каждого, кто не утратил веру в себя и свое спасение (спасение не только от ВИЧ, но в первую очередь от бессмысленного и бесцельного существования)… И на все это не просто выделяю я время – в этом вся моя жизнь. И это при том, что вышеуказанный перечень направления приложения моих сил далеко не полный. Исходя из анализа возложенных на свои плечи обязательств, я и сделал, повторяю, следующий вывод: мне не хватает времени, чтобы сесть и качественно, без спешки рассказать о результатах своей экспедиции на Божественные острова Индонезии.

Но шло время (которого, действительно, хотелось бы больше), и в какой-то момент я отметил, что часто вспоминаю это свое путешествие. Но главное, на что я обратил внимание – изменилось содержание моих воспоминаний, их качество… Я стал выделять в них совершенно иные детали, которые на момент моего возвращения либо не попадали в зону моего внимания, либо же смотрел я на них, скажем так, «под другим углом». Чем вызваны эти изменения? Результатами экспедиций, друзья мои. Ведь я продолжал свои путешествия. А каждое из них – это, прежде всего, новая информация, и, конечно, новые впечатления, новые эмоции. Но именно получаемая мною информация, которую я с полным основанием называю новыми знаниями, стала причиной «внесения корректировки» отдельных моментов моих воспоминаний о путешествии островами Индонезии – в частности Бали, Ява и Ломбок. И я понял, что «не шла» работа над статьей только потому, что имелись «белые пятна» в изучаемых мною вопросах, и прежде всего, в вопросах индуизма. И не столько как третей по количеству почитателей мировой религии наравне с христианством и исламом, а как знания, переданного людям Древними – то есть индуизма истинного, сакрального. Вот по причине «недокомплектации» этих знаний и была обречена на откладывание в «долгий ящик» обработка заметок, сделанных мною в процессе исследований, а предыдущие мои попытки написать об индонезийском «филиале рая» были неизменно обречены на пересмотр своих планов и перенос этой работы.

Но сегодня я вновь взялся за свои записи и наброски, углубившись в их изучение. И моя память вернула меня в те незабываемые, очень насыщенные впечатлениями и переживаниями и очень напряженные дни, что провел я, путешествуя дорогами изумительных по своей красоте островов, где практически каждый мой шаг был шагом к удивительному для меня открытию. К тому же не обязательно имеющему отношение к цели путешествия.

Ведь посудите сами, друзья мои. Чем, если не открытием, можно назвать Сад Орхидей, завораживающий огромнейшим многообразием видов этих цветов, а соответственно, их форм, сочетаний цветов и оттенков, которые по праву зовут «венцом божественного творения»? А растительный и животный мир этих мест! Одни только бабочки в Таман Купу Купу чего стоят! Парки птиц и рептилий (на острове Бали) так же демонстрируют богатство индонезийской фауны. Преимущество таких мест в том, что увидеть, насколько она многообразна, можно и на достаточно небольшой площади, где собран «весь цвет» ее пернатых, чешуйчатых, членистоногих представителей. Но для того, чтобы порадоваться встрече с милыми и не очень «соседями» человека в здешних местах вовсе не обязательно идти в такой парк. Такие «соседи» окружат вас своим вниманием сразу же по прибытии, и позаботятся о том, чтобы вы получили максимальное количество «экстремального удовольствия» от созерцания их персон в непосредственной от себя близости. А чтоб остаться в одиночестве в комнате, где вы решите остановиться, так об этом и мечтать не придется, потому что рядом с вами обязательно будет кто-то симпатичный, очень активный, но не всегда с хорошим характером и добрыми (по мнению человека, разумеется) намерениями – это и пауки, и муравьи, и змеи, и вараны… И, тем не менее, разве это не является открытием? Хотя, конечно, для кого как. А удивительные и экзотические для меня и просто неповторимые по вкусу и аромату фрукты? Мангостин, например, папайя, манго или драконов фрукт (питайя)… И такими открытиями острова эти невероятно богаты, давая возможность каждому чужеземцу сделать свое собственное.

