Это Сицилия, детка. Настоящая Сицилия (2014).

I. Это Сицилия, детка…

«Если вы не видели Сицилию, Италия не оставит след в вашей душе. Сицилия – ключ к Италии» – сказал однажды Иоганн Вольфганг Гете… Но мое личное знакомство с Италией началось не с Сицилии. Складывалось так, что цели, которые ставил я перед собой, формировали мой маршрут таким образом, что остров этот оставался каждый раз в стороне. И только в середине 2014 года, при подведении итогов по каждому из направлений проводимых мною исследований, в моем плане появился пункт «Сицилия». И дата будущей экспедиции…

Ноябрь 2014 года. И вновь дорога… Борисполь, регистрация на рейс «Киев – Рим»… Аэропорт Фьюмичино… Пересадка… И вот я уже в Катании – в одном из легендарных городов Сицилии.

Из снежного и морозного зимнего Киева – в теплую, солнечную, урожайную сицилийскую осень, восхищающую изобилием изумрудной зелени и цветов. Ведь прибыл я на остров как раз в сезон сбора местных даров природы – апельсинов, мандаринов, грейпфрутов, хурмы… О чем мне в первый же день, как чужеземцу, напомнил насыщенный цитрусовым ароматом воздух, став своего рода визитной карточкой этих мест: «Сицилия – кусочек рая, упавший с небес«. Кому же принадлежат эти слова? Насколько мне помнится – Ги де Мопассану. Как же прав был этот француз!

Кстати, определения «теплый» и «солнечный» в полной мере подходят здесь и к сицилийцам – темпераментным, эмоциональным и контактным людям, границы в общении с которыми стираются уже с первых минут знакомства. Поскольку многие из них ведут себя так, как будто перед ними старый закадычный друг, а не залетный путешественник, которого не то, что видят впервые – понимают даже с трудом. Поэтому помимо всего прочего для меня одной из ярких достопримечательностей Сицилии, безусловно, стали и ее жители.

«Мы постоянно твердим, что у нас нет времени. Деньги есть, а вот времени – увы! У нас не найдется ни минуты на готовку, как нет лишнего часа, чтобы спокойно поесть, побыть с детьми, пообщаться с семьей. Нам не хватает времени даже на самих себя. Возможно, сицилийцы не очень богаты, зато времени у них на все это предостаточно…» – так подытожил свои наблюдения Мэтью Форд. Среди множества талантов этого человека есть и дар писательский, потрясающе проявивший себя в книге «Сицилия. Сладкий мед, горькие лимоны». Книгу подарил мне один из моих учеников незадолго до моей личной встречи с «осколком рая», что во множестве разбросаны по всей планете, – с островом Сицилия, которому и посвящена данная книга. Но по достоинству оценить ее содержание я смог только после того, как своими глазами увидел и своим сердцем почувствовал все то, о чем говорит автор. Вот и сейчас я процитировал его исключительно потому, что в Сицилии действительно по-иному воспринимается время. И в первую очередь натолкнули меня на подобные размышления наблюдения за людьми. Здесь нет суеты! Кто-то неспешно идет по узкой городской улочке; кто-то сидит на лавочке в тени деревьев – читает газету, кто-то ведет размеренную беседу, явно получая от общения удовольствие и пользу; кто-то обслуживает посетителей в своем магазинчике и так же подолгу и не спеша беседует с ними… Даже на рынке, где крик, возня и суматоха, как правило, являются неотъемлемой частью этого мира – ощущаешь размеренность и четкий ритм, в котором «живет» это место. Жизнь на Сицилии – словно огромный отлаженный механизм, где все рассчитано, измерено, отрегулировано… и где действительно на все хватает времени…

Хотя это лишь один из вариантов восприятия. Или, скорее, одно из воспринимаемых лиц острова. Но ведь любое место – многолико. И далеко не всегда, и далеко не каждому дано увидеть их все. Многолика и Сицилия… Что опять же проявляется в конкретных людях. По моим личным наблюдениям при всей своей совершенно искренней открытости и откровенности сицилийцы никогда не ответят вам на те ваши вопросы, которые будут иметь отношение к негласным законам этих мест, а соответственно, и их негласному (но строгому) соблюдению. Например, если вы станете расспрашивать кого-либо о мафии – об одном из скрытых обликов острова. Но раз уж не ответят, то как отреагируют в таком случае? Все с той же неподдельной искренностью и ослепительной улыбкой вам расскажут массу шуток и легенд, уточнив при этом, что вы как минимум сегодня десятый, для кого это «вопрос жизни и смерти», ну и, конечно же, добавят порцию «достоверных фактов», подтвержденных «личным присутствием и засвидетельствованием»…  – в то же время красиво и незаметно уводя от темы вопроса.

