Книга «Тайна гипноза раскрыта. Практикум для спецслужб» (2020).

Глава 7. Что есть эмоции?  (из книги Тайна  Гипноза раскрыта. Практикум по Гипнозу для спецслужб).

1. Философское вступление об эмоциях.

2. Стадии психического цикла.

3. Определение понятий «эмоция» и основные аспекты их изучения.

   3.1.  Эмоции, как психическое явление.

   3.2.  Эмоции, как психо телeсные состояния.

   3.3.  Эмоции, как психический процесс.

4. Функции эмоций.

   4.1. Оценочная функция.

   4.2. Функция побуждения и организации.

   4.3. Функция выражения.

5. Классификация эмоций и примеры их исследования.

   5.1. Природные эмоции. Комплекс и аффект.

   5.2. Социальные эмоции. Основные эмоциональные состояния.

    5.3. Личностные эмоции.

Что лежит в основе всей нашей внутренней регуляции деятельности или поведения?

Психологи утверждают, что в основе регуляции всей нашей деятельности лежат эмоции и воля, точнее сказать регуляция нашей деятельности может быть либо эмоциональной, либо волевой. Не будем сейчас спорить с нашими дорогими психологами, которые, как правило, не знакомы с тончайшим анатомическим устройством человеческого тела и которые, как правило, ни разу в жизни не держали в своих собственных руках свежего, теплого и только что извлеченного из черепной коробки во время аутопсии, человеческого мозга. Общеизвестно, что многие психологи, как правило, являются сторонниками функционального научного подхода, что в корне мной не принимается ввиду того, что я всегда рассматриваю любой вопрос, событие или явление только в целом и, как бы со стороны, а это требует прежде всего знания строения, то есть как минимум, сперва структурного подхода и лишь только после- функционального, ибо нельзя рассматривать функцию в отрыве от структуры.

Однако же, продолжим и вспомним о замечательном философе, труды которого настойчиво рекомендовал своим последователям изучать патриарх советской школы психологии- Л.С. Выготский. Речь идёт конечно же о Бенедикте Спинозе, который эмоции называл аффектами, и когда он говорил об этих аффектах, то под этими аффектами подразумевал соответствующие психотелесные состояния. Заметьте, что этот глубокий философ говорит об аффективных процессах как о таких, у которых ещё не выяснена до конца их причина. Спиноза в этой связи произносит свои гениальные высказывания, которые мы, естественно, должны знать на память:

  1. «Человек часто бывает рабом своих аффектов, и научиться  подлинно регулировать, управлять своим поведениям, это значит, овладеть аффективной сферой, осознать те представления, которые у нас имеются об исходных аффектах. Если угодно встать, над ними».
  2. «Мы потому и считаем что-то добром, поскольку испытываем удовольствие при этом. А, что-то потому мы считаем злом, если переживаем при этом неудовольствие».
  3. «Если человек остаётся во власти аффектов, то есть не управляет ими,-то он их раб».
  4. «Бессилие в укрощении или управлении аффектами- это рабство».
  5. «Осознание своих аффектов- есть свобода и блаженство души».
  6. «Овладение своими аффектами- есть развитие воли».
  7. «Способность души к укрощению своих аффектов состоит в их познании».
  8. «Нужно научиться отделять сам предмет от своего отношения к нему, то есть от его аффективной оценки». Ведь наше личное отношение к любому предмету, явлению, событию или человеку полностью определяется именно эмоциональной (аффективной) стороной.
  9. «Не плакать, не смеяться, а понимать – вот, что значит управлять своим поведением».

Я глубоко убеждён, что именно из этих философских изречений великого философа и родилась когнитивная психология, как своего рода возможность осознавать причины своего поступка. Именно Спиноза подвёл современных психологов к мысли о том, что понимание своих аффективных механизмов и есть развитии воли.

Девятый бессмертный афоризм Спинозы, является довольно сильным аргументом в пользу того, что изучение эмоций не только и не столько связано с изучением поведения, сколько с изучением личности (особенно важно всегда понимать какая из 3 частей личности имеется ввиду, природная, социальная или духовная) и, особенно, мышления, в самом широком смысле этого слова. Основное положение философского учения Спинозы об эмоциях звучит так: всякая вещь стремиться быть и это стремление быть есть сущность любой вещи. Наша душа

сознаёт это стремление быть (сознавать). Если же это стремление быть относиться только к душе, то Спиноза называет его волей, а если это стремление одновременно относится и к душе, и к телу- Спиноза называет его влечением. Именно влечение и есть сущность человека. Влечение- есть готовность к действию. Если влечение сопровождается сознательным представлением- это Спиноза называет желанием. Таким образом у Спинозы желание выступает первым, а удовольствие и неудовольствие- вторым и третьим проявлением простых аффектов. Сложными аффектами у Спинозы выступают счастье, радость, горе, страх, печаль. Аффекты (эмоции) всегда связаны с определёнными предметными представлениями. Эмоции- это всегда суть отношения к чему то, или к кому то и, если человек находится во власти аффекта (эмоции), то он не отделяет их от своих соответствующих представлений.

2. Стадии психического цикла.

Как Н.Я. Грот, так и К.Г. Юнг выделяют 4 фазы единого психического цикла или 4 стадии психического события:

1) Объективное восприятие. Объективное, надо понимать, как исходящее извне, т.е. внешнее, связанное с внешними объектами. И здесь по  Вильгельму Вундту объективным элементом сознания есть ощущение.

2) Субъективное восприятие. То есть мое собственное, по Вундту оно называется чувство или сегодня это называют эмоцией (или чувствование, воспринять ситуацию эмоционально, здесь означает прочувствовать её).

3) Субъективная деятельность (связана с внутренней жизнью). От восприятия к деятельной активности, это есть стремление (воля).

4) Объективная деятельность. Деятельность, направленная к объектам, это есть движение.

Современные бихевиористы 1 фазу единого психического цикла называют стимулом, а 4 фазу- реакцией на этот стимул. Между 1 и 4 фазой находится внутреннее звено этой цепи (2 и 3 фаза), которое собственно и регулирует реакцию (поведение, деятельность). Основное назначение эмоции (2 фазы)– это такая адаптационная активность  к конкретной ситуации, чтобы  в этой ситуации можно было действовать, а стремление к действию (3 фаза) – это воля. Эмоции и воля (у Н.Я. Грота чувство и стремление) тогда должны готовить нас к действию, они и есть внутренние регуляторы деятельности.

Эмоциональная оценка ситуации или человека, выраженная в большей или в меньшей степени, есть у каждого из нас, но большинство личностных проблем возникают как раз из-за того, что человек не может разделять собственно ситуацию, от эмоционального отношения к ней, или отдельно взятого человека, от своего эмоционального отношения к нему. Существует методика Келли, в которой возможно зафиксировать количество внутренних критериев, категорий, которыми пользуется каждый в оценке других людей. Категорий

может быть меньше или больше. Этот фактор называется эмоциональная оценка. Бывает так, что у человека много слов в оценке других, но если исследовать познавательную сферу такого человека, то выяснится, что критерий всего один – удовольствие/неудовольствие, то есть эмоциональная оценка, а все остальные объединены с ним. И тогда заметим за Келли – часто личностные проблемы заключаются в том, чтобы выделить фактор эмоциональной оценки, показать его как самостоятельный, а не связанный с каким-то другим.

3. Определение понятий «эмоция» и основные аспекты их изучения.

Многие современные психологи наивно утверждают, что эмоции занимают промежуточное положение между потребностями и деятельностью. Мы же с вами всегда должны быть последовательными в любом вопросе и начинать любую дискуссию должны, во- первых, с определения понятий, во- вторых, с понимания угла зрения или стороны под которым рассматривается это понятие, и в- третьих,- в связи с чем рассматривается это изучаемое понятие.

Итак, давать определение понятию «эмоция» мы будем исключительно с точки зрения двух гениальных в психологии авторов – это А.Н. Леонтьев и его постоянный оппонент – С.Л. Рубинштейн.

  1. Важно сразу же особенно подчеркнуть, что С.Л. Рубинштейн связывает эмоции с потребностями, причем с теми потребностями, которые еще не удовлетворены. Эмоции легче выявить тогда, когда потребности ещё не удовлетворены.

Эмоции – есть психическое отражение, или психическая представленность актуального состояния потребности. Это означает, что мотивация открывается человеку в виде эмоций (чувств), которые как бы сигнализируют ему о том, как и насколько значимы для удовлетворения его потребности. Если же потребность не удовлетворена, то возникает эмоция фрустрации как тягостного психического состояния, которое возникает при невозможности реализовать потребность или  достичь поставленную цель.