Но, поверьте мне, друзья, подобные вещи стоит увидеть своими глазами, прикоснувшись к этому яркому, пестрому, порхающему, многоголосому, благоухающему, сладко-терпкому миру. И даже если цель вашей поездки, ой, как далека от праздности и отдыха, да к тому же вы не ботаник, не энтомолог, не герпетолог и так далее, все равно пренебрегать возможностью получить удовольствие никогда не стоит. Почему?

К примеру, когда я впервые увидал орхидеи острова Бали, да к тому же так близко, что ощущал «дыхание» каждого цветка, и этого великолепия вокруг было просто не счесть – мне захотелось заняться выращиванием орхидей у себя дома, в Киеве. Захотелось окружить себя этой красотой! Естественно, я понимал, что ничего из этого не выйдет, ибо это всего лишь эмоция восхищения, которой я позволил себя захлестнуть. Тем не менее, порыв этот имел место. Но он был нужен. Ведь даже если я и не стану обустраивать у себя в квартире оранжерею, даже если не посвящу все свое свободное время (а применительно к моей жизни словосочетание сие является просто мифическим!) изучению соответствующей литературы, подготовке почвосмесей, поиску посадочного материала и удобрений, и даже если цикл «высадка-пикировка-подкормка-полив…» не станет частью моей жизни – это вовсе не означает, что такая встреча с прекрасным была пустой тратой времени, так как не имела практического применения. Потому что зачастую на голом прагматизме человеку сложно добиться серьезных, быстрых и качественных результатов в запланированном им деле. Эмоции – вот что действительно способно дать колоссальную подпитку. Ибо эмоции = вдохновение = жизненная энергия. Но равенство это справедливо только при условии, что эти эмоции контролируемы самим человеком и направляемы им в нужное русло. И мне это не просто известно, но и является практикой и собственным опытом. Поскольку исключительно контролируемые эмоции могут принести максимальную пользу для человека, снабжая его колоссальным зарядом энергии.

Поэтому наряду с выполнением запланированных задач я стараюсь (хотя, признаюсь, не всегда получается ввиду «повышенной плотности» собственного плана и его строгой привязке ко времени, к маршрутам и прочим факторам) не упускать возможности получить удовольствие от предлагаемого местным сервисом ассортимента услуг – это и экскурсии, и развлекательные шоу… На Бали, например, я не смог отказать себе в удовольствии порыбачить (о своем пристрастии к рыбалке и охоте говорил я не раз), и лично поймать тунца. И не только. А дайвинг, друзья мои? Разве может человек, посвятивший не один год этому увлекательнейшему занятию, отказаться от дайвинга, да к тому же в водах сразу двух океанов – Индийского на юге острова и Тихого на северном побережье. Конечно же, нет! Вот и я не смог. И поэтому получил просто потрясающий заряд отличного настроения, но теперь уже от встречи с подводным миром, который так же несравненно (божественно!) красив и многообразен…

Но от праздности пора переходить к делу. То бишь от описания красот индонезийских островов и пересказа испытанных эмоций пора переходить к сути самого путешествия «за моря и океаны». Потому что эмоции эмоциями, но работа у меня всегда была и есть на первом месте.

…Рейс «Дубай – Сингапур»… Пересадка на самолет до Бали – «Сингапур – Денпасар»… И далее на остов Ява – «Денпасар – Джакарта»…

