Мудрость Сиракуз. Продолжение (2015).

…Мое путешествие по территории археологического парка Неаполис (Parco Archeologico di Neapolis), что в новой части Сиракузы, заняло у меня несколько часов. И это при том, что основные объекты, то бишь «туристические объекты» и «местные достопримечательности» (как их привычно называл мой гид) находились практически рядом друг с другом. Территория парка, конечно, обширна в виду того, что «местные достопримечательности», находящиеся там, занимают достаточно много места: это каменоломни с интересным во всех отношениях гротом «Ухо Дионисия», а так же гротом Нимф и так называемой Улицей гробниц; греческий и римский театры; жертвенный алтарь Гиерона II и, конечно же, могила Архимеда.

С огромнейшим интересом изучал я алтарь Гиерона II. Это просто колоссальное по своим размерам строение – об этом можно судить по уцелевшему фундаменту протяженностью около 200 метров, выбитому в скале (в высоту эта гигантская платформа первоначально якобы достигала 10-ти метров). По данным исследователей, этот алтарь является самым большим из всех, что строили эллины. По крайней мере, из тех, что дожили до нашего времени (из тех, что доводилось видеть мне – он уж точно наибольший). Построен алтарь был по приказу тирана Сиракуз, правившего с 270 по 215 гг. до н. э. – Гиерона II. Использовался для принесения в жертву быков, которые сотнями гибли здесь во имя милости Богов. Величина алтаря соответствовала размаху мечтаний Гиерона II: ему хотелось иметь просто-таки огромный алтарь, дабы благосклонность Богов была безгранична. И величественное строение с жертвенным алтарем в центре и священным огнем в точности воплотило все эти желания. Но в XVI веке алтарь был практически разрушен, так как понадобился материал для укрепления стен крепости Ортиджи. Основа платформы и остатки ног одного из Атлантов – вот и все, что осталось от величия этого строения. Но это имеет значение только в случае, если говорить о том, что материально – о стенах из камня. Энергия этого места и сегодня способна рассказать гораздо больше. И здесь, поверьте, мало что изменилось.

Здесь уместной будет краткая информация о тиранах Сиракуз. В частности о Гиероне II и Дионисии, имена которых упоминаются в этой статье. И первым дать ответ на вопрос: «Кто такие тираны?». Тираном в Древней Греции называли человека, который вооруженным, насильственным путем захватил власть, которая, соответственно, получила название тирания. То есть форма управления, основанная на единоличном принятии решений и безграничной власти. Те, кто вошел в историю конкретно как тиран Сиракуз, далеко не всегда являлись потомками правящей элиты. Например, Агафокл (был тираном Сиракуз с 317 по 289 год до н. э., а затем царем Сицилии с 304 по 289 год до н. э.) – сын горшечника. К власти пришел благодаря нескольким попыткам при помощи вооруженного восстания свергнуть власть над Сиракузами. Хотя его происхождение нисколько не отразилось на таланте прекрасного оратора, организатора, мудрого управленца. Будучи тираном, Агафокл проявил все качества великого полководца и государственного мужа, проявляя жестокость там, где это было необходимо и только в том случае, если иного способа достижения цели не существовало.

Вторым примером пусть будет Дионисий Старший, так как об этом человеке говорить еще придется (Сиракузами правил в течение 37 лет, приблизительно с 405 года до н. э. и до 367-го). Дионисий так же был не знатного рода. А всем, чего достиг – и обретенной властью над Сиракузами в частности, обязан исключительно самому себе, своей смелости и мудрости в принятии решений: смог заявить о себе в период затяжной войны Сиракуз с Карфагеном, а так же в результате противостояния двух политических партий – умеренных и радикальных демократов.