Далее вспомним физиолога П.В. Симонова, который строит свою формулу эмоций известную под названием «информационная концепция эмоций» исходя из результата действия двух факторов.

Первый из них – это неудовлетворенная потребность.

Второй фактор, определяющий эмоцию– это различие в информации, т.е. различие  (дисбаланс, несоответствие) между той информацией, которая требуется для удовлетворения потребности, и той, которая имеется в наличии. Второе определение восходит к Леонтьеву, который связывает эмоции с деятельностью. Ссылаясь на второй фактор эмоций по Симонову, Леонтьев выводит мысль, что эмоция выполняет функцию оценки. Когда осуществляется деятельность, то эмоции, которые  возникают в ходе этой деятельности нужны для того, чтобы оценивать результаты этой деятельности (эмоции, как психически представленная оценка событий). Леонтьев настойчиво подчёркивает, что любая деятельность определяется и направляется мотивом, и эта деятельность в

  1. операционном смысле состоит из действий, подчиненных сознательным целям. Смысл любого действия- есть понимание отношения мотива деятельности к цели действия. Смыслообразование- это основная функция мотива, причем мотивы образуют смыслы даже тогда, когда они не осознаются. Более того, смыслов может быть много

(если быть точным, то это всего 3 уровня смыслов, которые четко соответствуют трем уровням личности- природный, социальный, культурный или собственно личностный. Мой любимый психолог- Уильям Джеймс, называет третий уровень духовным. Природный уровень смысла оценивается по шкале польза- вред, социальный уровень смысла оценивается по шкале добро- зло, хорошо- плохо и личностный уровень оценивается по шкале истина- ложь),

а эмоция, выражающая этот смысл, всегда только одна. А далее, способы выполнения действий – операции. Между деятельностью и действием есть различие, которое как раз и надо оценить. Деятельность направляется мотивом, и тем не менее мотив (мотивы) выполняют свои функции даже тогда, когда они не осознаются. Мотив побуждает действовать, и что более важно для нас – мотив образует смысл. И тогда Леонтьев дает такое определение эмоции. Эмоция – это психическое отражение смыслов или психическая представленность смыслов. Прежде всего, смыслов действия и условий их выполнения. Эмоция – психическая представленность смыслов, которые образует мотив. Эмоции – это ключ к осознанию мотивов. За эмоцией всегда стоит мотив. Эмоция – это поверхностное проявление мотива.                                                                                                     
Часто Леонтьев называл эмоциями еще и задачи. Он говорил: «Эмоции – это задачи на личностный смысл. Особенно сильные эмоции те, которые обращают на себя наше внимание, привлекают к себе – это задачи на осознание мотивов, на личностный смысл».

Существует три аспекта изучение эмоций.
1) Эмоции, как явления (переживания). Явление или феномен- это собственно строение, структура, устройство эмоций.
2) Эмоции, как психо телесные состояния. Это связь эмоций с природной, телесной жизнью.                                                                                                                         
3) Эмоции, как процесс. Это разворачивание эмоции во времени, или последовательность событий при возникновении эмоции.

3.1. Эмоции, как психическое явление. Начиная рассматривать эмоции как психическое явление, необходимо сразу же вспомнить основателя психологии в целом и психологии сознания в частности, легендарного Вильгельма Вундта. Вундт называл эмоции чувствами и говорил, что есть объективные элементы сознания – ощущения и представления, и субъективные – чувства. Представления- это сумма ощущений. Ощущения могут относиться к самым различным представлениям в отличии от чувств, поскольку чувства всегда относятся только к одному объекту. Чувство как бы объединяет собой (в себе) сумму ощущений. Эти субъективные элементы сознания- чувства и есть эмоции, как психическое явление. Вундт, рассматривая

чувство (эмоцию), как единое психическое явление, различал в этом явлении 2 стороны, поскольку важным правилом в описания психики для него было требование – различать в психике объективную и субъективную стороны. Объективная – всё то внешнее, что идет из мира, а субъективная – всё то внутреннее, что связано с внутренним опытом субъекта.                  

Две стороны этого явления.                    
 1. Объективная. Эмоция – это всегда отношение к чему-то, эмоция обязательно имеет предмет. Вундт говорит: «Эмоция связана с определенным предметным представлением». Скажем на бытовом языке: бывают такие явления, когда  мается  человек и не знает, что является причиной его негативной эмоции и переживания. И Вундт, и его последователи укажут: нет беспредметных эмоций. Если есть эмоция – ищите её предмет.                             
2. Субъективная. Называется словом переживание, и классифицируются по 3 параметрам: удовольствие/неудовольствие, возбуждение/успокоение, напряжение/разрядка. Эта субъективная сторона обладает важной функцией, которая заключается в том, что переживание собственно чувства организовывает (синтезирует, если хотите) психическое явление, обеспечивая таким образом целостность психического явления. Вундт говорит, что представление, как объективный элемент сознания– обычно состоит из простых элементов ощущений. Представление нуждается в синтезе, иначе может распадаться на части. Эту связь и обеспечивают чувства (эмоции). Сложные чувства у Вундта называются аффектами и волей.

Описывая здесь эмоцию, как явление, попытаемся очень кратко сказать о философском подходе к эмоциям, как феномену. И здесь мы должны вспомнить основателя учения о феноменологии немецкого философа Гуссерля. Если сказать совсем просто, то феноменология- это попытка одновременного объяснения и описания любого явления, то есть, то, что вижу, то и пою. Как мне кажется, философская идеи феноменологии сильно переплетена с модным сегодня экзистенциализмом и в этой связи, мы обязаны в изучении эмоций коснуться видного представителя экзистенционализма и, по совместительству психолога, Жана Поля Сартра.

По Сартру эмоция- это некое представление о мире, при чем, это представление может быть рациональным и иррациональным. Рациональное значит такое, где есть различие между предметом и отношением к нему, между причиной и следствием. Вполне понятно, что рациональное представление базируется на соблюдении 4 законов линейной логики Аристотеля.

Иррациональное представление о мире называют также ещё и магическим и в этой связи нужно вспомнить Ницше и Шопенгауэра как ярких представителей иррационализма.  Именно магическое мировоззрение Сартр связывает с эмоциями  утверждая при этом, что эмоция не приемлет рациональных рассуждений и оценивает ситуацию непосредственно. И здесь Сартр говорит о том, что иногда бывают такие ситуации, когда рационально (логически) действовать просто не возможно, поскольку для этого просто нет никаких условий. Да, да, друзья мои, не удивляйтесь, но логическое мышление предполагает, как это  не странно, наличие определённых условий. Если бы мы сейчас хотели углубиться в магическое представление о мире, то мы должны были бы вспомнить здесь о Леви Брюлле и Леви Строссе утверждавших, что магическое

мировоззрение оно же есть первобытное (то есть малоразвитое), а также о нашем современнике- известнейшем американском кинорежиссёре Дэвиде Линче, который попался мне на глаза во время моей жизни в Америке и запомнился в числе прочего, своим непревзойдённым высказыванием, которое меня очень сильно тогда впечатлило. Вот это высказывание: «it is can’t be intellectually understood». Здесь  важно  подчеркнуть, что магическое мировоззрение для представителей французской школы (Леви Стросс, Леви Брюль, например) сводится к первобытному, а для некоторых продвинутых  умом американцев (тот же Дэвид Линч), оно сводится к глубинной философии веданты, где объект сливается с субъектом, познающий сливается с познаваемым, а наблюдатель сливается с наблюдаемым в одно целое. Это всегда важно учитывать, поскольку в наше время любую мысль можно как возвысить, так и затоптать и унизить, всё зависит лишь от того, кто «заказывает и оплачивает музыку».

Здесь я обязан во всеуслышание громогласно заявить, что именно выход в магическое мышление является тем спасительным для перевозбуждённого ума современного человека средством, которое защищает психику от взрыва и даёт психическую разрядку. Конечно же,  популярные сегодня изменённые состояния сознания, ставшие широкоизвестными благодаря главному и официальному научному наркоману планеты Станиславу Грофу, переключают сознание именно на магическое мышление. Важно особенно подчеркнуть, что одни люди (по типу Грофа и его сторонников) для этих целей используют наркотики (ЛСД, грибы, канабиоиды), при этом практически мгновенно достигая изменённых состояний сознания имея при этом абсолютно не готовый для понимания такого опыта ум, другие же идут к этим высшим (изменённым) состояниям сознания исключительно тяжёлым и долгим духовным путём, через годы длительных  медитаций и обретение глубинных древних знаний, которые невозможно получить быстро и без знакомства со Священными Писаниями и личной встречей со знающим Учителем. Видите, как важно уметь под разными углами зрения смотреть на то, что называется магическим мышлением.