Но к этой легендарной «теме вопроса» я еще вернусь, ибо сицилийская мафия это не только мифы и легенды – это неотъемлемая часть той среды, в которой сицилийцы рождаются, воспитываются, живут и умирают. Это стало жизнью сотен поколений. Реальной, но не вымышленной ее составляющей:

– Это Сицилия, детка, – кратко и многозначительно, погрузившись в свои размышления, произносит очередной мой собеседник,  – Это настоящая Сицилия…

II. Под знаком трискелиона. Тысячи лет тому назад

Остров Сицилия сам по себе – легенда. Или огромное множество легенд. Если учесть тот исторический факт, что первые свидетельства появления людей на острове датируются 12 000 г. до н.э. Обращение к историческим материалам дает мне информацию следующего содержания. Следы первых жилых построек на острове относятся к XIV веку до н.э. И уже, начиная с XIII века до н.э., на острове поселяются племена сиканов, элимов и сикулов, пришедшие из разных частей Средиземноморья. Важный момент: элимы и сикулы пришли гораздо позже сиканов, поскольку первые свидетельства о сиканах в имеющихся источниках имеют хронологическую привязку к более раннему историческому периоду, нежели сведения о сикулах. О сиканах как о первом народе, осевшем на острове, говорил еще древнегреческий историк и философ Фукидид (V век до н.э.), ссылаясь на свои собственные исследования истории «древности». Но, не смотря на то, что никто из названных народов не являлся «первым человеком, ступившим на остров», история развития этих сообществ является той отправной точкой, от которых принято вести отсчет истории и самого острова Сицилия.

Уточню, что сицилийской нации как таковой не существовало по определению. К тому же достаточно редко случалось, чтобы весь остров был объединен под чьим-либо началом – Сицилия практически всегда была поделена, словно лоскутное одеяло, на отдельные и часто враждующие между собой колонии. Но и в доколониальный период, по свидетельствам историков античности, здесь постоянно сменялись народы, вплоть до мифических – циклопов  и листригонов, которые якобы были предшественниками сиканов (подобного рода информация встречается, к примеру, у Фукидида, писали об этом и Гомер, и его последователь Вергилий). И в отношении нынешнего названия острова высказывания разные: одни связывают его с сиканами, другие – с сикулами, указывая также и на то, что первоначально эта треугольная часть суши, окруженная тремя морями (Средиземным, Ионическим и Тирренским) называлась Тринакрия. Гомер, например, в своей «Одиссее» именно так называет Сицилию: «…Уже на море, приближаясь к прекрасной Тринакрии, услышал Одиссей мычание быков и блеяние овец…» (цитата из поэмы Гомера).

Но происхождение названия Тринакрия – опять же, греческое. Так древние греки, проявившие интерес к Сицилии в VIII в. до н.э., называли этот остров, потому как усмотрели в его форме – в трех мысах (Капо-Пассеро на юге, Капо-Пелоро на востоке и Капо-Лилибео на западе) треугольник. И символ выбрали соответствующий – трискелион с изображением головы горгоны Медузы (по одному из вариантов). С того момента прошли тысячелетия, сменив или уничтожив многое на своем пути. Но чем сегодня встречает каждого человека остров Сицилия? Флагом, на котором красуется все тот же трискелион с изображением женской головы в окружении змей в центре «трехногого» знака. Выходит, что фантазия сицилийцев настолько бедна, что они не смогли придумать что-то новое, более современное? Нет. Все дело в самом знаке и его смысле.