Вопреки годами формировавшейся аналогии между понятиями «тиран» и «деспот», имеющий неограниченную власть, тиран – это, прежде всего человек, который приходил к власти, поддерживаемый кем-либо – партией демократов (такие объединения уже существовали в Древней Греции и ее колониях), например, приближенными к правителю людьми или армией. Цель, безусловно, объединяла всех этих людей – это стремление обрести власть. Но вот методы управления и цели, которые ставил каждый из тиранов, делали их совершенно разными. И, тем не менее, общим было желание сделать свои владения процветающими, сильными и богатыми. Выражалось это желание в активной поддержке всего нового и передового для своего времени, в поддержке ученых, философов, поэтов и других видных умов, которые своим талантом, направленным на развитие города-государства, способствовали как росту авторитета этого государства, так и прогрессу во всех сферах его жизни. Например, Гиерон II, имя которого уже здесь упоминалось и которое сам его владелец, доживший до 90 лет, смог прославить, и при том очень многими своими  достижениями. Он сумел удержать Сицилию от завоевания Римом и Карфагеном – и это главная из его заслуг. Но известность Гиерон II обрел и в привязке к имени другого знаменитого жителя Сиракуз – математика, физика, астронома и механика Архимеда, научной деятельности которого (теоретической и практической) этот тиран всячески содействовал.

Знамениты легенды о Гиероне и Архимеде. Например, о том, как Гиерон II, сомневаясь в порядочности мастеров, изготовивших для него корону, попросил Архимеда определить, нет ли там примесей серебра. В итоге был открыт закон Архимеда или основной закон гидростатики. Предысторией которого служит рассказ о том, как занятый размышлениями о способе решения поставленной перед ним задачи, Архимед собрался принять ванну. Погружаясь в воду, он обратил внимание на то, что его тело выталкивает определенное количество воды из емкости… Его возглас «Эврика!» – стал так же легендой.

Иная легенда повествует о том, что построенный тяжелый многопалубный корабль «Сиракузия», который служил подарком египетскому царю Птолемею, никак не удавалось спустить на воду. Поручена эта задача была опять же Архимеду. Система блоков, разработанная им, позволила опустить гигант на воду не напрягаясь, в прямом смысле слова – движением руки. И вновь слова, которые якобы произнес Архимед, стали легендой: «Дайте мне точку опоры, и я переверну мир» («Будь в моем распоряжении другая Земля, на которую можно было бы встать, я сдвинул бы с места нашу»).

Дионисий I Старший или Дионис так же вошел в историю как правитель, при котором город-государство Сиракузы достиг своего наибольшего рассвета с населением в полмиллиона жителей. Сам же Дионисий I был не только военным и государственным деятелем – этот человек интересовался литературой, искусством и философией. Частым гостем у Дионисия был философ Платон… Поэтому имя этого тирана в исторических хрониках встречается довольно часто. Я же расскажу о наиболее популярной «туристической достопримечательности» Сиракуз, к которой привязано множество легенд и исторических фактов, имеющих отношение к Дионисию I. Это грот «Ухо Диониса». Но прежде чем продолжить, следует сказать о том, где вообще он находится. Местность эта называется каменоломни Рая (Райские) или Латомии, что в переводе с древнегреческого означает «каменоломни».