Говоря о Сартре, нужно подчеркнуть, что в вопросе управления и подчинения эмоций он рассуждает также, как и Спиноза и говорит: «эмоция – это форма редукции, перехода из рационального мира в иррациональный мир, где отсутствуют какие-то важные различия. Например, между самим объектом и тем, как этот объект представлен в заведомо субъективной фантазии». Следуя логике Сартра можно привести такой пример. Сидит обычный, среднестатический человек в комнате и вдруг, за темным окном появилось что-то неясное для него. Естественно, возникает испуг и человек испытывает страх. Это и есть эмоция как феномен, как иррациональное переживание. Если поставить на место человека рационального, то он скажет: «я пока ещё не знаю, что это за объект, он находится далеко от меня – за окном, а не в комнате». И приведет массу рациональных оснований, чтобы никакого эмоционального феномена не было. Нередко слова «эмоция» и « чувство» употребляются как синонимы. В более узком значении  эмоция – это непосредственное, временное переживание какого –нибудь  более постоянного чувства. Эмоцией называется, например, не само чувство любви к музыке, как укоренившаяся особенность человека, а состояние наслаждения, восхищения, которое переживает, испытывает он, слушая на концерте хорошую музыку в хорошем исполнении.

То же чувство может переживается в форме отрицательной эмоции возмущения при слушании музыкального произведения в плохом исполнении.

Боязнь или страх как чувство, или сложившееся своеобразное отношение к определенным объектам, их сочетаниям или жизненным положениям, может переживаться по разному.  А именно, иногда человек бежит отчего то страшного, а иногда цепенеет и замирает от страха, или даже может от страха и отчаяния бросится навстречу опасности.

В одних случаях эмоции отличаются энергичностью, витальностью, действенностью и тогда, они становятся побуждениями к поступкам, к высказываниям, увеличивают напряжение сил и называются стеническими. Помните, от радости человек готов «горы свернуть». Рекламщики знают, это и часто используют  эту особенность для повышения уровня продаж любого хлама.
В других случаях эмоции, называются астеническими и характеризуются пассивностью или созерцательностью, переживание таких чувств расслабляет человека, и тогда от страха у него могут «ноги подкосится» и «оцепенеть от страха», и всё тело его внезапно может застыть в каталепсии и стать «деревянным и неподвижным».

  3.2. Эмоции как психо телесные (психо физическое, психо соматическое) состояния.

Главное здесь состоит в том, чтобы всесторонне описать телесные проявления эмоций на макро и на микроуровне. Джеймс, говорил, что эмоция будет неполной без своего телесного выражения.                              
Выражение эмоции обычно разделяют на 3 основные группы:

1. Поведенческие выражения, т.е. мимика, пантомимика. Сюда же обычно добавляют проявление эмоций в речи. Но это не касается осмысленной речи, когда человек пытается понять, что происходит и сознает эмоцию. Те приемы в речи, которые называются невербальными, такие как интонация, тембр, паузы в речи. Если говорить о ярких эмоциях, то самые яркие эмоции те, что сопровождаю тинсайт – междометия, нарушения в речи и т.д. 2. Физиологические и вегетативные показатели. Здесь идет речь о временном или внезапном нарушении каких-то текущих функциональных процессов – дыхания, сердцебиения, повышения кровяного давления; вегетативный процесс – покраснение кожи; реакции которые подчас трудно замечаемы – расширение/ сужение зрачка. С позиций нейрофизиологии можно утверждать, что чем большее значение для человека имеют определённые внешние события, происходящие вокруг него, тем более глубокими и опасными для его здоровья могут оказаться его эмоциональные переживания. Постоянно созерцая в уме объекты своих 5 органов чувств, человек развивает к ним привязанность, из этой привязанности к объектам своих чувств у человека рождается желание обладать этими бесконечными и самыми разнообразными объектами. Это сильное желание обладать объектами чувств вызывает в коре полушарий головного мозга очаги возбуждения, которые распространяясь по всей коре переходят и на нижележащие подкорковые центры (таламус, гипоталамус, гипофиз, эпифиз, продолговатый мозг) в которых находятся «пульты автономного (бессознательного) управления» дыханием, сердцебиением, кровообращением, пищеварением, секрецией гормонов. Соответственно,

возбуждение этих жизненно важных подкорковых центров вызывает усиление деятельности многих внутренних органов и процессов, а это в свою очередь, приводит к изменению ритма дыхания, известное как задышка от сильного волнения и нарушению сердечной деятельности, когда сокращения сердца замедляются (брадикардия), или, наоборот, сильно повышаются, вплоть до тахикардии и даже мерцательной аритмии. Также наблюдается выраженное изменение кровоснабжения отдельных органов и частей тела: от стыда краснеют, от ужаса бледнеют, что иногда может закончиться сердечным инфарктом или мозговым инсультом. Секреторные (гормональные) нарушения в следствии такого возбуждения подкорковых центров проявляются пересыханием во рту от волнения, холодным липким потом от страха, слезами от горя. Естественно, эти процессы легко поддаются регистрации со стороны и даже самонаблюдению. Наивные и недалёкие люди считают эти процессы причиной, но на самом деле они лишь выступают следствиями, которые изначально запускаются в коре головного мозга. Поэтому выражения по типу «сердце не прощает», «тоска в сердце», «ком в горле», «покорённое сердце» и т.д. больше не стоит принимать буквально.

Необходимо помнить, что кора головного мозга в нормальных (понятных, комфортных, известных, не стрессовых) условиях всегда оказывает тормозящее влияние на выше перечисленные нижележащие подкорковые центры, что в результате сдерживает внешнее проявление эмоций (чувств). Однако, при воздействии на кору головного мозга раздражителей чрезмерной (за пороговой) силы, а также при переутомлении, отравлении, опьянении, гипер и гипо вентиляции лёгких, тормозящее влияние коры на подкорку значительно временно нарушается (по принципу отрицательной индукции) и, в следствии этого, идёт перевозбуждение подкорки, которое внешне проявляется угнетением, ослаблением или скованностью (каталепсия) мышечных движений, а также различными нарушениями дыхательной и сердечно- сосудистой деятельности. Именно эти возможные нарушения сердечно- сосудистой и дыхательной деятельности, требуют для всех тех недалёких скороспелых выскочек, кто пытается практиковать лечение гипнозом, наличия глубоких знаний нейроанатомии и нейрофизиологии, которые невозможно получить ни на каких 5 дневных курсах по гипнозу. Мы сейчас детально описали весь физиологический процесс эмоций, но если смотреть правде в глаза, то с позиций здорового прагматизма и реализма более востребованным в жизни является не столько нейрофизиологический процесс протекания эмоций, сколько наличие и фиксация самой ярко выраженной эмоции на определённые раздражители (события, слова, образы, мысли, поступки, людей, картины). То есть речь идёт о критериях эмоционального напряжения или наличия эмоционального состояния различной степени выраженности (своего рода безсознательных индикаторов наличия эмоционального реагирования). Такими критериями являются: диаметр зрачка, использование в речи междометий (ага, вот- вот, а как же, сейчас), реакция удивления, реакция испуга, кожно- гальваническая реакция (электрическая активность кожи), причем диаметр зрачка и КГР считают наиболее информативными в диагностике эмоционального реагирования, что легло в основу тестов на обман или создания «детекторов лжи». Интересно отметить, что К.Г. Юнг считал КГР окном и входом в область бессознательного, с чем лично я не могу согласиться, поскольку считаю таким окном и входом- изменённое состояние сознание, которое наступает не в результате употребления

наркотиков (ЛСД, грибов, алкоголя, канабиоидов, фармпрепаратов и  различных опиоидов по типу калипсола, морфина и бупренорфина, омнопона, промедола), а в результате особой длительной духовной практики под контролем знающего Учителя.

3. Биохимические изменения проявляются резким выбросом в кровь адреналина и других гормонов коры надпочечников. Здесь можно сослаться на кортико- висцеральную теорию Быкова- Курцина и теорию стресса Ганса Селье. Необходимо отметить при этом, что при стрессе довольно часто может отмечаться не только изменение функции органа, но и грубое изменение его структуры (инфаркт, инсульт, язва желудка и 12 перстной кишки с внутренним кровотечением, пенетрацией и перфорацией, неспецифический язвенный колит)

  3.3. Эмоции как психический процесс.

Что бы рассматривать эмоции как динамический процесс, имеющий начало и конец, необходимо учитывать 3 грани и 4 важные фамилии. Эти 3 грани таковы.

  1. Условия возникновения эмоций.
  2. Факторы, предшествующие возникновению эмоций.
  3. Как именно эмоции протекают во времени.

А вот 4 фамилии учёных, которых мы обязаны знать изучая эмоции, как процесс.

