Долина Храмов. Продолжение(2014).

Как я уже сказал, Олимпейон являлся самым большим и впечатляющим. Сегодня, к сожалению, судить об этом можно только по конструкциям руин этого воистину великолепного строения и внушительных размеров фундаменту – 113 м в длину и более 56 м в ширину. Но помимо небольших фрагментов стен, колонн, перекрытий о мастерстве и таланте проектировщиков и строителей храма Юпитера судить можно еще по одной важнейшей детали, а точнее, по двум. Это так называемые «носители» – Теламоны, высотой около 8-ми метров. То бишь, статуи, выполнявшие роль опоры для перекрытий, как символической (декоративный), так и вполне реальной (функциональный) – в случае, если статуя заменяла собой колонну или пилястру. Например, Кариатиды – грациозные женские статуи, введенные древнегреческими зодчими, очень часто можно видеть в архитектуре сохранившихся строений античности. Хотя в данном случае речь идет о Теламонах или как их еще часто называют Атлантах – мужских фигурах. Смысл этих слов и присутствия статуй в дизайне храма следует искать в греческой мифологии: Атлант был титаном, поддерживающим небесный свод, которого превратили в камень (скалу). В Олимпейоне сохранился (хотя и в виде отдельных фрагментов, из которых выложена целая человеческая фигура) один такой Атлант. Та фигура каменного исполина, что выложена в горизонтальной плоскости прямо на территории храма, является всего лишь качественной копией. Сам оригинал можно увидеть в Региональном Археологическом музее, но уже прикрепленным к стене вертикально. Данный замысел, на мой взгляд, значим не столько с позиции обеспечения сохранности раритета, сколько с позиции человеческого восприятия. Ибо это позволяет посмотреть на эти скульптуры с разных позиций, поскольку разные положения фигур Атлантов, соответственно, и воспринимаются по-разному: к одной можно прикоснуться, рассмотреть с близкого расстояния, глядя же на вторую, – оценить величие замысла древних зодчих. Где же находились первоначально Атланты? Храм имел, как и полагается в соответствии со стилем, массивные колонны, которые уходили в высоту от 15 до 20 метров (информацию каждый исследователь подает по-своему, исходя из собственных расчетов). Верхняя часть внешней стены отступала немного назад, образуя ниши. В этих нишах и стояли восьмиметровые статуи Атлантов. Стороны храма содержали гигантских размеров рельефные рисунки, изображающие сюжеты из Троянской войны и битву титанов с олимпийцами.

Здесь сделаю небольшое отступление. Разобраться в тонкостях древнегреческой мифологии вам, друзья мои, поможет материал, изложенный в статье «Страна Богов – Греция. Часть 1«. Мне же это позволит не останавливаться на пояснении сути того, что имеет отношение к этим вопросам, а двигаться далее.

Итак, по мнению исследователей исторического наследия Агридженто Храм Зевса Олимпийского принадлежит к категории «самое большое и величественное строение» Долины Храмов. И он действительно именно таковым и является. Заметьте, я не говорю, был. Я  говорю – является. Потому что, даже не смотря на то, что видим мы сейчас лишь руины, информацию о величии этого святилища хранят многие источники. Ее храни и само место, на котором когда-то возвышался храм во всей своей красе. А значит, она жива. Теперь предлагаю подойти к анализу сокровищ Долины Храмов, выбрав самое древнее из имеющихся там строений. И, бесспорно, таким строением будет храм Геркулеса (Геракла), исходя из названия которого, становится ясно: построен он в честь героя греческих мифов, человека и бога в одном лице, своей мощью и силой снискавшего любовь и уважение людей.