Трискелион – очень древний знак, существовавший задолго до греческой колонизации Сицилиии. Поскольку встречается не только у греков, но и у крито-македонцев, кельтов, этрусков… Видоизмененный «трехногий» символ обнаружили так же и в древних культурах на территории Японии и Гималаев. Уточню, что «видоизмененными» по отношению к символу греческого трискелиона являются многие трехлучевые свастики, что, тем не менее, не меняет заложенного в них смысла. Самым древним изображением трискелиона является  знак на чаше, которая хранится в археологическом музее Агридженто. Датируется эта находка VII веком до н. э.. Обнаружена чаша в районе города Джела, что на юго-востоке Сицилии. Именно здесь в период греческой колонизации острова располагалось большое поселение греков со схожим названием – Гела, имевшее наибольший авторитет до расцвета мощи Сиракуз.

Изображает трискелион три «бегущие» ноги, выходящие из одной точки и согнутые в коленях. Это один из первых солярных (солнечных) знаков, который можно с уверенностью назвать аналогом свастики. Первоначальное его значение сводилось к символическому изображению трех основных положений движения солнца: восход, зенит и закат. В более поздней своей модификации трискелион символизировал «бег времени», вращение планет. Но наиболее укоренившимся мнением на этот счет является следующее: трискелион демонстрирует цикличность хода истории человечества. В любом случае, какие бы оттенки значения не придавались этому знаку, это всегда энергия движения. Это воплощение торжества физической силы и власти.

Изображение женской головы в центр этой «трехлучевой» свастики «пририсовали» уже греки. И вот в отношении того, чей же это «портрет» имеются несколько версий. Версия первая и самая распространенная – это голова горгоны Медузы, которая обитала именно на острове Сицилия или же Тринакрия (в пользу этой версии говорят змеи, обрамляющие женский лик на трискелионе). Смысл данного символа стоит искать в мифологии: голова горгоны защищает своим взглядом остров от посягательств врагов. Ведь мифы гласят о том, что Медуза могла одним лишь своим взглядом превращать все живое в камень. По ряду других версий в женском лике символа разными исследователями усматривались, соответственно, и воплощения разных богинь: Цереры, Афродиты, Персефоны, Аретузы и др.. А как же змеи вокруг головы? Это символ мудрости. Здесь без вариантов. Но тут стоит отметить, что элементы «декора» в процессе многовекового использования трискелиона как символа Сицилии претерпевали некоторые изменения: к голове пририсовывали крылья, заменяли змей колосьями (в эпоху римской колонизации острова колосья пшеницы должны были символизировать плодородие острова и его статус римской «житницы»), добавляли во множестве вариаций фрукты, цитрусовые, цветы и прочее. Но в любом случае суть оставалась неизменной: в глобальном смысле показать вечный ход времени и истории человечества, а в частном – показать богатство и райское великолепие острова Сицилия.

С этим разобрались. Идем далее: «…начиная с XIII века до н.э., на острове поселяются племена сиканов, элимов и сикулов, пришедшие из разных частей Средиземноморья…»

Как я уже говорил, доиндоевропейским народом Сицилии, кто наравне с элимами и сикулами в числе первых заселял этот остров, являются сиканы. А уж если брать во внимание мнение историков античности, то как раз-таки сиканам и отдается «пальма первенства» в освоении острова. Наиболее ярким доказательством их присутствия служат наскальные рисунки в гротах Монте Пеллегрино (вторая по величине вершина Палермских гор) и Леванцо (остров из группы Эгадских островов на западе Сицилии). Этот народ оказался, видимо, не столь воинствующим, а потому был вытеснен с занимаемых им территорий новыми соседями – элимами и сикулами. Впоследствии сиканы попали в подчинение к грекам во время греческой колонизации острова.