  1. Уильям Джеймс.
  2. Ланге, со своей сосудодвигательной теорией эмоций.
  3. Эдуард Клапаред, значительно обогативший теорию Джеймса.
  4. Шехтер, со своим историческим экспериментом о «стадном инстинкте», или «эффекте ореола», или «эффекте заражения», или «эффекте коз и овец».

Главным и ключевым элементом при рассмотрении эмоционального процесса является изучение теории У. Джеймса и Н. Ланге. Необычность теории Джеймса заключается в том, что он, равно как и датский физиолог Ланге, расположил последовательность эмоциональных событий обратно житейскому взгляду на начало, проявление (выражение) и окончание эмоции во времени, то есть вначале стимул, после его эмоциональное выражение (чувствование) и в конце внешнее (телесное) выражение. Джеймс поменял местами 2 и 3 компонент и у него получилось,- не сначала эмоциональное выражение в ответ на стимул, а потом телесное выражение, как утверждали все исследователи, а наоборот- после стимула сразу идет телесное выражение, а потом эмоция. Джеймс говорит: «мы боимся (есть эмоциональное выражение), потому что дрожим от опасности (есть телесное выражение); мы печалимся, потому что льем слезы, мы приведены в ярость, потому что бьем другого». Он приводил разную аргументацию и теоритически оформил свой результат так: вслед за событием сначала возникают

периферические телесные изменения, затем наступает их осознание, и только в результате осознания этого факта возникает эмоция. Он говорит, что телесные выражения всегда предшествуют собственно эмоциям.  Справедливые критики теории Джемса – Ланге единогласно утверждали, что искать источник эмоций нужно не на периферии, а в центральных областях мозга– лимбическая система, гиппокампи кора головного мозга.

Вне всякого сомнения, что в возникновении эмоции существенную роль играют изменения периферического характера и без вегетативных (висцеральных) реакций не будет эмоции. Если же в экспериментальных целях представить, что мы отключили периферические изменения, которые всегда имеют место при страхе, то у нас тогда останется лишь только мысль об опасности, чем собственно эмоция (чувство, ощущение) страха.

У. Джеймс в ответ на подобную критику уточняя свою теорию, добавил, что она относится прежде всего к природным (базовым) эмоциям. И говорит:

1. Эмоциональное переживание должно быть представлено телесно, иначе это  не эмоция. Если из эстетического переживания уберете телесное — останется интеллектуальное суждение, которое превратится в волевое действие. Если не будет периферических телесных выражений, эмоция не переживается полноценно; 2. Телесные процессы должны быть осознаны. Телесные переживания – материал для построения эмоции. Э. Клапаред значительно дополняет и расширяет теорию Джемса. Он выделяет чувства и эмоции. Чувства есть первичные адаптивные оценки ситуации. Клапаред полагает, что любая ситуация обязательно оценивается чувственно, причем эта чувственная оценка всегда адаптивна. Здесь она имеет еще один оттенок- всегда целесообразна. Эмоция есть адаптация. Чувство- первично, а вот эмоции, это вторичные образования, которые могут иметь- неадаптивный характер. Например, чувство опасности в соответствующей ситуации переживается обязательно (чувство опасности, как оценка ситуации),  вслед за ней может наступить или не наступить эмоция страха. Можно привести такой пример. Идет поздно вечером человек по темному парку – ситуация тревожная, опасная. И тогда чувственная оценка ситуации есть обязательно. И свою чувственную оценку человек вставляет между событием и вторичным образованием – эмоцией. И периферическим телесным переживанием являются то, когда человек побежит, испытывая при этом реакцию страха. Клапаред впервые понял очень важную и существенную деталь – эмоция может и не наступить, если сдержать периферические телесные переживания. Именно Клапаред обратил внимание, что теория Джеймса — Ланге – это в первую очередь ценнейшая психотерапевтическая концепция. Все периферические изменения у людей всегда идентичны, значит – разница только в их осознании. Что получится в результате такого осознания – зависит от дополнительных факторов социального научения, то есть от наличия знаний, умений и навыков. Физиолог Н. Ланге говорит: «Посмотрите в зеркало,и вы увидите мимические выражения печали на своем лице. Мимические выражения печали – это и есть периферические телесные изменения. И когда вы уберете, снимите эти мимические выражения, эти периферические телесные изменения – исчезнет и самаваша печаль». Вы наверняка поняли, что эти учёные научным путём пришли к тому, к чему ещё 3 тысячи лет назад призывали Священные Писания Индии и Тибета (Бхагават Гита, Упанишады), а именно практики безоценочного

восприятия и различные йоговские позы с целью научиться контролировать и управлять реакциями своего тела. Научитесь управлять своими периферическими телесными выражениями,- и тогда вы овладеете своей эмоциональной сферой.

Научись владеть своим телом и тогда ты научишься владеть самим собой.

Закончить описание эмоций, как процесса, протекающего во времени мы должны экспериментом Шехтера, который установил, что на результаты любых групповых исследований можно легко, спокойно и незаметно влиять, манипулируя таким образом сознанием членов эксперимента в своих корыстных целях. Речь идёт об эффекте заражения, или группового подражания, что проявляется в так называемом стадном инстинкте. Этот известный эффект ореола, как проявление группового давления можно выразить одной простой фразой: «каков образец, такова и оценка».

Тайные магические и монашеские практики безоценочного восприятия, или свидетельствующего осознания, которым всё ещё обучают своих последователей в некоторых древних храмах и монастырях, вне всякого сомнения полностью трансформируют сознание и, естественно, надёжно защищают своих последователей от любых, даже самых изощрённых способов манипуляции и распространённого повсеместного обмана. Именно поэтому, будущее развитие человечества неизбежно связано с раскрытием древних и тайных магических психотехнологий.

4. Функции эмоций.

Говоря о функциях эмоций следует выделить 3 группы:

4.1. Функция оценки. Имеется  ввиду прежде всего оценка текущего события, текущих, настоящих результатов действий. Это – как основа. Помните, мы уже говорили раньше об информационной теории эмоций по Симонову, где эмоция есть следствие 2 факторов: наличия потребности и рассогласования между реальным (действительным) и требуемым (желаемым).  То есть различие между той информацией, которая необходима для удовлетворения определённой имеющейся потребности и той информацией, что имеется реально. Поскольку оценочная функция явно проявлена именно в настоящем, то в этой же группе для полноты всей картины, необходимо выделить ещё 2 функции эмоции, которые проявляются в прошлом и в будущем:                           

1. Любое событие рано или поздно станет прошлым, тогда эмоция по отношению к прошлому событию будет иметь функцию  следообразующей. Эмоции оставляют след и этот след суть оценки, эмоциональной оценки прошлого. Эту совокупность эмоциональных следов называют одним из видов памяти — эмоциональная или аффективная память.                                                                                                                                                                            
2. Событие не наступило, но эмоциональная оценка события уже существует. Получаем еще одну функцию – предвосхищение или прогнозирование будущих результатов деятельности.4.2. Функции побуждения к действию и организации ситуации в которой должно происходить  действие. У Леонтьева, функция побуждения относится к мотиву, а мотив

образует смысл и этот смысл переживается в форме эмоции. Эмоция – есть проявление мотива. Любая эмоция выполняет функцию активации и мобилизации организма, поскольку любая эмоция мобилизует телесные ресурсы выступая источником и поставщиком энергии, то и в этом смысле эмоция имеет прямое отношение к побуждению. Более того, эмоция может вызывать положительное или отрицательное подкрепление, что важно знать для криминалистов в психологии и судебно-медицинских  экспертов, поскольку именно это эмоциональное подкрепление лежит в основе формирования аффективных допонятийных психологических комплексов у маньяков и серийных убийц .

А что значит организация ситуации?  Эмоция организует ситуацию и действие в ней. Эта функция эмоций у Вундта носит немного другое название, но содержание её остается прежним – это синтез, обобщение ситуации. Эмоция обобщает ситуацию, представляет ее как целое, т.е. структурирует ее. Эта структурирующая функция эмоций позволяет проявиться эвристике и даёт выход на творчество. Вполне закономерно, что там, где есть организация, там есть и дезорганизация (разрушение), поэтому в одних случаях  эмоция может организовывать деятельность, а в других разрушать её. Помните, у Выготского есть по этому поводу высказывание, что аффект уничтожает интеллект?

4.3. Экспрессия или выражения эмоциональных состояний. В этой связи любая эмоция должна быть выражена.Эта функция эмоций проявляется на природном, социальном и личностном уровне. Функция экспрессии на природном уровне – это сигнал о потребности, за которым стоит определенный природный аффект, актуальное состояние потребности. Сигнал- это ещё не знак (мы сейчас не будем вдаваться в отличие слова знак, от слова символ, это вы должны сделать самостоятельно, что бы вы могли уверенно оперировать этими различными понятиями).