Начну с личного впечатления, полученного в процессе знакомства с сиракузскими каменоломнями. Латомия является местом, которое восхитительно настолько, насколько же и ужасно. Первое его качество проявляет себя с первых минут прогулки по извилистым и затененным дорогам каменоломен: удивительной красоты природа и причудливой формы скалы (как результат выработки) восхищают и завораживают. Но спустя какое-то время вступает в силу второе качество, проявляющее себя в некоторой напряженности и стремлении остановиться и прислушаться. И если поддаться этому желанию, можно поймать себя на том, что испытываемые тобою эмоции приобретают уже некую двойственность: в них еле заметно подмешивается страх. Ответ на вопрос «В чем дело?» приходит одновременно с пониманием предназначения этого места: в далеком прошлом это была каторга. На протяжении десятилетий знаменитые сиракузские каменоломни использовались Дионисием I в качестве каторги для неугодных: здесь заставляли работать рабов (в частности, бывших пленных), а также преступников. Позднее эти искусственные пещеры стали служить местами заточения. Благодаря труду рабов древний город был обеспечен строительным материалом: все сооружения были выполнены из камня, добытого в соседних с ним каменоломнях. По центру каменоломен тонким шпилем возвышается высокая скала. Поначалу ее происхождение было мне не понятным. Ответ гида на мой вопрос был таким: это часть породы, что осталась после многовековой выработки (так как эстафету у греков впоследствии переняли римляне), и по ее высоте можно судить, на какую глубину «ушли» каторжане, добывая камень. Поэтому остается только догадываться, сколько боли и мучений помнит это место… И название каменоломен «Рай» или «Райские» возникло, по всей видимости, как укор за искалеченные (и уверен, что в большинстве своем безосновательно) человеческие судьбы. Но есть и иное мнение, согласно которому местность эта названа райской из-за своей красоты и богатой растительности. И оба этих предположения, в принципе, имеют свою «доказательную базу». У древнегреческого философа Фукидида, к примеру, есть описание Латомии, в котором он указывает, что в этих местах погибло множество афинских военнопленных после неудачной сицилийской экспедиции – Сиракузы одержали победу над афинским флотом (415 – 413 гг. до н.э.).

С каменоломнями Латомия и, конечно, именем Дионисия, как и принято, связано много легенд. Сюда ссылали каждого, кто был, по мнению тирана, в чем-либо виновен. Мне известно несколько таких повествований, которые не просто интересны, но и очень поучительны. И, скажу я вам, в данном случае не важно, что могут быть они чистейшей выдумкой. Вспомните присказку, часто употребляемую в русских народных сказках: «Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам – урок». Вот и я предлагаю вам поискать этот намек в мудрости греков, не смотря на то, что это мудрое выражение принадлежит славянам.

Первая легенда гласит о том, что Дионисий был поэтом. Вернее, считал себя таковым, ибо испытывал страсть к этому занятию. Советником у него был лирик Филоксен из Киферы – поэт, специализирующийся на дифирамбах. Первоначально он был рабом, но благодаря своему таланту был замечен Дионисием, и некоторое время жил «при дворе». Когда однажды Дионисий, прочитав поэту свои очередные стихи, попросил оценить их качество, то Филоксен не смог слукавить в оценке и прямо ответил тирану: «Плохо». В порыве гнева Дионисий приказал отправить его в каменоломню. Спустя время, когда у Дионисия появились новые творения, он позвал Филоксена, дабы тот подтвердил его рост как поэта. Но Филоксен, выслушав правителя, повернулся к сопровождавшему его стражнику и сказал: «Веди меня обратно в каменоломню». Смелость и принципиальность этого человека покорила Дионисия, и тот был прощен. В память о таком пленнике один из забоев в каменоломнях был назван Филоксеновым. Уточню, что вариантов данной легенды существует масса, но разнятся они преимущественно незначительными деталями. Суть же не меняется.

Но наибольшей популярностью пользуется легенда, имеющая отношение к огромной известняковой пещере, арочный проем в которой, служащий входом (и выходом одновременно), поднимается во всю высоту скалы. Ухо Дионисия – так зовется это место. И по внешнему виду действительно напоминает формой человеческое ухо, только остроконечное. Название это пещера получила в 1586 году. Автором стал итальянский художник Караваджо – личность, понятное дело, творческая, с развитым воображением. Вот он и рассмотрел в расщелине скалы ухо, связав результат не столько с легендой, сколько с реально жившим человеком и некоторыми фактами его жизни, дошедшими до потомков.

По всей вероятности, эта специфическая пещера образовалась на месте старинных каменоломен, которыми славился город. Но есть основание предполагать, что имеет она вполне естественное происхождение и могла сформироваться в результате действий дождя в доисторические времена: в буквальном смысле отполированные стены пещеры служат еще одним доказательством долговременного действия воды. Эта расщелина в скале известна своей мощной акустикой – самый тихий звук усиливается многократно, отражаясь громким эхом. И мне лично удалось в этом убедиться.