Стоит заметить, что определить найденные руины храма как святилища Геркулеса помогли дошедшие до нас работы Марка Тулия Цицерона. В частности, в одной из них он писал: «Недалеко от форума находится храм Геркулеса«. Форум или нижняя агора – это городская площадь. Так вот когда месторасположение этого форума было установлено, соответственно, и руины были идентифицированы как храм Геркулеса. Но не только этой информацией помог потомкам Цицерон. Опираясь на свидетельства как этого древнегреческого писателя (философа, оратора, политика), так и Тита Ливия – римского историка, стоит сказать, что храм Геркулеса первоначально украшала еще и бронзовая статуя этого героя, которой поклонялось местное население. Марк Туллий Цицерон, к примеру, в своих речах «Дело Верреса» уверял также, что Гай Корнелий Веррес во времена своего наместничества на Сицилии (73 – 71 гг. до н.э.) не раз пытался завладеть и статуей, и храмом. И то, что его правление характеризовалось откровенно хищническими грабежами, коррупцией и произволом. Сам же Цицерон был обвинителем Верреса на суде по делу сторонников римского императора Луция Корнелия Суллы (Счастливого) – первого человека, кому удалось захватить Рим силой. Да к тому же сделать это дважды. В итоге Веррес был казнен, не смотря на то, что ему удалось бежать еще до окончания суда и вынесения приговора. Какова судьба бронзовой статуи? Доподлинно неизвестно.

Храм Геркулеса считается самым древним из всех, что находятся на территории Долины Храмов, ибо дата его рождения теряется где-то в VI веке до н.э. (около 510 года до н. э.). Сейчас этот храм лежит в руинах. Свидетельством же прежней красоты служат дожившие до наших дней 8 колонн (4 из них с капителями – фрагментами плоских перекрытий между колоннами), которые в «старые добрые времена» служили украшением древнегреческого святилища. Эти колонны были подняты и установлены на место в период с 1924 по 1931 года. Изначально колонн, составляющих обую группу, было 44 (по иным сведениям 36 – 38). На принадлежность храма Геркулеса к указанному историческому периоду – к VI веку до н.э., как к эпохе, предшествующей появлению других строений в древнем Акрагасе, указывают его стилистические характеристики. А именно. Особенности его конструкции, пропорции, определенное число колонн, их профилирование и т.д. Потому как именно тому «золотому» для греческой архитектуры периоду свойственны такие мощные и сбалансированные архитектурные формы. Храм восстанавливался во времена римских колонистов, но уже к XX веку состояние имел плачевное: разбросанные камни с подпалинами от огня – память о войнах с Карфагеном, частично погребенные под слоем грунта и поросшие растительностью фрагменты разрушенных стен…

Следующая категория – «самый красивый храм». И однозначно это храм Конкордии или храм Согласия, построенный в V веке до н.э. (в 440 – 430 гг. до н. э.). К тому же это один из самых больших и лучше всего сохранившихся монументов античности: «Посмотришь на этот слегка крошащийся ракушечный известняк колонн и стен и приходишь в изумление, как это он сохраняется так долго» – удивление И.В. Гете разделил и я, долго и восхищенно разглядывая обычные камни, которые талантом человека были превращены в прекраснейшее архитектурное творение.

Храм Конкордия, стоящий у края холма Долины Храмов, является образцом гармонии, что составляет основу дорического стиля. Он построен на массивном фундаменте, обеспечивающем ему устойчивость и сглаживающем неровности рельефа местности. Храмовое пространство обрамляют 34 колонны, представляющие единый, гармоничный ряд. Крыша в настоящее время отсутствует, но по итогам исследований имеются предположения, что изготовлена была она из мрамора. Кроме того, в первозданном виде постройка была обогащена прекрасным декором из лепных украшений снаружи и внутри, выполненных из белого алебастра и полихромного гипса (для фриза) – это те детали, что либо вообще не сохранились, либо уцелели лишь отдельные их элементы.

Храм Конкордия действительно типичен для своей эпохи. И, тем не менее, это не делает его «одним из многих» – он с самого начала был и остается «особым» со своим собственным, неповторимым «лицом». В этом сможет убедиться каждый. Достаточно просто увидеть этот шедевр, оставленный нам древними греками.

История названия этого древнегреческого святилища следующая. Имя «Конкордия», что в переводе с латинского означает «Согласие» этот храм получил в XVI веке просто потому, что вблизи него на камне была найдена надпись на латыни, в которой упоминалось слово «concordia». Означает оно, повторю, «согласие» или же «единодушие»: речь шла «о согласии жителей Агригентума».  Откуда эта надпись, из какого текста, каков у текста смысл, на каком здании это было написано… – здесь много тумана и путаницы. Но доподлинно известно, что никакой связи с древнегреческим храмом V века до н.э. это латинское слово не имело. «Пристало» же оно к святилищу только в виду отсутствия указания на то, какому божеству была посвящена вся эта красота. Да к тому же и смысл имеет оно глубокий, символический.