А вот на социальном уровне личности, эмоция выполняет  функцию знака выражая себя через мимику, пантомимику и жестикуляцию. Более того, исследования Яна Рейковского убедительно доказали, что в разных народах один и тот же жест может выражать различные социальные значения (знаки). Заслуживает особого внимания в книге Рейковского упоминание о шкале мимического выражения эмоций- круге Шлосберга, который не только наглядно показывает, что между презрением и любовью один шаг, но и особенно интересна линейная последовательность любовь- удивление- страдание- гнев- отвращение- презрение- любовь.

На личностном уровне, эмоции выполняют функцию символа в том смысле, что эмоции, особенно, ярко выраженные, подчёркивают степень актуальности проблемы и являют собой символ наличия этой личностной проблемы у человека, осознание этого символа чрезвычайно важно для дальнейшего развития личности этого человека. Поскольку функция экспрессии особенно проявляется в общении, то здесь мы просто обязаны вспомнить о методике Роджерса и его ученице, основательнице так называемой семейной психологии- Вирджинии Сатир. Именно труды Вирджинии Сатир (семейная психология), Фрица Перлза (гештальт психология) и Милтона Эриксона (не директивный, мягкий гипноз) взяли за основу два старых хитрожопых пердуна- Гриндер и Бэндлер, когда придумали свою глубинную и никчемную в плане психического развития технику

профессионального обмана, которую эти писатели- фантасты назвали нейролингвистическим программированием (НЛП). Но мы сейчас говорим о научном вкладе в психологию общения именно Роджерса, который утверждал, что мы далеко не всегда адекватно можем выражать свои эмоциональные состояния и переживания и что этому нужно специально учиться. Не зря же Роджерс в своих группах открытого общения, намеренно провоцировал и усугублял имеющиеся проблемы, а также учил обращать особое внимание на эмоциональное переживание партнёра. Как же не вспомнить здесь великого Гурджиева, который не только намеренно создавал своим ученикам проблемы на ровном месте, но и всегда любил усложнять и завуалировывать то, что он делал называя это необходимыми трениями, без которых никакое личностное и сущностное развитие просто невозможно. В чем же заключается техника Роджерса, которую он, вероятнее всего, разработал именно благодаря знакомству с популярным тогда в Европе и Америке учением Гурджиева? Одно из упражнений в тренинге группового открытого общения у Роджерса состоит в том, чтобы участники этого тренинга как можно точнее пересказывали то, что они только что услышали от своего собеседника. Естественно, что участникам тренинга не всегда удаётся сразу передать смысл рассказа и в этом случае, рассказчик поправляет того, кто пересказывает его личную историю (рассказ) до тех пор, пока между ними не устанавливается так называемое интерперсональное знание (межличностное понимание), в основе которого лежит особая вырабатываемая таким вот образом способность, называемая- эмпатия, или способность переживать мыслям и чувствам другого. Порицание или похвала в этой связи, так же являются выражением эмоционального переживания, равно как и аффект в результате которого вообще никакое общение невозможно.

5. Классификация эмоций и примеры их исследования.

Леонтьев  весьма удачно и наглядно вводя критерий предметности и осознанности классифицирует эмоции на 3 класса:   

5.1. Природные эмоции, которые соответствуют природному уровню личности и называются– аффекты. Аффекты- это чисто природные реакции, которые являются не управляемыми.
5.2. Социальные эмоции, которые соответствуют социальному уровню личности и называются собственно эмоции социального индивида;

5.3. Личностные эмоции, которые называются эмоциональными переживаниями, или истинными (подлинными) чувствами. Эта группа чувств является управляемой, достаточно устойчивой, не зависящей от конкретной ситуации.

                                                  5.1.Природные эмоции

Аффект – это кратковременная, ярко выраженная, непроизвольная и неуправляемая защитная реакция организма в ситуации жизненной опасности, при этом аффект, оставляя обобщенный след, всегда имеет тенденцию к накоплению. Если обычная эмоция – это душевное волнение, то аффект – буря, например, сильный страх, доходящий до панического ужаса, гнев, доходящий до ярости.

Кратковременность аффекта указывает на его цельность, нераздельность, поэтому аффект не следует останавливать, поскольку если он уже начался, он всё равно произойдёт до конца и более мудрым будет просто его переждать, что бы это состояние у человека прошло, ведь оно не длится долго.

Яркая выраженность аффекта проявляется прежде всего в поведенческих, вегетативных и биохимических проявлениях.

Непроизвольность и неуправляемость аффекта  есть прежде всего его не контролируемость сознанием, утрата себя и своего я в состоянии аффекта.

Ярчайшим примером такого аффективного поведения была мой научный руководитель во времена моей преподавательской деятельности на кафедре оперативной хирургии с топографической анатомией в Донецком медицинском университете- профессор и зав. кафедрой Семёнова Татьяна Васильевна, которая довольно часто по поводу и без, могла орать благим матом на весь университет, а после резко останавливалась и ей, как она мне однажды призналась, после таких истерик становилось гораздо легче, поскольку после таких демонстративных и показательных истерик у неё падало артериальное давление (она была выраженным гипертоником и во время таких истерик её лицо и глаза становились красными) и ей от этого объективно становилось легче. Зрелище это было ужасное и по началу, когда я не знал этих характерных для неё особенностей поведения,- я очень сильно переживал, ведь меня, тогда ещё юного и неопытного преподавателя ни за что и на ровном месте материли на всю кафедру и обвиняли в чём угодно.

Известный социолог Дюркгейм считал, что аффект может быть не только проявлением негативной эмоции, но и позитивной, когда это выступает проявлением бурного восторга в толпе или в зале (карнавал, митинг, шествие, концерт какого-нибудь известного артиста или певца).

Аффект, прежде всего, определяется как реакция ситуативная, поэтому для того чтобы аффект произошел, человек всегда должен находится в самой ситуации и это главное отличие аффекта от эмоции, поскольку при переживании эмоции, человеку вовсе не обязательно находится в ситуации.

Леонтьев детализирует и уточняет, что аффект возникает не тогда, когда вы ждете, к примеру, неприятной телеграммы, или наоборот, очень приятной. Безразлично, в какую сторону идет знак аффекта. В сторону «плюс», или в сторону «минус». Речь идет не о тех эмоциональных состояниях, которые возникают из перспективы или с ожиданием получения важнейшей телеграммы – горькой, страшной или, наоборот, радостной. Эти состояния возникают потом. Для того, чтобы эти состояния возникли, телеграмма должна быть получена, событие должно совершится. Аффект оставляет обобщенный след. Психоаналитики именуют аффективный след – комплексом. Аффективный след обобщает ситуацию в целом, т.е. распространяется на любую деталь данной ситуации и сходных с ней. А это означает, что аффективный след или комплекс может привести к повторению реакции, причем в данном случае поводом для такого повторения может быть любая деталь аффективной ситуации. Если есть аффективные следы, значит, есть и аффективная память. И эта память имеет особую природу, особые законы своего существования. Эти законы представлены в самом определении аффекта – следы имеют тенденцию к накоплению. Это означает, что аффективный след через какое-то время обязательно приведет к повторению аффективной ситуации.

И снова Леонтьев уточняет, что действие аффективных следов подчиняется двум, на первый взгляд противоположным принципам: бдительности и торможения. Принцип бдительности, навязчивости этих следов, проявляется в их, так сказать, постоянном вылизывании по всякому поводу, чтобы предупредить – «а не то ли это», а принцип торможения,- это проявление функции оберегания. У аффективных следов есть процесс аккумуляции, т.е. аффекты работают по принципу сосуда, который, в конце концов однажды может переполниться и привести к катастрофе. Можно привести такой пример. Человек встречается с медведем в лесу с глазу на глаз. Медведь неожиданно идет на него и человек, естественно, испугался. Но он так испугался, что в следующий раз взял с собой нож. Ситуация снова повторилась, но теперь человек меньше испугается, потому что он уже вооружен. А в следующий раз, у этого же человека ружье, тогда он даже радуется, что встретил медведя, если конечно его цель охота. Леонтьев подчеркивает, что когда аффект или аффективный знак получает ситуацию (то есть разрядку) и идет прогресс, то это один момент. А когда ничего не меняется, а ситуация повторяется, тогда это называется аккумуляцией. К примеру, человек прыгает с парашюта постоянно повторяя свои однообразные действия – это аккумуляция. Но если он начинает профессионально заниматься парашютным спортом, затягивая прыжки в воздухе и совершенствуя их, то это уже не аккумуляция. Если у нас не получается постоянная аккумуляция аффектов, так это потому, что есть какие-то способы уничтожения этой аккумуляции, или ее остановки. Этот аффективный процесс называется «канализацией» и, как бы вытекания этих аккумулированных аффектов, к следам.