Три самолета. Долгий и очень утомительный путь…

Итак, цель моего визита в Индонезию состояла, прежде всего, в изучении особенностей религии этих мест, и конкретно индуизма и буддизма. А особенность здесь в том, что Индонезия – это исламское государство, в котором количество жителей, исповедующих ислам, доходит почти до 90%. Этому способствовали исторически сложившиеся тесные контакты с арабским миром – и в первую очередь это торговые отношения с торговцами-мусульманами из западной Индии. Но в то же время близость таких государств, как Индия и Китай, а так же присутствие на территории архипелага представителей европейских государств – тех же миссионеров или торговцев, например (Индонезия в разное время подвергалась колонизации Нидерландами или же Голландией, Англией, Францией, Португалией и Испанией), способствовало развитию на этой территории и других религий: христианства, представленного протестантством и католицизмом, а так же цели моего исследования – индуизма и буддизма. Особенность формирования которых, повторю, как раз-таки и состоит в том, что происходило это формирование на землях, где господствующей религией стал ислам, забравший в свое время первенство у индуизма. А так же в непосредственном соседстве этих религий друг с другом и другими религиозными традициями, что соответственно, дало в итоге новое «детище», в чем-то унаследовавшее некоторые черты от своих «родителей», но в чем-то, безусловно, оставшееся самим собой.

Первым пунктом на пути моего следования на острова Индонезийского архипелага был остров Бали. А потому с него и начну. Более того, по моим наблюдениям население здесь очень религиозное, посвящающее чуть ли не большую часть своей жизни культовым мероприятиям.

Так сложилось, что на сегодняшний день только на острове Бали индуизм сохранил свое преимущество. И называют здесь его «Религией священной воды» («Агама хинду дхарма»). То есть это самая большая религиозная община в Индонезии – «оплот индуизма», как иногда говорят. И должен сказать, что балийский индуизм является довольно необычной, уникальной в своем роде религией. Что же отличает эту религию от того же верования, но, например, в Индии? Наличие специфических «примесей», характерных только для индуизма Бали. Как впрочем, и любую иную религию, подвергающуюся влиянию определенного набора факторов или же определенного стечения обстоятельств, определяющих «ход ее личной истории». На Бали, например, одной из таких «примесей» является древняя религия-прародительница – анимизм, которую исповедовали островитяне задолго до индуизма, ставшего, напомню, в свою очередь предшественником ислама.

Упрощенное определение анимизма можно сформулировать следующим образом: одушевление всего, что окружает человека – предметов, явлений природы и, конечно, умерших – балийцы свято верят в переселение душ. Именно поэтому одной из самых торжественных и радостных церемоний здесь являются похороны (об этом я расскажу чуть позже). Живые искренне радуются тому, что умерший завершил один из своих земных путей, дабы заново воплотиться в новом теле. Кстати, анимизм в «чистом виде», если так можно выразиться, так же можно встретить как религию некоторых племен, живущих на островах в «трудно проходимых» для цивилизации местах, куда реально сложно добраться из-за особенностей ландшафта (горы, мангровые болота и непроходимые джунгли). Западная часть острова Новая Гвинея – Ириан-Джая, например, богата такими своеобразными племенами, многие из которых едва ли преодолели в своем развитии уровень каменного века. Мне известно, что сюда налажены туристические маршруты для показа туристам «дикарей-папуасов». Но поскольку в мои планы не входило расписывание лица и тела «а-ля папуас», облачение в набедренную повязку с пальмовыми листьями и участие в театрально-ритуальной показухе, следовательно, и мой интерес к этой стороне жизни индонезийского архипелага был весьма поверхностным.

Примесь таких местных «туземных» верований, а так же объединение индуизма (в основном шиванизма) с буддизмом делают индуизм острова Бали действительно уникальной религией. Уникальность же такого переплетения двух мощнейших религий – индуизма и буддизма выражена уже хотя бы в том, что в основу буддизма заложен четко выраженный политеизм (многобожие), а вот индуизм с одной стороны принято называть монотеистической религией (единобожием), но вот с другой – здесь опять же на лицо ярко проявленный политеизм. Потому как ни одно из религиозных учений не может похвастаться таким огромнейшим изобилием богов и богинь, различных полубогов, демонических сущностей и прочих представителей многочисленного пантеона, как это может сделать индуизм. Оставаясь при этом, по сути своей, религией «одного Бога», выступающего одновременно в трех ипостасях – Спасителем и Творцом, Хранителем и Разрушителем (Тримурти – триединое божество). Но это, как говорится, с научной точки зрения. Сами же поклонники этой религии, услыхав утверждение того, что «верят они в единого Бога», уверен, отреагировали бы, как минимум, удивлением. Но, скорее всего, продемонстрировали бы негодование, указав на впечатляющий своими размерами многоуровневый список «штата» своих божеств и всех «ведомств», за которые они в ответе.