Когда мы подошли к гроту, мой попутчик радостно объявил, что «сегодня как никогда удачный день», и пояснил: почти нет посетителей. Спустя минуту я понял, в чем же конкретно состояла удача. При большом наплыве туристов практически ничего расслышать не удается. Единственное, что гарантировано для прослушивания – это надрывные крики желающих убедиться в силе акустики, с последующим бурным и не менее громким реагированием, претендующим на эмоции удовлетворения результатом «опыта». Моя удача была в том, что я смог «поймать» несколько минут тишины, чтобы… тем же опытным путем проверить мощь акустики? Нет. Чтобы послушать эту тишину. И это просто поразительно, когда каждое твое движение отражается от скал эхом. В этой пещере звук якобы усиливается более чем в 10 раз (кто говорит, что в 16-ть). Но в любом случае, акустика здесь действительно потрясающая. И можно предположить, что древними эта особенность могла почитаться за дар Богов, а место, соответственно, какой-то период служить святыней. Это я подвожу к вопросу отличной сохранности пещеры.

Знаком я и с другим утверждением касательно природы акустики, на правдивость которого ссылаться не могу, поэтому подам как гипотезу. А заключается она в том, что усиление звука происходит за счет выработки (или сознательного проектирования и строительства?) породы под находящимся рядом греческим театром, за счет чего образовалась полость, выполняющая роль акустической системы по принципу сабвуфера (усиливаются звуки низких частот).

Продвигаться в кромешной темноте вглубь пещеры мы не стали. Я не видел в этом смысла. Могу сказать только то, что знаю о ее протяженности: 65 метров вглубь скалы, и порядка 23-х метров в высоту. По форме пещера напоминает букву S. Но центральная часть этой «буквы» перекрыта для прогулок туристов из-за опасности обвала. И поэтому, к сожалению, насладиться той великолепной легендарной акустикой пока не получится.

И легенда. После победы Сиракуз над Афинами в каменоломни Латомии были брошены сотни раненых афинских солдат. Их оставили там умирать. А тиран Дионисий (по одной из версий легенды) с наслаждением слушал стоны поверженных врагов, проводя время у отверстия в верхней части скалы. Другая версия легенды свидетельствует о том, что Дионисий специально оставлял в этой уникальной пещере рабов и заключенных, чтобы знать, о чем они говорят. Стража, а по совместительству информаторы, верой и правдой несли свою службу, сообщая правителю о заговорах и прочих важных вещах…

В основу этой легенды, как, впрочем, и других, положены реальные исторические события: сицилийская экспедиция 415 – 413 гг. до н. э.. Это один из эпизодов Первой Пелопоннесской войны, в ходе которого афинский флот предпринял попытку захватить Сиракузы. Командовал этой экспедицией Алкивиад – древнегреческий афинский полководец (государственный деятель и оратор). Но одновременно с приказом выступать с флотом к берегам Сицилии в 415 году до н. э., он был отозван в Афины для судебного разбирательства. Дело в том, что за несколько дней до отплытия в Афинах кто-то изуродовали стоящие на улицах города гермы – почитаемые изображения бога Гермеса. Обвинили в этом Алкивиада только потому, что он представлял серьезную опасность как конкурент для некоторых деятелей. Поэтому флот отправился в путь без полководца. В итоге сражения афиняне потерпели поражение. Разгром так называемой «сицилийской экспедиции» был для Афин настоящей катастрофой: погибло две трети флота, около трети всего войска… Влияние Афин в Греции резко упало, спровоцировав заговоры и бунты в самом городе… Алкивиад был вынужден отправиться в изгнание. А 7000 пленных воинов Афин были брошены в каменоломни Сиракуз, и больше никогда ни один из них не вышел оттуда…

На ознакомление с двумя другими масштабными строениями – греческим театром и римским амфитеатром, так же был отведен приличный отрезок времени. Не скажу, что преследовал я здесь какие-то особые цели (для этого нужно быть узкопрофильным специалистом) – мне интересны такие постройки исключительно своим предназначением: с какой целью создавались и как именно эксплуатировались. Но вначале скажу кратко о самих театрах.