Комплекс и аффект.

Психологический комплекс- это отсутствие понимания ситуации, состояние неопределённости. Комплексы- это отсутствие понятий (как первого звена в связке понятия- суждения- умозаключения), комплексы всегда допонятийны. Комплекс- это сцепление разнородных частей в момент аффекта. Аффект чаще всего возникает как естественная оппозиция между культурным (собственно личностным или духовным) и природным слоем личности. В этой связи психологи утверждают, что природный организм поэтому невинен, а вот личность- ответственна, ведь организм порождают, а личность возрождается. Конечно, мне очень хочется вспомнить здесь бессмертного Фауста из Гёте: «Вот в чём я, например, не разберусь, душа и тело слиты нераздельно, так от чего же тесный их союз не оградил их от вражды смертельной». Комплекс состоит из 2 частей, первая- видимая, это и есть симптом и эта видимая часть представлена в сознании; вторая- невидимая, она и есть причина симптома, которая всегда скрыта в глубинах нашей памяти. Именно этот файл с причиной симптома Зигмунд Фрэйд называет бессознательным. Но ведь согласитесь со мной, что если провести простую аналогию устройства нашей психики по типу компьютера (эту метафору, как раз таки использует когнитивная психология), то разве не бывает такого, что мы не можем долгое время в нашем собственном компьютере найти какой- то нужный нам файл, лежащий в какой-то из раннее созданных нами папок? И тогда, использую эту аналогию с компьютером, уместно ли будет утверждать, как это делают сторонники психоанализа, что этот нужный нам файл с причиной симптома находится под или вне нашего собственного компьютера, то есть под столом на котором стоит компьютер, или в потолке? Это же тогда становится вполне очевидным, у нас просто не хватает силы внимания, или если хотите, концентрации, осознанности в момент фиксации нашими 5 органами чувств определённых событий, которые и стали причиной симптома, вот и всё и не нужно нам тогда выдумывать никакого «бессознательного», и тогда ид, эго и супер эго также становятся лишними. Видите, как важно уметь рассматривать любой вопрос с разных сторон (точек зрения, картин мира), или под разным углом зрения!

Методы диагностики аффективных следов:

Первый прием анализа аффективных следов восходит к классическому  психоанализу, когда З. Фрейд и К. Юнг работали вместе и были друзьями. Это метод свободного ассоциирования или свободных ассоциаций. Признаком аффекта является необычная, нестандартная, низкочастотная реакция. Но поскольку аффект очень трудно выявить в речи, то тогда появляется второй метод.

Он был предложен А. Лурия. И сама методика, которая положила  начало этому приему называется методика сопряженных моторных реакций. Она заключается в том, что если аффект не проявляется в речи (задержан), то он должен проявить себя в другой двигательной реакции. С помощью этого принципа и был создан полиграф, или так называемый «детектор лжи». Но он не всегда эффективный, поскольку достоверность информации на детекторе лжи чётко определена и высчитана- это 70 %, потому что аффективный след не обязательно, связан с наличием объективной причины. Причина такого переживания может быть и косвенной, субъективной. Можно сказать, что эмоциональные переживания, которые сопровождают нас в повседневной жизни- это состояние социального индивида с его социальными эмоциями. И тогда следует уметь различать и находить сходства между аффектами и собственно эмоциями.

                                                    5.2. Социальные эмоции

Сходства аффектов и эмоций – в их ситуативном характере, но в отличие от аффектов эмоции есть переживания, которые возникают и при отсутствии самой ситуации, или даже в результате представления той или иной ситуации.

Если мы говорим о социальном и собственно личностном (культурном, духовном) уровне личности, то можно выделить здесь следующие основные эмоциональные состояния, каждое из которых имеет свой спектр психологических характеристик и внешних проявлений (по К. Изарду «Эмоции человека»  Москва, изд. МГУ,1980).

1.  Интерес (как эмоция) – это положительное эмоциональное состояние, способствующее развитию навыков и умений, приобретению знаний, мотивирующее обучение.

2. Радость – положительное эмоциональное состояние, связанное с возможностью достаточно полно удовлетворить актуальную потребность, вероятность чего до этого момента была невелика или, во всяком случае, неопределенна.

3. Удивление – не имеющая четко выраженного положительного или отрицательного знака эмоциональная реакция на внезапно возникшие обстоятельства. Удивление тормозит все предыдущие эмоции, направляя внимание на объект, его вызвавший, и может переходить в интерес.

 4. Страдание – отрицательное эмоциональное состояние, связанное с полученной достоверной или кажущейся таковой информацией о невозможности удовлетворения важнейших жизненных потребностей, которое до этого момента представлялось более или менее вероятным, чаще всего протекает в форме эмоционального стресса. Страдание имеет характер астенической (ослабляющей человека) эмоции.

5. Гнев – эмоциональное состояние, отрицательное по знаку, как правило, протекающее в форме аффекта и вызываемое внезапным возникновением серьезного препятствия на пути удовлетворения исключительно важной для субъекта потребности. В отличие от страдания, гнев имеет стенический характер.

6. Отвращение – отрицательное эмоциональное состояние, вызываемое объектами (предметами, людьми, обстоятельствами), соприкосновение с которыми (физическое взаимодействие, коммуникация в общении) вступает в резкое противоречие с идеологическими, нравственными или эстетическими принципами и установками субъекта. Отвращение, если оно сочетается с гневом, может в межличностных отношениях, мотивировать агрессивное поведение, где нападениемотивируется гневом, а отвращение – желанием «избавиться от кого –либо,или чего — либо».

7. Презрение – отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в межличностных взаимоотношениях и порождаемое рассогласованием жизненных позиций, взглядов и поведения субъекта с жизненными позициями, взглядами и поведением объекта чувства. Последние представляются субъекту как низменные, не соответствующие принятым нравственным нормам и эстетическим критериям. Одно из следствий презрения – деперсонализация индивида или группы, к которым оно относится.
8. Страх – отрицательное эмоциональное состояние, появляющееся при получении субъектом информации о возможном ущербе для его жизненного благополучия, о реальной или воображаемой опасности, ему грозящей. В отличие от эмоции страдания, вызываемой прямым блокированием важнейших потребностей, человек, переживая эмоцию страха, располагает лишь вероятностным прогнозом возможного неблагополучия и действует на основе этого (часто недостаточно достоверного или преувеличенного) прогноза. Эмоция страха может иметь как стенический, так и астенический характер и протекать в виде стрессовых состояний, либо в виде устойчивого подавленного настроения (депрессии) и тревожности, либо в виде аффекта (ужас как крайний вариант эмоции страха).                                                                                                                            
9. Стыд – отрицательное эмоциональное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружающих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем облике.

10. Тревога,  и 11. Фрустрация,(которые мы разберем детально ниже).

12. Страсть- это устойчивое, глубокое и сильное чувство, определяющее направление мыслей и поступков человека. Это сила, которая определяет (окрашивает) особенности восприятия, представления, мышления и настроение человека. Страсть заставляет человека упорно размышлять о предмете чувств, живо и ярко представляя себе удовлетворение потребностей, которые лежат в основе этих чувств. То, что связано с преобладающей страстью  захватывает, волнует, привлекает внимание, детально запоминается, а то, что не связано с преобладающей страстью, воспринимается как вторичное, малоинтересное и почти не запоминаемое. Неудовлетворённая страсть порождает сильные эмоции и даже приступообразные аффекты в виде гнева, отчаяния, обиды. Страсть может оказываться как источником подвигов, открытий, творческих прорывов и инсайтов, так и заслуживать морального осуждения, когда речь идёт о низших страстях. Страсть, как и любовь есть яркий пример устойчивых чувств (третьей группы из классификации Леонтьева). Естественно, что описывая страсти мы не можем в этой связи не вспомнить здесь творчество  Ф. М. Достоевского, который по моему глубокому убеждению был первым официальным психологом-писателем.