Элимы (или элимцы), заселявшие западное побережье острова, скорее всего, принадлежали к так называемым «народам моря» (так египтяне называли все народы, жившие за Средиземным морем), – доиндоевропейскому населению Малой Азии и Балкан, массовая миграция которого в XIII веке до н. э. (бронзовый век) привела к довольно разрушительным последствиям. Ими были уничтожены многие города, которые впоследствии уже никогда не были восстановлены. Так как захватывались территории не всегда для того, чтобы жить там и пользоваться теми благами, что уже имеются, как это делали, например, римляне, арабы, перестраивая храмы, театры и прочие сооружения под свои вкусы и потребности. О причинах миграции «народов моря» в ученых кругах ведутся споры и по сей день в виду отсутствия достаточных и достоверных исторических свидетельств тому. Сходятся в одном – в привязке этих событий к Троянской войне. Но вопрос, является движение этих племен причиной данной войны или ее следствием – остается открытым. К наиболее масштабным последствиям вторжения «народов моря» причисляют следующие. Падение Хеттского царства (территория Анатолии и Сирии). Серьезное ослабление мощи и влияния Египетской империи: Египет оказался более устойчив к атакам «пришельцев с моря», и, тем не менее, его авторитет был серьезно подорван, что привело к угасанию торговых путей и снижению экономического и культурного уровня жизни государства. Критичными оказались последствия вторжения и для микенской цивилизации (доисторическая или Ахейская Греция, название заимствовано от крупнейшего политического и экономического центра континентальной Греции – Микена): не выдерживают натиска и приходят в упадок такие города-государства, как Афины, Микены, Тиринф, Пилос; исчезает микенская линейная письменность… Кстати, исчезает и лувийское письмо, которым пользовались хетты (Хеттское царство).

Существует немало археологических доказательств того, что элимы как народность имеют анатолийское происхождение – то есть зародилась эта общность на территории Анатолии (часть современной Турции). Что же касается «сицилийского периода» существования этого народа, то здесь можно констатировать отличную приспособляемость и ассимиляцию, что, безусловно, способствовало его выживанию, но отражалось на культурной идентичности. Один из показателей – архитектурные сооружения, являющиеся следствием подражания элимов грекам. Как пример, всемирно известный храм в Сигесте, древнем городе на севере Сицилии. Поэтому строения элимов вполне можно принять за колониальное наследие греческой культуры. То же можно сказать и о письменности этого народа. По причине того, что элимы, подстроившись под колонистов, стали использовать их алфавит – в данном случае греческий, – их собственное письменное наследие было незначительным и в основном было утрачено. А те фрагменты текстов, которыми располагает современная археология и которые написаны предположительно на элимском языке, увы, не расшифрованы.

И, наконец, сикулы – народ, занимавший восточную часть Сицилии. Поселения индоевропейских народностей на острове относят к XIII – VII векам до н.э. И в частности, поселения сикулов, пришедших на Сицилию в конце бронзового века и принесших с собой искусство обработки железа. Так же с сикулами связывают появление и развитие на острове культа смерти, который укоренившись, на протяжении тысячелетий проявлял себя, и подчас довольно специфично, но уже в религиях колонизаторов Сицилии. Приведу пример, о котором, уверен, многие слышали. Это погребальные катакомбы монахов-капуцинов (католического нищенствующего ордена) в Палермо, расположенные под самим монастырем. Здесь находится более 8000 мумий людей, умерших в разное время и принадлежавших разным сословиям (преимущественно это представители аристократии, духовенства и среднего класса). Большая часть тел покойных открыта – то есть они просто прикреплены к стенам в вертикальном положении или лежат на стеллажах. Более того, некоторые мумии размещены группами и расположены таким образом, что создается впечатление присутствия динамики в этих композициях – общение и взаимодействие людей и после смерти. Замысел действительно необычный. Но в то же время местные жители относятся к этим катакомбам как к кладбищу: посещают мумии покоящихся здесь родственников. Более того, такой способ погребения был престижен, а соответственно, о почетном месте в катакомбах в качестве мумии мечтали многие…

Но данный вопрос пока мною не изучен. Могу лишь вторым примером подтвердить наличие серьезного основания для существования утверждения того, что сикулы имеют непосредственное отношение к существующему на протяжении тысячелетий особому культу почитания мертвых в Сицилии.

Наиболее популярным и впечатляющим подтверждением присутствия сикулов на острове (а так же и приписываемого «авторства» на культ смерти) является археологический комплекс Панталика, который более известен как Некрополь Панталика. Расположен он недалеко от Сиракуз (по трассе Катания – Сиракузы). Это вырубленные в скалах Иблейских гор гробницы, которых по данным исследователей этого места насчитывается около 5000. Гробницы эти представляют собой ниши-окна в скале, отчего со стороны Некрополь имеет сходство с многоэтажным домом. Сожалею, что мне не удалось уделить этому месту (да и вышеизложенному вопросу в целом) достаточно времени, дабы исследовать его. Причина в том, что каждая моя поездка имеет четкую цель, а соответственно, четко спланированный маршрут и, что так же важно, время, рассчитанное на его прохождение. Поэтому я очень редко и только в особых случаях прибегаю к внесению изменений в данную систему. Ведь, поверьте, интересного и не запланированного на пути встречается столько, что если отвлекаться абсолютно на все древнее и таинственное – я просто увязну в этой тайне, не пройдя и полпути.