Следовательно, в гармоничном единении индуизма и буддизма «точки соприкосновения» как раз таки и находятся в этом многообразии и многоуровневости божеств. А многовековое соседство этих двух религиозных традиций и их переплетение как раз и способствовало тому, что на Бали сформировалось свое собственное направление индуизма с тремя основными Богами – Брамой-созидателем, Вишну-хранителем и Шивой-разрушителем, и огромным количеством специфических религиозных праздников и обрядов. Кстати, присутствует здесь и Будда, о котором говорят, как о воплощении Вишну. Так же практически в каждом храме можно увидеть статую человека, пребывающего в медитации и объятого пламенем. Это Санг Хьянг Видхи – еще одно верховное божество балийцев, объединяющее в себе порядок и хаос. То бишь символизирующее единство противоположностей. Принято считать, что все боги являются его воплощением.

И такой важный момент. Тема дуальности четко прослеживается и в буддизме и в индуизме (да и не только в этих религиях). То есть идея того, что в мире имеет свою противоположность, свою вторую сторону, или, говоря иначе, делится на видимое и невидимое – Добро и Зло, заложена в основу этих верований.  Мир видимый – это мир людей, а невидимый – мир божеств, духовных, разнообразных бестелесных сущностей. Добро и Зло – две противоборствующие, соперничающие силы, проявляющие себя в ликах определенных божеств. Поэтому повсеместно на Бали можно наблюдать следующее: статуи божеств и камни здесь оборачивают специальной тканью в черно-белую клетку, которая называется «поленг» – это своеобразный символ двойственности мира.

Или вот еще такой пример дуальности и распределения «плохих» и «хороших» ролей божествам согласно балийской религиозной традиции, которые, естественно, живут в этих «плохих» и «хороших» местах.

Итак. Горы и океан. Горы – это «хорошее» место, и это место жительства Богов и Предков. Океан, напротив, место «плохое», ассоциирующееся с преисподней. Соответственно, и живут там представители Темных Сил, представители Зла, которых следует неустанно задабривать во избежание их гнева…

Зная то, что изложено выше, а так же владея иной, более узкопрофильной информацией, но исключительно в теоретической плоскости, разумеется, я хотел увидеть реальное проявление этих своих знаний. Тем более что решение некоторых вопросов могло быть выполнено, что называется, исключительно на месте. Именно поэтому, прибыв на Бали, я тут же принялся…

Конечно же, наблюдать. Потому что ничто и никто не сможет дать столько информации, сколько даст личное наблюдение, личное общение, то бишь, личный контакт с изучаемым предметом, явлением или традицией. Посещал я не только храмы (к слову, на острове приблизительно 20 000 храмов, то есть, как говорят, по три храма на деревню – ведь не даром Бали называют «Остров Богов» или остров «Тысячи Храмов»), но и обычные, привычные для каждого человека, вне зависимости от его веры, места: магазинчики, рынки, салоны, предлагающие огромный спектр услуг… Бродил я по улицам городов и маленьких деревень, посещал пляжи, поднимался высоко в горы… Не гнушался и посещения театрализованных представлений, так как из таких шоу всегда можно извлечь массу полезной информации. Даже несмотря на то, что любая из таких церемоний давно превратилась в отрепетированный до автоматизма спектакль, цель которого удивить, восхитить и развлечь чужестранца. И одной из таких театрализаций является известный ритуальный танец Кечак, исполняемый на заходе солнца у храма Улувату.