Греческий театр был построен в V веке до н.э. (диаметр 138 м и вместимость до 15 тысяч человек). Это один из самых больших храмов Мельпомены тех времен. Особенность этого театра в том, что его каменные трибуны, вырубленные в скале, обращены в сторону моря (сейчас море хорошо видно только с верхних рядов). На фоне морского горизонта, выполнявшего роль естественного и просто-таки великолепного занавеса, и стояла сцена. и здесь проходили действа… – древнегреческие лицедеи и ораторы выступали перед публикой каждый со своей «программой». Во времена римской колонизации Сицилии, когда Сиракузы были захвачены римлянами, то новые хозяева перестроили конструкцию театра таким образом, чтобы проводить гладиаторские бои. Внесла свою лепту в разрушение этого строения и Этна: напомню, что в 1693 году сильным извержением был практически уничтожен город Сиракузы. Естественно, пострадал и театр. Не последняя роль «в деле разрушения» была отведена и «человеческому фактору», который проявлял себя всегда и во все времена, но, к сожалению, в большинстве случаев идиотизмом. В данном случае театр, как и сотни подобных ему исторических ценностей просто растаскивали, кто куда и кто на что…

Второе строение – древнеримский амфитеатр, построенный в конце I века до н. э. во время правления Октавиана Августа, размеры которого просто впечатляют: 140 х 119 метров. Он является третьей по величине римской ареной после римского Колизея и амфитеатра в Вероне, что находится на территории Италии. Отличие формы – это первое, на что обращаешь внимание, так как этот театр имеет круглую форму с четырьмя выходами, ориентированными по сторонам света. Обратил я внимание и на отличную сохранность внутренних ходов, по которым на арену выходили гладиаторы, а также выпускались дикие звери. Остались даже надписи, выбитые в камне еще в период античности. Увидев, с каким интересом я их рассматриваю, сопровождавший меня гид сообщил, что здесь сообщается об одном из создателей этого амфитеатра.

Но с интересом рассматривал я не только надписи на камне. Я ведь сказал, что интересны мне такие постройки исключительно своим предназначением. А потому…

Кому не знакомо «крылатое» выражение «Хлеба и зрелищ». Или в оригинале на латыни – «Panem et circenses». Да практически каждый хотя бы раз в своей жизни употреблял его. Но всем ли ведомо его происхождение? Древнеримский поэт-сатирик Ювенал, описывая «современные нравы народа», использовал данное выражение в одной из своих сатир. Он осуждал примитивные устремления римского народа в основной своей массе, противопоставляя их героическому прошлому. Но актуальным это было не только во времена Ювенала. Подобные комментарии присущи каждому поколению человечества. И я не сделаю никакого открытия, подтвердив его актуальность сейчас.

А такие сооружения, как театры как раз и предназначены были нести «зрелище» в массы: путем воздействия на эмоции как наиболее «откликающуюся» на влияние извне составляющую человеческого естества. Народные собрания с выступлениями ораторов, театральные представления трагедийного, комедийного и прочих жанров, бои гладиаторов между собой и с хищниками… – все это должно было отвлечь, усладив взор, удовлетворив потребность в крови и агрессии и тому подобных желаниях, но в итоге, все это должно было направить человеческий поток в нужное русло, это должно было держать поток в рамках установленных для него берегов. Это было всегда. И это будет.