13. Любовь. И сразу же хочется  вспомнить глубинный и в то же время самый невинный афоризм моего любимца Фридриха Ницше: «в истинной любви- Душа всегда охватывает тело». Любовь можно рассматривать в широком и в узком смысле этого слова. Первое- это любовь к своей стране, Миру, Вселенной, матери, жене, детям, музыке, поэзии, живописи, искусству. Второе- это устойчивое чувство, физиологически обусловленное сексуальными потребностями и выражающееся в стремлении быть максимально представленным в жизнедеятельности своего партнёра (объекта любви) с желательным пробуждением у него взаимного и ответного чувства. Мой дорогой учитель А.М. Кашпировский говорит, что любовь- это половое влечение, приправленное чувствами. Из этих двух смыслов мнений философы выводят понятия «платонической любви» и «сексуальной любви».   Нужно честно признать, что хотя сексуальные потребности и являются важной предпосылкой возникновения и поддержания «чувства любви», однако, на третьем уровне личности (собственно личностном, культурном или духовном), особенно после второго ее рождения, биологическое (животное, чувственное, сексуальное, природное) начало трансформируется в социальное, и тогда ощущение и чувство такой преобразованной любви становится общественно обусловленным. Это находит своё глубинное подтверждение в философии веданты («всё есть Брахман», «мы все одно»), которая является одной из шести систем ортодоксальной индийской философии, а вы уже наверняка знаете, что нельзя изучать психологию без её теснейшей связи с медициной,  философией, религией и магией.

Конечно, чувство любви в юношеском возрасте достаточно специфично и показательно прежде всего тем, что лежащие в основе этого «юношеского чувства» потребности недостаточно понимаются и осознаются, а средства удовлетворения этого «юношеского чувства» вообще отчетливо не отражаются в сознании. И об этом конечно нужно помнить родителям и подросткам.

Все вышеописанные эмоции и чувства способны в течении долгого времени определённым образом окрашивать всё поведение и деятельность человека- это и есть настроение. Оно бывает радостное или печальное, бодрое или вялое, возбуждённое или подавленное, серьёзное или легкомысленное, раздражительное или добродушное. Священные Писания говорят, что простой человек почти всегда является рабом своего настроения, из- за отсутствия у него жизненно важного навыка управлять своими эмоциональными состояниями. Важно знать, что настроение накладывает заметный отпечаток на всю умственную деятельность человека. Основным источником настроения является удовлетворённость или неудовлетворённость всем ходом своей собственной жизни, а также умением разрешать многочисленные противоречия встречающиеся на жизненном пути. Естественно, что длительное плохое настроение у человека является показателем какого- либо неблагополучия в жизни, и никакие внушения гипнотерапевта не помогут такому депрессивному по жизни человеку до тех пор, пока это неблагополучие не будет выявлено, осмыслено, принято, прожито и переработано.

Источники настроения не всегда ясны переживающему его человеку, однако оно всегда зависит от каких-то известных, но скрытых причин, в которых вы должны уметь хорошо разбираться.

Систематические занятия спортом, вырабатывая дисциплину вместе с удовлетворённостью своей работой и пониманием смысла своей жизни,- всегда улучшают настроение и повышают жизненный тонус вашего организма.

Тревога и ее проявления.
Поскольку нам уже известно, что эмоции выполняют функцию предвосхищения, то тревогу в связи с этим называют условный страх. Если сам страх это аффект, — то тревожность, есть его предвосхищение. Можно привести такой пример из произведения Л. Н. Толстого «Война и мир» (я даже не сомневаюсь в том, что все вы, как и я, читали его в детстве). Николай Ростов боялся, что его охватит страх на поле боя. Сковывающий страх на поле боя- это конечно аффект, а вот «боялся, что охватит страх», предвосхищение опасности – это уже тревога. Обычно при изучении тревоги выделяется два аспекта:

  1. Ситуативный, который как раз и выступает предвосхищением реальной ситуации. Этот аспект тревоги замеряется у спортсменов, совершающих впервые парашютный прыжок. Вполне понятно, что при приближении ситуации – тревога до определённого уровня возрастает и это нормально, поскольку ситуативная тревога – обычное эмоциональное состояние.

Индивидуальная тревога. Когда тревожность повышает чувствительность к тем или иным ситуациям, объектам, животным (арахнофобия), стихиям (аэрофобия и клаустрофобия- боязнь открытых и закрытых пространств, гидрофобия- боязнь воды) и является специфической особенностью индивида её называют личностной тревогой. Такая тревожность связывается с наличием неразрешённой и непроработанной личностной проблемы (или комплекса). В этом аспекте индивидуальная тревога может быть и не связана с объективной причиной, и тревожной ситуацией может стать даже такая, которая для других людей ни к

  1. каким эмоционально негативным последствия не приводит. Тогда говорят, что носителем такой тревоги является невротик и его тревога называется невротической. Пожалуйста не путайте невротиков с психотиками, последние всегда являются уделом психиатров, а не психологов, поэтому психотиков здесь мы вообще не рассматриваем.

Поскольку тревога, это фактор вполне закономерно и неизбежно присутствующий в жизни каждого из нас, давайте более детально рассмотрим тревогу. Первым исследователем индивидуальной или личностной тревоги был Фрейд. Он говорил, что тревога всегда связана с определёнными угрозами. Угрозами своему «я», собственному телу, близкому человеку. Выделяют 4 причины невротической тревоги:

1. Всякий страх. Это боязнь что-то утратить, и тогда первая причина – самая ясная – боязнь утраты любимого объекта; 

2. Вторая причина, симметрична  первой – боязнь утраты любви со стороны этого объекта. Второй источник тревоги по Фрейду – отсутствие контакта с социальным и предметным окружением;

3. Боязнь утраты себя или части себя. С каждым разом тревога становится все более патогенной – случаи, все более сложные для терапии;

4. Боязнь утраты любви к себе – вечное самообвинение. Страх действия – наиболее четко показан феномен тревоги.

Основное отличие психоанализа от гештальт- терапии в вопросе тревоги заключается в том, что психоаналитик видит источник тревоги в прошлом аффективном опыте, а гештальт- терапевт подходит к феномену тревоги, как избеганию настоящего опыта. Перлз представитель гештальт-терапии говорит: «тревога есть необоснованное забегание вперед». Гештальтисты утверждают, что самая простая защита от тревоги заключается в том, что бы задавать самому себе вопрос: «где я и кто я» и если внимательно интроспективно отслеживать свои психические функции, то при начале проявления тревоги подобные вопросы снижают выраженность тревоги и заменяют ее волнением, что позволяет перевести своё внимание с негативной тревоги на позитивный исследовательский интерес самого себя, своего внутреннего мира и, далее, предмета своей бывшей тревоги. Если же рассматривать тревогу с точки зрения гуманистической психологии Роджерса, то главная мысль заключается в том, что нужно всегда идти навстречу своей тревоге. Наличие негативных эмоциональных переживаний не нужно воспринимать как что-то  плохое и чуждое, и не нужно пытаться тревогу снять или устранить, а нужно найти ее подлинную причину, чтобы осознать её, или осветить её светом своего пронзающего интеллекта как сказали бы представители индийских сидхов в традиции натхов. Наличие тревоги есть прямое указание на точку личностного роста, где есть тревога, там есть мотивационное противоречие или борьба мотивов. Если эту борьбу выиграть, за счет сознательного выделения главного и ведущего своего жизненного мотива, то это и есть изменение себя и продвижение в развитии себя. Гурджиев называл эту «борьбу мотивов»

трениями и считал, что никакое развитие невозможно без этих внутренних трений и переживаний.

Фрустрация и реакция на нее.

 Фрустрация – это негативное состояние, возникающее при невозможности реализовать поставленную цель или актуальную потребность. Достаточно подробно фрустрацию изучала Тамара Дембо, последовательница школы Курта Левина. Фрустрация – это всегда результат некоторого барьера, препятствия. Фрустрация – это тоже ситуативная реакция, нередко она проявляется как аффект в состоянии угрожающей или безвыходной ситуации. В своих экспериментах Дэмбо исследовала ситуативную мотивацию, т.е. такую, которая возникает при выполнении определенного действия в определённой ситуации, которая не имеет своего решения, поскольку она изначально является своего рода ментальной ловушкой из которой нет выхода, если уже согласился в неё играть. Курт Левин в этой связи предлагает для этого понятие слово «квазипотребность». Смысл эксперимента заключался в том, чтобы создать такую ситуацию, которую субъект считал бы реализуемой, а на самом деле, задача решений не имеет. Такой эксперимент проводился стандартным образом. На деревянной подставке лежит цветок, а испытуемый должен его достать не выходя из круга, прочерченного на полу. Если разобрать эту ситуацию, то источник фрустрации – это барьер. Барьеров здесь два:

1. Круг на полу – его нельзя переступать, он называется внутренний барьер. Внутренний  здесь означает находящийся в ситуации.                  
 2. Барьер внешний – его можно определить, как социальный. Внешний барьер обеспечивает принятие задачи, то есть согласие человека эту задачу решать.

Четыре характерных реакции на фрустрацию:                                                                                                                                                                          1)  Реакция агрессии. Агрессия – это аффект. Источник агрессии – ситуация и прежде всего тот барьер, который содержится в ней, внутренний барьер, прямая агрессия.