Безусловно, я планировал посетить самое, на мой взгляд, живописное место на острове – район Улувату, расположенный на скалах 100-метровой высоты с удивительным видом на Индийский океан. И прежде всего, потому что там находится одно из интереснейших культовых сооружений – храм Улувату. Этот храм посвящен Богу морей Деви Дана – сущности, как вы понимаете, темной, дьявольской. Поэтому интерес мой к этому месту сформировался исключительно как к специфическому Месту Силы, хотя большинство туристов это место привлекает исключительно своей потрясающей красотой: храм находится на скале, у самого обрыва и славится возможностью насладиться красотами окружающего пейзажа. И особенно красиво это место на закате. А потому преобладающее большинство едет сюда именно за эстетическим наслаждением. И мало кто задумывается, например, над такими деталями…

Это древнее место до недавнего времени могли посещать только представители правящей «верхушки» – индонезийские монархи и приближенные к ним люди. То есть Силой этого места пользовались только избранные. Сегодня к ней открыт доступ каждому, что, правда, совершенно не означает, что предоставленным доступом этот «каждый» непременно воспользуется и извлечет для себя пользу. Здесь все осталось, как и прежде: Сила Места доступна лишь единицам.

А мистический закат, любоваться которым едут сюда тысячи романтиков со всего мира… Зрелище действительно завораживающее. Но ведь не только во внешней красоте здесь суть. Дорога к храму идет таким образом, что с нее открывается вид, как на храм, так и на океан и закатное небо, что дает возможность увидеть не только красоту неба в момент захода солнца, но и обратить внимание на то, как меняется вид самого храма в этом освещении. И в этом ключ. Ибо закат – это не просто исчезновение светила за линией горизонта, сопровождающееся восхитительными эффектами. Это «процесс умирания солнца». И это «дверь» (или «щель») между мирами… Не вдаваясь в подробности, скажу так – это время Силы. Знающий да поймет. Та же театрализация танца Кечак в Улувату тоже ведь начинается в предзакатный час. Кратко коснусь этого действа.

Танец  Кечак считается ритуальным. И это действительно так. Но только не сегодня. Когда-то – да, это действительно был серьезный ритуал, выполняя который человек входил в особое состояние сознания, часто называемое «транс». На важности достижения такого состояния и прочих подробностях останавливаться не стану, так как не об этом сейчас речь. Скажу лишь, что танец этот имеет самое непосредственное отношение к ритуалам экзорцизма.

Что же сейчас представляет собой этот ритуал? Группа мужчин (порядка сотни человек), собираясь в круг, сначала садятся, вскинув вверх руки, трясут ладонями, а после встают, пританцовывая, и ритмично, периодически ускоряя темп, кричат «Чак – чак – кечак – чак». Через какое-то время появляются сценические персонажи в красивых ярких костюмах, и… начинается спектакль – костюмированный танец, сопровождаемый многоголосым монотонным «чак-чак». Суть этого спектакля, который называют «Обезьянья песнь Рамаяны» в следующем. Это форма балийской музыкальной драмы (в 1930 году кечак был «привязан» немцем Вальтером Шпилем к сюжету написанного им упомянутого музыкального произведения), которая повествует о большой Любви и борьбе Добра и Зла: демон Рамана похищает возлюбленную Рамы, освобождать которую помогают Ванары – обезьяноподобные существа. И кечак здесь является «танцем обезьян».

Так что же сегодня представляет собой ритуальный танец Кечак? Всего лишь эффектный элемент спектакля. И как бы там не утверждали, что участники этого действа и зрители входят в состояние, подобное трансу, что все происходящее несет в себе заряд Силы и так далее… – мой вывод краток и категоричен. Все, что ранее имело Силу и было тайным, но в силу определенных обстоятельств стало открытым, публичным, общедоступным – стало пустым. И ни о какой Силе здесь говорить уже не имеет смысла. Ее там нет! Все остальные утверждения – чистейший бред. Поэтому лично для меня смысл имело посещение самого Места Силы – Улувату, храма у обрыва. И возможность уединиться для выполнения того, за чем я, собственно, и приехал. Но, скажу откровенно, в местах, ставших общедоступными, найти не просто безлюдное, но и нужное место – не такая уж простая задача. А на первый взгляд это может показаться вообще невыполнимым.

Но не тогда, когда ведет Сила…

Продолжение следует

Раздел сайта «В поисках утраченного знания«