Принято считать, что своей сохранностью в сравнении с другими строениями Долины Храмов храм Конкордия обязан христианам. И, пожалуй, это действительно так. В 597 году местный епископ Григорий преобразовал языческую святыню в христианскую базилику, то бишь церковь Святых апостолов Петра и Павла. Соответственно, преобразованию подверглось не только «целевое назначение» строения, но и «материальная часть», то есть, само строение: одни проемы в колоннаде заделали кирпичом, иные превратились в проемы арочного типа. Церковь эта просуществовала до середины XVIII века. Сама же древняя постройка по-прежнему стоит… и лишь века проносятся мимо.

И вновь о сохранности и христианстве. Поблизости от храма Конкордии сохранились остатки южной городской стены Акрагаса, что окружала город по всему периметру. Толщина этого защитного сооружения более метра, да к тому же обратил внимание, что материал, из которого оно выполнено, не однородный: блоки из тесаного, хорошо обработанного камня сменяются блоками из скальных пород. Видимо, стену восстанавливали в те далекие времена, когда город вынужден был отражать атаки новых «претендентов на собственность». И здесь же, вокруг храма Конкордии находится еще одно интересное место – раннехристианский или христиано-византийский некрополь, захоронения в котором относятся к III веку, но большей частью к IV – V векам. Ибо в период утверждения христианства на Сицилии появились не только христианские храмы (считая и перестроенные здания греческих храмов), но и кладбища (некрополи). Чем заинтересовал меня именно этот некрополь?

Во-первых, это еще одно доказательство того, что в любой религии и учении парадигма смерти занимает одно из важнейших мест. Где бы мне не доводилось бывать, вне зависимости от страны и доминирующей в ней религии, везде без исключения данный факт прослеживается – культ смерти и культ жизни идут параллельно. Потому что любое учение (а в основе религии всегда лежит учение, полученное от пророков) в первую очередь ориентирует человека на развитие его Души и на ее бессмертие. Что это означает? Человека учат формировать и развивать в себе то, что будет жить и после смерти его плоти. Тот момент, что учат далеко не все и не всегда правильно, мы пока не оговариваем – подобные рассуждения здесь не будут уместны, так как уведут в сторону от рассматриваемой темы.

И во-вторых, мне интересно было ознакомиться еще с одним вариантом катакомбной системы захоронений, используемой христианами. Захоронения некрополя Акрагаса представляют собой те же ниши, но выдолбленные в скалах в горизонтальной плоскости, которые связаны между собой узкими проходами и целыми коридорами. Это место наилучшим образом демонстрирует значение слова «некрополь», что с греческого переводится как «город мертвых» («некрос» – мертвый, «полис» – город).

Но Долина Храмов богата некрополями, расположенными, как и полагается, за чертой города, то есть за городской стеной. И эти «города мертвых» так же как и «города живых» имеют свой облик, свой характер, свою историю. Потому что так же являются отражением определенной эпохи, но в первую очередь отражением культуры народа, предки которого покоятся на территории конкретного некрополя. И стоит лишь вспомнить, сколько народов приходило на землю Сицилии – хотя бы за тот период, о котором говорил я в первой своей статье о Сицилии (а это, напомню, 33 века!), то имеющееся «разнообразие» сразу же становится понятным. Так, помимо позднеантично-раннесредневекового некрополя, как одного из самых значительных катакомбных памятников IV в. н. э., о котором только что шла речь, к Долине Храмов примыкают обширные некрополи греко-римских времен (Джамбертони), захоронения на территории Монтелузы… А так же пещеры Фрагопане, где находятся христианские захоронения в резервуарах античных цистерн. Поэтому среди имеющихся захоронений есть здесь и ниши, подобные тем, что можно наблюдать на территории каменоломен в Сиракузах. Есть и каменные гробницы по типу героонов – мемориальных захоронений, в которых, по всей видимости, покоятся останки знаменитых и уважаемых в свое время людей (к слову, помимо прочих почестей во времена античности было принято в честь такого героя у его погребения проводить гимнастические состязания). Есть и обычные камни-надгробия… Поэтому много времени уделил я еще одному не менее интересному для меня месту. Это могила или гробница Ферона – тирана Акрагаса, правившего в период максимального расцвета этого города и победителя в битве при Гимере, находится в так называемой загородной кладбищенской зоне, за крепостной стеной Акрагаса (недалеко от храма Геркулеса). И, по сути, сохранившаяся башня является настоящим памятником этому человеку, так как подобного типа гробницами греки отмечали места упокоения заслуженных граждан, кого считали истинными героями и почитали наравне с богами. Это так называемый героон. Только есть здесь один важный момент: само строение относится уже ко времени господства римлян, равно как и другие гробницы, от которых остались лишь части фундамента или «базы» – мощные квадратные основы, более широкие нежели кубы гробниц. Поэтому по факту монумент этот не старше 75 – 70 гг. до н. э., то бишь, получаем І век до н.э.. Но Ферон, как вы помните, жил в V веке до н. э.. Следовательно, указать с точностью, какое именно из этих надгробий принадлежит Ферону сложно. Поэтому чисто условно, опираясь на исторические свидетельства – в частности описание могилы Диодором Сицилийским (древнегреческим историком, родившимся в Акрагасе), приняли сохранившуюся двухэтажную четырехгранную башню-гробницу, сложенную из квадратных блоков, за гробницу именно тирана Ферона.