Ну а сейчас, прежде чем продолжить, все-таки сделаю небольшое отступление в отношении формулировки «индоевропейские народности», к которым относят в данном случае сикулов. В основу терминов «индоевропейские народы» или «индоевропейцы» родство заложено исключительно языковое, то есть происхождение языка того или иного народа от одного общего языка-предка. В итоге языки, являющиеся результатами различных путей эволюции одного праязыка, безусловно, имеют массу отличительных особенностей, но корни остаются корнями. И, кстати, одни из этих корней ведут на территорию Украины – к полукочевым племенам, обитавшим в степях юго-востока, так как прародиной индоевропейцев принято считать территорию Северного Причерноморья в междуречье Днепра и Волги.

Продолжаем наш путь извилистыми тропами прошлого Сицилии. А точнее, ее колониального прошлого, потому как с XIII века до н.э. (примерно с 1250 года до н.э.) здесь появляются первые колонии: переселенцы с Апеннинского полуострова, финикийцы, греки, римляне, арабы… Кстати, по моим наблюдениям, современные сицилийцы даже внешне отличаются от жителей материковой Италии своим более смуглым цветом кожи и ярко выраженными чертами лица, в которых явственно отражается наличие финикийских и арабских корней.

Географически удачное расположение острова на пересечении торговых путей Средиземного моря, а также обилие природных ресурсов предопределило стратегическую ценность этой территории. Что, разумеется, лишь способствовало увеличению числа желающих пользоваться этим изобилием. Поэтому помимо прочих особенностей Сицилия имеет достаточно длинный перечень своих «хозяев» за всю известную нам историю этого острова (сами сицилийцы хозяевами своей земли бывали не так уж часто, да и то не продолжительно). А соответственно, каждый из этих «хозяев» вписывал в «книгу истории» острова что-то свое и, разумеется, по-своему. В итоге получилась довольно пестрая летопись, в которую, должен заметить, немало записей внесла и Природа в лице главной «хозяйки» острова, имя которой «Гора огня» или вулкан Этна. И, пожалуй, именно эти записи как никакие иные наилучшим образом иллюстрируют фразу «начать жизнь с чистого листа». Правда, не с белого, а черного. Потому как во время своих пробуждений от извечной дремы раскаленная лава этого вулкана выжигает абсолютно все на своем пути, щедро усыпая окрестности пеплом. И в течение нескольких последующих лет безжизненные участки земли насыщенно черного цвета подпитывают человеческую память воспоминаниями о пережитом. Сколько помнят люди эти земли, столько Этна является активным действующим вулканом: всего исторически засвидетельствовано было около 30-ти случаев ее «активного бодрствования» (и около 200 за всю «жизнь» вулкана). Но, к счастью, большую часть времени Этна дремлет, напоминая о себе лишь «дыханием» – постоянно клубящимся дымом над жерлом… Вот такая она эта огнедышащая, непредсказуемая и легендарная древность Сицилии. Об Этне, безусловно, стоит сказать отдельно. Что я и сделаю в одной из статей из цикла тех, что посвящены моим исследованиям острова Сицилия.

Цикл, о котором идет речь – это четыре статьи, посвященные, соответственно, четырем направлениям моих исследований этого уникального места. Открывает этот цикл данная статья. Ибо здесь история. А это фундамент и отправной пункт любого пути. Потому как совершеннейшей глупостью будут попытки изучить следствие, не владея знанием о причине. Следующая тема – это, конечно же, грозная, но в то же время щедрая на блага Этна. И два последних направления: Агридженто или Долина Храмов и Сиракузы, – каждое из которых, разумеется, будет раскрыто отдельно, несмотря на то, что имеют они единые корни. Уходят эти корни, как и многие другие, очень глубоко в историю Сицилии – в период греческой колонизации острова. Ну и, разумеется, в историю самой Греции, так как и храмы Агридженто, и древний город-крепость Сиракузы являются не только одними из самых выдающихся примеров искусства и архитектуры Великой Греции за пределами самого государства, но и частью истории этого государства. Поэтому интерес мой к истории древней земли, именуемой некогда Тринакрия, так же велик, как и к другим государствам Средиземноморья – в частности к Греции, Криту, Тунису, Италии.