Мне же, как ученому и магу, интересны любые способы воздействия на «поток», а соответственно, и используемые для этого средства. Потому что моя цель – вывести человека из этого потока. Но правильней сказать, научить его этому – дать знание и показать, как сделать это самостоятельно. И это первое, что должен усвоить мой ученик, прежде чем он станет куда-либо двигаться: он должен учиться жить, но не существовать в этом потоке до тех пор, пока сможет обрести силу и умение выйти из-под его влияния.

Не менее интересными являются – и не только своей внешней привлекательностью, но в первую очередь историей, – и другие строения, расположенные здесь же, на территории археологического парка Неаполис. Если говорить о гроте Нимф, как о небольшой, но очень красивой искусственной пещере, некогда украшенной статуями муз, то взору предстает своего рода ниша, в которой из расщелины в стене струится небольшой водопад, образуя озерцо в самой пещере. Красиво? Безумно! А вот если посмотреть с другой стороны – со стороны истории этого места, то красота эта подкрепится еще и знанием: подвод воды к этому гроту наладили еще древние греки – эллины. И до настоящего времени (а вы вдумайтесь, сколько этого времени прошло, пока наступило «наше»!) этот рукотворный родник питается водой, идущей по подземному водопроводу-акведуку по принципу «самотека» – из родника, находящегося на более высоком уровне. Более того, этот Нимфей был частью единой водной системы. Вот в таких местах совершенно незаметно и проявляет себя знание, которым владели древние народы.

Улица гробниц – единственная хорошо сохранившаяся в той части археологического парка Неаполис, что носит название некрополь Гроттичелли, «улица», которая проходит вдоль высеченных в скале древних усыпальниц (греческих и римских захоронений) и… так же уводит в далекое прошлое Сиракуз. Это самая известная и самая сохранившаяся среди всех улиц, ведущих к Греческому театру. Интересная деталь в наблюдениях: оставшиеся от колес повозок следы на дороге – выбитые в камне колеи. Якобы по этой дороге, но в уже более позднее время, в  XVI веке, перевозили муку, производимую на мельницах, находившихся в районе каменоломен.

Чем привлекло меня это место? Новой легендой. Здесь, на краю каменоломен, на территории некрополя Гроттичелли, находится небольшая скала с нишами-пещерами, похожими на остальные. За исключением того, что одна из этих ниш декорирована двумя дорическими колоннами. Согласно легенде (я отношусь к этой информации только как к легенде и поясню почему) эта усыпальница римского периода есть ни что иное, как «могила Архимеда». По крайней мере, это место официально имеет такое название. Сюда приводят туристов. Сюда же приходят и местные. Верят ли они в то, что именно здесь и покоится прах их великого земляка. Я спросил у своего попутчика, что он думает на этот счет. Тот ответил, что большинство сицилийцев и жителей Сиракузы в частности отлично понимают, что это просто «торговая марка» города и острова. Но в то же время им нравится думать, что придя к этой скале, они прикоснутся к своему историческому прошлому и к памяти о великом человеке – Архимеде из Сиракуз. Но где же на самом деле находится могила Архимеда? В действительности это место утеряно. Слишком много было у этих мест хозяев, но не было среди них тех, кто бы не только ценил наследие прошлых поколений, но и старался сохранить его, да к тому же имел бы для этого возможности.

…По приказу Марцелла к Архимеду пришел солдат и намеревался увести его с собой. Но тот был занят важными вычислениями и, не желая, чтобы его прервали, попросил пришедшего покинуть помещение. За что был убит. Узнав о его кончине, Марцелл якобы был огорчен и велел похоронить Архимеда в соответствии с его завещанием: на могилу установить надгробный камень с высеченным шаром, вписанным в цилиндр…

Сочинение «О шаре и цилиндре» сам Архимед считал итогом наиболее важного своего достижения в геометрии. В этой работе он смог доказать, что объем шара, вписанного в цилиндр, в полтора раза меньше объема этого цилиндра, и что так же относятся между собой поверхности этих фигур: «Конечно, эти свойства были и раньше по самой природе присущи упомянутым фигурам, но они все же оставались неизвестными тем, кто до нас занимался геометрией, и никому из них не пришло на ум, что все эти фигуры являются соизмеримыми друг с другом; поэтому я не поколебался бы сравнить эти теоремы с теми, которые были открыты другими геометрами, и, в частности, наиболее выдающимися теоремами, которые были установлены для тел Евдоксом» – писал он во вступлении к работе «О шаре и цилиндре».