Следующий храм, который заинтересовал меня, попадает уже под категорию «личный интерес», потому что не классифицируют его для показа ни как ни как самый древний, ни как самый красивый. Это храм Асклепия (Эскулапа), остатки которого были обнаружены в 1926 году в южной части Долины Храмов на берегу реки Акрагас в долине, спускающейся к морю – то есть вне пределов древнего города. По свидетельству того же Марка Тулия Цицерона храм Асклепия находился в «8 стадиях» (примерно 1,5 км) от городских стен. Этот небольшой и очень скромный храм-периптер (строение квадратной формы – 22 х 11 м с двумя фронтальными колоннами), относящийся предположительно к V веку до н.э., так же практически разрушен. Но, как вы знаете, не всегда о том, что нужно, говорит внешнее, проявленное… Ведь это не первый из тех храмов, посвященных культу Асклепия – бога медицины и врачевания, что мне приходилось изучать во время моих экспедиций по Греции. И в той же Греции доводилось видеть мне гораздо большие и с большим шиком оформленные строения. Но, повторю, ценно не видимое, а скрытое. Например, история храма. Вот лишь небольшая историческая деталь. Этот храм первоначально украшала ценная бронзовая статуя Аполлона работы Мирона из Элевтер (древнегреческого скульптора середины V в. до н. э.), являвшаяся подарком храму от Публия Корнелия Сципиона Африканского – знаменитого римского полководца. Где сейчас эта статуя? Возвращаемся немного назад в историю. Первый раз статуя была украдена карфагенянами (во время войны с Карфагеном), которые под предводительством Гимилкона в 406 году до н.э. разграбили Акрагас (в 396 году до н.э. этот знаменитый мореплаватель, потеряв свое войско при осаде Сиракуз во время эпидемии, покончил с собой – умер от голода). Но позже, уже в середине XVI века, статую вернул храму Его Высокопреосвященство кардинал Шипионе Боргезе (Сципион Боргезе), прославившийся как коллекционер античного искусства и меценат. Но не судилось ей долго находится в храме, потому как украдена была она вторично. И на этот раз бесповоротно. В тексте данной статьи ищем имя Веррес. И все сразу становится понятно. Этот предприимчивый наместник Рима вывез и эту статую наравне с прочим бесцеремонно награбленным богатством куда-то в Рим…

Что же касается храма Асклепия, то, как показали раскопки, возле него располагалась гостиница на 28 комнат для приезжих больных. А также цистерна с лечебной водой. Говорит это о том, что храм служил и больницей, где активно велась практика врачевания. Пусть и не таких масштабов, как Асклепион Гиппократа на греческом острове Кос, пусть не было здесь сильных школ, и, тем не менее, науке врачевания обучали, ее практиковали. И, возможно, что не менее успешно.