Я мог бы сказать, что причина столь активного интереса все в той же истории – в сложном многовековом ее сплетении. И привести примеры. Но я внесу уточнение, сказав, что мой интерес намного глубже, ибо затрагивает он те слои, к которым история как наука не прикасается, не смотря на всю многоуровневость изучаемой ею информации. Потому что ученый-мистик помимо того, что видят и изучают другие, всегда видит намного больше. Следовательно, и «копает» намного глубже. Таким образом, мой интерес, как к названным, так и ко многим другим государствам, имеющим многовековую историю, состоит в изучении информации, что из века в век имела статус тайной, скрытой. Но которая, тем не менее, явственно проявляла и проявляет себя в вещах материальных – во всем, что можно посмотреть и к чему можно прикоснуться: от конкретных показателей высокого уровня развития целой цивилизации, выраженных в архитектуре, ремеслах, вооружении армии, уровне быта и его организации… – до схематичного и часто несложного в исполнении символа, где в нескольких линиях «компактно уложено» целое учение. Да тот же трискелион, например. Присмотритесь внимательней к этому трехногому знаку. И вы поймете, насколько точно передано здесь знание о цикличности развития человечества. Но это всего лишь один из множества аспектов, зашифрованной в данном символе информации. И так в разное историческое время у разных народов, разные на первый взгляд обряды, предметы и символы – то есть все, что составляет культурные традиции конкретного народа, – несут в себе единое и неизменное знание. И вновь пример с символом, используемым геральдикой Сицилии – трискелионом.

Какая связь между кельтским островом Мэн, расположенным в Ирландском море между Англией, Ирландией, Шотландией и Уэльсом и островом Сицилия, затерявшимся средь трех морей? Внешне – совершенно ничего. История? Да, в определенные моменты времени эти два острова объединяли исторические события: XII – XIII века, остров Сицилия входит в состав Королевства Сицилия, территория которого включала и южные области Италии… Но если быть более точным, то речь идет о заключительных годах правления швабской династии Гогенштауфенов на Сицилии – середина XIII века. Смерть Фридриха II –короля Сицилии и Римской Империи повлекла за собой ряд событий, и в том числе трагических, следствием которых стала смена власти путем вооруженного захвата острова королем Англии Генрихом III. Помогал английскому королю в этом «ратном деле» король шотландский Александр III. Видимо, сыграла здесь свою роль его любовь к островам: он практически с момента коронации на престол вел борьбу за власть над Гебридскими островами и западным побережьем Шотландии с норвежским королем Хоконом IV.

Так вот именно Александр III в последствие и ввел привезенный из «дальнего похода» на Сицилию символ трискелиона в геральдику своего собственного острова Мэн, который достался ему вместе с некоторыми другими островами в итоге подписания договора о мире с приемником скончавшегося в скорби от своего проигрышного положения короля Хокона IV. Разумеется, помимо этого знака герб Мэна украшают и другие символы – корона, щит, сокол, ворон, присутствие которых объясняют традиции народов этого региона (пиктов, кельтов, англо-саксонскиех завоевателей…). Так же естественным является и дополнение его девизом «Quocunque Jeceris Stabit» – «Как ни бросишь, будет стоять», то есть привнесение своего варианта трактовки знака. Но основная суть, что несет в себе трискелион осталась неизменной.

Подобные примеры достаточно хорошо иллюстрируют наличие единой информационной основы за многообразием ее внешнего проявления, которое очень часто бывает обманчивым. То бишь, демонстрируют наличие того, что я называю истинным или древним знанием и что является целью моих путешествий. Но что дает человеку подобная информация? Индивидуальное развитие конкретного человека как отдельной единицы социума. Но правильней сказать, указывает и прокладывает путь к этому развитию. И заметьте, к развитию индивидуальному, но не коллективному. Ибо оно безгранично. Границы собственного развития человек устанавливает сам.