Но вернемся к легенде. Судя по всему, о могиле Архимеда забыли вскоре после его смерти. Что, впрочем, и не удивительно, если учесть, что в Сиракузах уже вовсю хозяйничали римляне, которым этот человек был или безразличен, как чужак, или вызывал гнев, как талантливый изобретатель машин, что приводили в ужас тысячи римлян. И только спустя более столетия появляются первые упоминания об Архимеде авторства знаменитого оратора, философа и политика I века до н.э. Марка Туллия Цицерона. По свидетельству самого Цицерона, он лично на одном из заброшенных участков старого кладбища увидел небольшую каменную колонну, поросшую кустарником, на которой было выгравировано изображение шара с цилиндром. Помогли с организацией расчистки могилы сопровождавшие его во время этой «прогулки» влиятельные и состоятельные римляне, жители Сиракуз. Каменная плита была очищена от земли и растительности и взору собравшихся предстала известная по греческому литературному источнику стихотворная эпитафия, посвященная Архимеду. Цицерон был горд и ликовал, понимая значимость этой находки как исторической и генетической памяти целого народа: «Таким образом, виднейший и некогда столь образованный город Великой Греции не имел бы понятия о могиле своего величайшего мыслителя, если бы иноземец не показал ее его гражданам«.

Убийцей Архимеда был римлянин, но и возродил память о нем тоже римлянин… Парадокс? Это всего лишь жизнь. И это история. Кстати, чему учит нас история как наука? Где и какое государство существовало? Кто им управлял, когда и как? Кто с кем дружил, кто с кем воевал – что отвоевывал, а что терял?.. Безусловно, эта информация составляет основу исторического материала. Но наука история в первую очередь учит, видя следствие, задумываться над его причинами. Учит умению прогнозировать последствия решений и поступков, приводя примеры, когда глупость, алчность и эгоизм в извращенной его форме одного человека влияли на ход истории целого народа. И почти всегда непоправимо трагично. Но, к сожалению, эти уроки в большинстве своем воспринимаются как лекционный, то бишь теоретический материал. Когда дело доходит до практики…

Вот один из примеров, иллюстрирующих мои слова.

До нашего времени… Да что там до нашего, если даже эпоха Ренессанса (тогда впервые за многие века возник интерес к математике как науке) уже не могла воспользоваться наследием Архимеда в виду того, что дошло очень мало оригинальных трудов этого древнегреческого ученого. К тому же некоторые свои открытия (как считают исследователи, к ним относятся те достижения, которые Архимед считал наиболее значимыми) он так и унес собой, не пожелав написать о них: ни рукописей, ни переводов, ни набросков… Сохранились очень скудные сведения о том, что существовал трактат, в котором Архимед очень подробно объяснял свои математические открытия. Указывалось и название – «Метод механических теорем». Вот только трактат этот считали навсегда утерянным, поскольку нигде не удавалось найти эту рукопись. Вернулся этот трактат спустя века и, как говорят, «совершенно случайно», но уже в виде «палимпсеста» или «Палимпсеста Архимеда».