Храм сыновей Зевса Кастора и Поллукса или храм Диоскуров (V век до н.э.) представляет собой только четыре изящных колонны, поддерживающие часть фронтона. Первые раскопки состоялись в 1836 году. Тогда, расчистив от земли и камней место расположения храма, извлекли «на свет» только четыре довольно хорошо сохранившиеся колонны. Доподлинно неизвестна была даже форма этого строения. И только в 1856 году в соответствии с проектом скульптора Валерио Виллареале и архитектора Саверио Каваллари эти колонны были подняты и установлены вертикально. В итоге получилась угловая часть храма, которая стала эмблемой города Агридженто. Причина тому – гармония, проявляющаяся даже в малой части целого.

И с этим храмом, как и с множеством других, чье рождение «скрывает мгла прошлого», связано много загадок. Здесь более чем достаточно «белых пятен» в истории, которые не дают ответа на главный вопрос: «А действительно ли это храм Диоскуров?». Сыновья Зевса – Кастор и Поллукс, безусловно, пользовались популярностью у сицилийских и италийских греков – они даже на небе, в созвездии Близнецов, смогли разглядеть воплощение этих двух юношей. Конечно, почитаемы были братья и в Акраганте. В соответствии с мифами, это дети-близнецы Зевса и Леды, которые прославились не только своей неразрывной дружбой, но и подвигами, являясь участниками похода аргонавтов. Поэтому многие исследователи Долины Храмов склонны считать, что Диоскурам посвящен совершенно иное строение – храм Конкордия. Но пока что храмом сыновей Зевса считают остатки того сооружения, что красуется на эмблеме Агридженто и которое находится на территории священной зоны, называемой святилищем Хтонических божеств, составляя его часть.

Этим древнейшим святилищем, посвященным Хтоническим божествам, интересовался я задолго до того, как занялся исследованиями Греции, Италии, Сицилии и других стран. Ибо интерес к древнегреческой мифологии появился еще в школе, когда я усиленно искал книги и читал их. Но это знание было само по себе, оно ни с чем не было связано. В дальнейшем интерес только креп и расширялся, охватывая и другие религии и учения. Вот тогда-то и стало постепенно приходить понимание того, что ранее воспринималось как миф, как сказка…

Святилище Хтонических божеств – это группа малых и больших культовых зданий, часовен и алтарей, созданных в VII – VI веках до н.э., посвященных божествам Деметре и Персефоне (Коре) как покровительницам земли: Деметра – богиня плодородия, Персефона (дочь Деметры) – богиня подземного царства. Отсюда и название: хтонические («хтон» – земля) – значит, земные, то есть так или иначе связанные с производительными силами земли или с подземным миром. Некоторые из религиозных (культовых) сооружений существовали на этом месте еще задолго до основания города. Что и не удивительно, ведь греки пришли не на пустое место: до ни здесь были и сиканы, и финикийцы… Тот же храм Диоскуров, например, о котором только что шла речь. Известно, что храм этот был построен на месте более древнего святилища. Возможно, принадлежавшего еще сиканам.

Что представляет собой это святилище? Это территория, к которой можно отнести два оригинальных архаических теменоя (священные ограждения), а так же несколько алтарей, как круглой формы, так и квадратной. Алтари состоят либо из отдельных каменных блоков, вытесанных таким образом, чтобы в сложенном виде получить кольцо, либо это монолит. Круглые алтари, один из которых просто огромных размеров, имеют форму «колодца». Сегодня это «ассорти» условно называют храмом хтонических божеств, но чаще святилищем. Я назову это древнее капище Местом Силы. Ибо именно таковым оно и является. К тому же не забывайте, кому поклонялись здесь. И что оставили после себя. Ведь, заметьте, и те, кто приходят на смену предшественникам, далеко не всегда уничтожают культовые постройки. Чаще их переоборудуют под свое верование и используют дальше. Если же и уничтожают, то само место все равно остается прежним. Так как к выбору места всегда относились, как к великому таинству, и занимались этим исключительно люди знания – жрецы. И здесь, на территории «языческого», как его иногда называют, святилища, если присмотреться, можно заметить остатки фундаментов более поздних строений. И в частности греческих. Например, неизвестный храм, информации о котором нет никакой – есть только часть фундамента в форме латинской буквы «L». Потому и название он получил «Храм L». Известно одно: уж коль храм здесь был – им пользовались, а присутствие рядом алтарей свидетельствует о том, что приносились жертвы богам.