2) Реакция регрессии. Снижение уровня эмоционального реагирования. Здесь выделяют инструментальную регрессию – навязчивое и бесконечное повторение одних и тех же шаблонных способов поведения, которые не позволяют достичь поставленной цели, и регрессию познавательную (допонятийную, дологическую), когда неразрешимая ситуация разрушает понятийное мышление. Вспомните в связи с этим, что аффект, всегда разрушает интеллект.

3)Реакция ухода. В этой группе 2 формы выражения.

1. Когда ушел из ситуации, в которой не имел успеха, то есть ушёл от внутреннего барьера, но не от внешнего. Негативным проявлением такого неполного ухода есть реакция самооправдания, как проявление частного случая рационализации, являющейся одним из механизмов психической защиты. Рационализация – переход к иному, защитному для незрелой личности способу рассуждения, связанному с принижением значимости или дискредитацией раннее поставленной для самого себя цели. Рационализация здесь не означает обоснование.

2. Еще одно следствие ухода от фрустации – реакция замещения и если рационализация не снимает фрустрацию, то замещение есть попытка замены невыполнимой фрустрационной задачи на выполнимую и достижимую сходную с ней по содержанию и степени трудности. Например, такой испытуемый будет говорить, что он не имел успеха в эксперименте, но зато он успешен в свой профессиональной деятельности, у него семья и другие важные заслуги перед отчизной (и он подыскивает, что-либо другое не связанное с невыполнимым экспериментом);                                        

4) Реакции фантазирования. Сам испытуемый не нарушает барьер, но он пытается представить условие и начинает фантазировать, когда барьер был бы преодолим (полупроницаемым).

В целях манипуляции сознанием современные  высокоинтеллектуальные мошенники намеренно обманным путём вгоняют своих жертв в состояние фрустрации и отвлекая их внимание от объективной реальности и действительности- уверенно качают, отжимают и буквально сцеживают потенциал и ресурс состоятельной жертвы.

                                                  5.3.  Личностные эмоции

Третий класс эмоций соотносится с личностным уровням развития личности и если у человека не развит третий уровень личности, то есть его личность ещё не родилась во второй раз, то он не может в полном объёме испытывать устойчивые истинные чувства, а только лишь нижележащие социально значимые эмоции. У Леонтьева этот третий класс (уровень) называется чувством. Чувство – это достаточно устойчивое, вне ситуативное, социально и личностно значимое эмоциональное состояния, управляемое с помощью культурных (или предметных, выполняющих функцию символов) средств.

В этой связи чувства всегда социокультурны, но личностно значимы. Например, родители часто используют для сохранения, удержания и управления чувствами «локон первых волос ребёнка» и этот локон волос выступает предметом, который выступает символом восторга и радости для родителей.

Чувства бывают моральные, эстетические и интеллектуальные. Чувство одно из наиболее ярких проявлений личности человека, выступающих в единстве с познавательными процессами, а также волевой регуляцией его поведения и всей деятельности. Содержание чувств составляют устойчивые отношения личности к тому, что эта личность познает и что она делает. В отличие от эмоций, аффектов, настроений и стрессовых состояний, имеющих ситуативный характер и отражающих отношение человека к объекту своих устойчивых потребностей и предпочтений, чувства характеризуются устойчивостью, длительностью, измеряемой не минутами, часами или днями, а месяцами и годами человеческой жизни. Чтобы сохранить чувства, нужны средства или предметы (легенды, мифы, символы и обряды), т.е. устойчивые человеческие чувства должны быть предметно закреплены.

Такими средствами  предметного закрепления чувств является культура или духовность (т.е. высшая мудрость).

Л.С Выготский, говорит, что чувства обычно строятся на материале аффекта, то есть чувство, говорит он, это преобразованные аффекты («чувство благородной ненависти к врагу», «ярость благородная»). Чувства в последствии могут стать представлениями, идеями, мыслями и даже устойчивыми внутренними установками и убеждениями личности.

Некоторые люди ввиду своей не развитой личности не могут переживать глубокие чувства и тогда они должны сами вгонять себя в аффект, чтобы испытать хоть какое то доступное им чувство. Поскольку эмоции и аффекты всегда ситуативны, а ситуации меняются каждую минуту, то если мы живём только на уровне своих эмоций, нам не дано пережить истинных и глубоких чувств. И эта глубинная мысль о воспитании, подчинении и контроле своих собственных эмоций является краеугольным камнем всех мировых  философий, религий и духовных практик.

Список использованной литературы.

1. Л.С Выготский. Психология. Москва. Апрель Пресс. 2000. 1006 с.
2. В.В. Петухов. Лекции по  психологии. МГУ. 1997                                                                                                              
3.  А.Н. Леонтьев. Лекции по общей психологии. Москва. 2001. 509 с.                                                                                   
4. У. Джеймс Научные основы психологии. Минск. Харвест. 2003. 527 с.                                                                                                                      
5. А.В. Петровский, М. Г. Ярошевский. Общая психология. Просвещение: 1986. 464 с.     
6. Ю.Б. Гиппенрейтер. Введение в общую психологию. ЧеРо. М. 1996. 336 с.
7. П.Д. Гальперин. Лекции по психологии. Москва: АСТ:-2007, 400 с.
8. Узнадзе. Психологические исследования. М. 1966. 385 с.
9. Бхагават Гита. Царственная наука Богопознания. Парамаханса Йогананда. София 2018. 1232 с.
10. Упанишада. Перевод с санскрита А. Я. Сыркина. Москва. 2.000. 782 с.
11.  Лурия. Маленькая книга о памяти
12. Э. Фромм. Психоанализ и религия. Дзен буддизм и психоанализ. АСТ. Москва. 224 с.
13. С.Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. Питер. 2018. 713 с.
14. С.Л. Рубинштейн. Проблемы общей психологии.  Педагогика. Москва. 1973.
15.  Вирджиния Н. Квинн. Прикладная психология. Изд. Питер. 2000.
16. Ф. Макс Мюллер. Шесть систем индийской  философии.
17. К. Г. Юнг Психологические типы.
18. А.В. Петровский,  А. В. Ярошевский. М.Г. Основы теоретической психологии. Москва 1998. 528 с.

Важное пояснение к главе по эмоциям.  Мои дорогие и справедливые научные критики, когда будете выносить свои суждения об этой главе, пожалуйста учитывайте что эта глава требует ознакомления с другими главами книги «Тайна гипноза раскрыта. Практикум по гипнозу для спецслужб», а именно в первую очередь  с главой о личности, о сознании, о мышлении, о внимании и памяти, а также о деятельности, поведении и воле.

Далее, я хочу чтобы вы знали,  что написать и закончить, как эту главу по эмоциям, так и всю книгу в целом,- я смог лишь благодаря прохождению полного курса видео лекций по специальности «психология» Московского государственного университета,  прочитанных непревзойдённым Петуховым в 1997 году. Весь этот курс представленный 54 лекциями сегодня доступен каждому на Ютубе. Естественно, что я не только внимательно слушал,  конспектировал и читал прослушанные лекции в отдельной книге, но и старался по возможности скрупулёзно выполнять в том числе и все рекомендации лектора своим студентам. В этой связи особое мое внимание было привлечено к творчеству Ф.М. Достоевского,  которого я считаю идейным вдохновителем как Зигмунда Фрейда, основавшего психоанализ, так и Вильгельма Вундта, основавшего в 1897 году психологию как науку. Говоря о творчестве Достоевского, которое Петухов настойчиво рекомендует изучать сегодняшнему практикующему психологу,  хочу выделить всего лишь 14  важных его произведений, которые я естественно в очередной раз прочитал: «Преступление и наказание», «Униженные и оскорбленные», «Бедные люди», «Белые ночи»,  «Братья Карамазовы», «Идиот», «Записки из подполья», «Бесы», «Сон смешного человека», «Мальчик у Христа на ёлке», «Бобок», «Кроткая» и конечно же «Подросток» и «Игрок».

Хочется подчеркнуть, что именно благодаря лекциям Петухова я выделил для себя своего кумира в психологии, которым для меня стал Александр Романович Лурия. Однако, чтобы понять романтический подход к науке А.Р. Лурии, мне нужно было прежде достаточно глубоко освоить труды Выготского, Леонтьева, Гальперина, Рубинштейна, Гиппенрейтер и как минимум ещё 20 других менее известных. Весь курс обучения занял у меня напряжённых 24 месяца и я должен честно признаться,  что читал достаточно много, а если быть точным, то каждый день я систематически прочитывал 100 листов или 200 страниц текста. Примерно такой же интенсивный темп обучения у меня был во времена моей студенческой молодости, когда я учился в Донецком медицинском университете. Научная психология нужна мне была не сама по себе, а в связи с моим глубинным изучением, преподаванием и практикой магии, как науки, ремесла и искусства.