Предыстория открытия. Константин фон Тишендорф – знаменитый исследователь Библии XIX века, работая в одной из библиотек Константинополя (примерно 1840 г.), обратил внимание на заурядную и ничем не выделяющуюся книгу, попавшую в библиотеку из монастыря Мар Саба, что в иерусалимской пустыне, и датируемую XIII веком. Внимание ученого привлекли проступающие под основным текстом строки, написанные на более раннем греческом языке и содержащие научные и философские термины, а также математические вычисления. Он предположил, что этот текст может иметь отношение к работам Архимеда и… вырвал незаметно одну из страниц книги. Как показала практика последующих лет, смысла в этом поступке не было никакого, ибо дальше всего этого Константин фон Тишендорф в своих исследованиях не продвинулся. Но уже в начале ХХ века об этой церковной книге вновь заговорили благодаря турецкому библиотекарю, который в 1906 году выложил выдержку из «странной книги» в каталоге, и датскому историку и филологу Йохану Людвигу Хейбергу, который увидел этот каталог и фрагмент из этой книги. Личный визит в Константинопольскую библиотеку Хейсберга и ознакомление с книгой привели к тому, что уже в 1910 – 1915 годах весь мир говорил о сенсационном открытии трактата Архимеда «Метод механических теорем». Хейсберг потратил несколько лет на то, чтобы расшифровать еле заметный текст на фотокопиях страниц книги. Но последовавшие вскоре за этим события – Первая мирровая война, свели на нет важность этого открытия. Сама же книга была утеряна.

И только в 1971году о трактате Архимеде заговорили вновь благодаря все той же вырванной Константином фон Тишендорфом странице, которая хранилась в библиотеке Кембриджа. А с 1991 года, когда аукционный дом «Кристис» выставил на продажу «потерю», что все эти годы являлась ценной игрушкой в одной французской семье, работа по исследованию рукописи приняла уже серьезные масштабы. Были подключены все технические возможности науки современного мира: новейшие методы сканирования в диапазонах от инфракрасного до рентгеновского в комплексе с компьютерной обработкой позволили восстановить текст практически в полном объеме. Отныне рукопись Архимеда получила название «Палимпсест Архимеда» или «вновь соскобленный», то есть восстановленный.

Но почему столь серьезный и важный для науки труд Архимеда постигла такая участь? Рукопись попала в одну из монастырских библиотек, в которой, как и полагается, монахи так же писали книги. Из-за ценности пергамента в качестве сырья для будущей книги они использовали то, что считали ненужным. Такие книги расшивались, очищались от предыдущего текста, а затем с уже новым текстом сшивались повторно. Вот и в данном случае некий монах, выбирая, что бы ему пустить «в расход», решил, что эти византийские сборники научных трудов (приблизительно конца Х века) со странными символами, являются как раз тем ненужным, что можно превратить в «слово Господне». На том и остановился.

Кстати, деталь, на которую обратил внимание еще Тишендорф, но не смог ее объяснить. Ответ пришел уже после того, как оригинал расшили. В трактате Архимеда каждая страница была сложена пополам для уменьшения формата книги. Именно поэтому литургический текст, написанный уже монахом, шел поперек первоначального текста.

Чему учит история в данном случае? Да все тому же: за глупость одного человека расплачиваются народы. Одному показалось, что Архимед груб с ним, непочтителен – и он убил его… Другому показалось, что книга со странным текстом абсолютно не нужна и не богоугодна – и он уничтожил ее… Сколько еще таких примеров? К сожалению, бесконечно много.

К какому результату привело решение о ненужности книги Архимеда? Возвратились эти знания к людям очень поздно. Как тут вновь не вспомнить воистину пророческие слова Анатолия Кашпировского: «Я пришел слишком рано, но поздно». Знание, которым владел Архимед, при его жизни было несвоевременным. Не готовы были люди воспринять и применять его. Но в конце ХХ века – уже было поздно, ибо все это смогли постичь и воплотить иные умы. Но что бы было, если бы эта рукопись попала в руки ученых на несколько сотен лет раньше? Однозначно, это были бы открытия. И кто знает, какими событиями пополнилась бы история человечества, а каких событий удалось бы избежать?..

Маг Ингвар, г. Киев

Ссылки на статьи из цикла «Сицилия»:

Это Сицилия, детка. Настоящая Сицилия

Величие и мощь вулкана Этна: жизнь и смерть в одном лице

Раздел сайта «В поисках утраченного знания»