Дорический храм Геры Лацинии или Юноны построен также в V веке до н.э. (около 450 г. до н. э.). С этого великолепного храмового комплекса, расположенного на хребте возвышенности, что делает строение еще более величественным. А, тем более, что и сам храм внушительных размеров. Так же отсюда открывается превосходный вид на долину, что не оценить просто невозможно! Потрясающее выглядят колонны на фоне голубого неба, если смотреть снизу. Как говорится, хорош с любой стороны. Обратил внимание и на расположение храма Геры на территории древнего города: недалеко от него когда-то находились вторые городские ворота. А с учетом такой позиции – на городской окраине, да еще и на холме, можно сделать вывод, что и само строение храма выполняло функции не только святилища, но и крепости. Об этом говорит сохранившаяся система фортификационных сооружений – защитные бастионы, которые будто сопровождают скалистый хребет, на котором возвышается храм.

Сохранился храм Геры Лацинии в том состоянии, когда и без помощи архитекторов, восстанавливающих образ строения и создающих макеты, можно увидеть и его структуру, и его красоту. В основе это прямоугольник, имеющий 6 колонн по короткой стороне и 13 длинной. Колоннада храма сохранилась практически по всему периметру. Причем здесь сохранились капители и архитрав – а это уже помогает воображению в дорисовке недостающих деталей. На долю этого храма так же выпало немало испытаний. Все в тот же страшный для Акрагаса год – 406 год до н. э., храм сгорел. И уже римляне занимались его восстановлением, сделав из мраморных плит крышу и назвав, соответственно, храмом Юноны. Кстати, по вопросу названия. В греческом варианте храм посвящают богине Гере – покровительнице женщин-матерей и брака. Но почему Лациния? Так прозвали «местную» Геру, дабы не путать этот храм с аналогичным, но на мысе Капо Колонна (вблизи греческого города Кротон). Но если брать во внимание схожесть архитектурную, то храм мыса Капо очень схож с храмом Конкордия в Долине Храмов.

Долина Храмов – это, прежде всего, древний город. А значит, имеются на его территории не только храмы. Акцент хотелось бы сделать на таких сооружениях, как экклезиастерион – конструкция в виде театра с сидениями, выдолбленными в скальной породе (III век до н.э.), и ораторий Фалариса, представляющий собой небольшой храм, построенный в ионическом стиле (I век до н.э.).

В экклезиастерионе сохранились 20 сидений, расположенных полукругом напротив трибуны. Здесь, как и должно быть, проводились народные собрания (ассамблеи) и политические дебаты. Изначальный смысл слова «экклезия» – это «собрание». Размеры у этого «народного места» хоть и небольшие, но до трех тысяч слушателей, я думаю, вместить он мог в период своей «активной эксплуатации». Еще одно «место для заседаний» раскопали с северной части от Археологического музея (он находится рядом с экклезиастерионом). Это так называемый булевтерион (квадратное здание) – как я и говорил, место для заседаний совета, готовившего созыв народного собрания. По данным археологов и историков начали строить булевтерион в IV – III веках до н. э., то есть греки. Ну, а закончили уже римляне.

У края экклезиастериона располагается уже упоминаемый мною ораторий Фалариса – небольшое строение с высоким основанием и алтарем в восточной части. Греческие культы не подразумевали активного участия «простых смертных» в жертвоприношениях и прочих церемониях. За них, как правило, все делали истинные профессионалы, посвященные в таинство мистерий, то бишь жрецы. А потому, думаю, места хватало и в таком помещении. Посвящен этот храм первому тирану Акрагаса Фаларису, прославившемуся своей жестокостью. Помните, медного быка для пыток? И, тем не менее, чтили его граждане. Правда сам памятник относится уже к римским временам. И, скорее всего, к II веку до н. э.. Ораторий считается единственным сооружением, построенным (но не перестроенным) римлянами в Акрагасе. Известно так же, что в I веке храм стал гробницей. Но чьей? Позже, уже в средние века монахи одного из католических орденов, действующих на Сицилии, которых называли белыми монахами, цистерцианцами или бернардинцами, устроили в оратории часовню. Они же и окно в западной стене здания сделали.

Итак. Провел я вас, друзья, по древнему городу Акрагасу, а ныне Агридженто. Храмы Зевса, Гермеса, Юноны, Диоскуров, Конкордии… Но это далеко не все храмы, расположенные на территории Долины Храмов. Я не стану касаться здесь их описания. Не стану подробно рассказывать о сохранившемся эллино-римском городском квартале с ровными мощеными улицами, с постройками различного назначения – жилыми домами, храмами, административными зданиями, пусть и разрушенными… Потому как при посещении древнего Акрагаса я ограничился лишь беглым просмотром этих сооружений. С той целью, чтобы увидеть весь город и воссоздать для самого себя его прежний образ. Не по картинкам, не по макетам, а исключительно по своим собственным наблюдениям. Ведь приехал сюда я не на исторические достопримечательности посмотреть, проставив «галочки» (то бишь «выполнено») в туристическом путеводителе, а увидеть прошлое этих мест. А для этого не достаточно видеть только отдельные части.

Обращаю ваше внимание, что прошлись мы не только по территории Долины Храмов.  Но и по истории этого древнейшего места. А ведь любая история творится умом и руками конкретных людей. Следовательно, сказав о происходивших событиях, о воплощенном человеческом гении – о храмах и прочих строениях, следует сказать и о тех, кто жил и творил на благо своего города, своего народа и своего времени. Уточню, что глубоко и развернуто данная тема будет раскрыта в одной из моих статей, посвященных древнегреческой философии. Что и к Сицилии, к довольно длительному историческому периоду ее жизни, так же имеет самое непосредственное отношение.

О ком же хотелось сказать именно сейчас? В первую очередь о таком человеке, как Эмпедокл из Акрагаса. Этот человек всю свою жизнь (около 490 года до н. э. – около 430 года до н. э.) посвятил этому городу. И при том «посвятил» означает, что отдал ее без остатка для блага других. Правда, приписывают ему и такую черту характера, как тщеславие. Но мое мнение следующее. При всех тех реальных и исторически подтвержденных заслугах Эмпедокла на такой черте характера (если это действительно имело место) можно особо и не акцентировать внимание.

Это древнегреческий философ, которого по энциклопедической широте сравнивают с древнегреческим философом Демокритом. Труды Эмпедокла написаны в форме поэм, но, к сожалению, многие из стихотворений и трагедий погибли.

Это государственный деятель, придерживающийся демократических взглядов (хотя и принято считать, что Эмпедокл происходил из знатной семьи). И свободным демократическим устройством, установившимся в Акрагасе после 472 года до н. э., город обязан в первую очередь родившемуся здесь философу Эмпедоклу. А поскольку он был мастером не только общефилософских бесед, но государственного строительства, то родной город получал достойные плоды его законотворчества. Этот же человек основал школу ораторского искусства. Ибо одним из его многочисленных талантов был талант оратора – что, согласитесь, ценилось во все времена.

И это врач, жрец, о котором еще при жизни слагались легенды. Об Эмпедокле говорили, как о чудотворце, обладающем особой силой. Распространена легенда об успешном воскрешении им женщины, долгое время пребывающей без дыхания. Другая легенда гласит о том, что Эмпедоклу удалось изменить климат своего родного города: по его распоряжению прорубили тоннели в скалах, опоясывающих Акрагас с севера, для прохождения теплых масс воздуха в город. Легендами окутана не только жизнь этого человека, но и его смерть, так как молва людская приписывает его жизни довольно трагическую, но эффектную развязку – смерть в жерле вулкана, куда он бросился сам. Не могу сказать, так ли это. Но вот то, что Эмпедокл много времени уделял изучению вулкана Этна – это действительно так. Он в прямом смысле слова жил на вулкане. Потому что желал понять эту стихию. И не только эту. Ибо основу его учения составляет концепция о четырех стихиях – огне, воздухе, воде и земле, которые он сам называл «четырьмя корнями вещей»: «Корни всех вещей – огонь, вода, воздух и земля, а движущие силы – любовь и вражда, под действием которых космос то соединяется в единый бескачественный сфайрос, то распадается«.

Имеются сведения, что Эмпедокл был допущен в общество Пифагора в качестве «пифагорика», то бишь слушателя на занятиях пифагорейцев. Но был изгнан за нарушение закона о неразглашении: якобы, будучи публичным человеком, разглашал полученную сакральную информацию. После этого пифагорейцы приняли закон, запрещающий участвовать в их занятиях эпическим поэтам. И разумеется, Эмпедоклу в первую очередь. Это лишь малая часть той ценнейшей информации, что знаем мы об этом великом человеке, и о чем бы следовало сказать. И, прежде всего, о его открытиях, и пусть лишь в форме догадок: предположения о том, что человеку не дано увидеть скорость света только потому, что она слишком велика; идея борьбы двух антагонистических начал, лежащих в основе всех процессов мироздания… Повторяю, обо всем этом будет сказано. Но не здесь и не сейчас.

Имена каких людей должны прозвучать здесь в доказательство того, что историю всегда творят конкретные личности? Люди, чья жизнь стала легендой.

Пифагор Самосский (570 – 490 года до н. э.), древнегреческий философ, математик и мистик, основатель тайного общества пифагорейцев… Бесконечные споры велись и ведутся вокруг имени этого человека: спорят об авторстве, спорят об истинности. Но многое из того, к чему приходят эти люди, является лишь предположениями, не имеющими подтверждения. И в итоге жизнь Пифагора большинством воспринимается как легенда, как выдумка. Пусть будет так. Именно к этому и стремятся люди, подобные Пифагору. Правду всегда знают только те, кому это нужно… Иные предпочтут легенду.

Эпименид с Феста, древнегреческий философ, поэт, прорицатель, жрец (VII – VI века до н. э.). Обычный деревенский пастух, с которым случилось нечто необъяснимое: в поисках пропавшей овцы, он забрел в какую-то пещеру и… проспал там почти 50 лет. После чего обрел некие знания, позволяющие ему предсказывать события, избавлять от болезней. И при том не только конкретного человека, а целый город – спас Афины от эпидемии чумы… Это еще один человек, кого ценили и боготворили за его мудрость и деяния. И кого по причине наличия этой мудрости и этих необъяснимых деяний не поняли. А потому и превратили в легенду…

Архимед из Сиракуз (около 287 года до н.э. – 212 год до н.э.), древнегреческий ученый – математик, астроном, физик, механик… И вновь человек-легенда: конструкции из вогнутых зеркал, испепеляющие вражеский флот; созданный планетарий, где вокруг Земли вращались Солнце, Луна и несколько планет, приводимые в движение каким-то механизмом; разработанный механизм (винт) для поднятия тяжестей… Боготворят, ибо не до конца понимают. Пытаются понять, но мало получают информации, от которой можно оттолкнуться. И которую по привычке заменяют легендой…

Солон, Сократ, Платон, Аристотель… Сколько их – легенд прошлого? Древняя Эллада подарила миру множество таких имен. Именно поэтому я так много времени уделил изучению Греции – этой плодородной и щедрой на людей Знания земли. Более того, я «исколесил вдоль и поперек» и другие страны, где греки оставили свой след. Ту же Сицилию, например. Философы, поэты, писатели, историки, мыслители, математики, физики, механики, врачи, мистики… – по-разному называют людей, в зависимости от сферы, в которой их дар проявил себя. Я же называю этих избранных – люди Знания. Ибо значение, что вкладываю я в это понятие, позволяет обходиться без строгой классификации по сферам интересов человека.

Post Scriptum

Известного афинского поэта, реформатора и законодателя Солона, почитаемого как одного из «семи мудрецов», якобы спросили: самые ли лучшие законы он дал афинянам? На что он ответил:

— Да, самые лучшие из тех, какие они могли принять.

Этот же ответ применим и к знанию, которым владели эти мудрецы и которое передавали другим.

Маг Ингвар, г. Киев

Ссылки на статьи из цикла «Сицилия» и «Греция»:

Это Сицилия, детка. Настоящая Сицилия

Величие и мощь вулкана Этна: жизнь и смерть в одном лице

Мудрость Сиракуз. Шар, вписанный в цилиндр

Остров Кос – родина моего любимого Гиппократа

Страна Богов – Греция. Часть 1

Раздел сайта «В поисках утраченного знания«