Сицилия. Окончание (2015).

Сменила которую – французская Анжуйская династия в лице Карла I Анжуйского. И опять же, ненадолго – с 1266 года и по 1285-й. Ибо на смену анжуйцам шли арагонцы, а точнее, войска Арагонской династии. Что привело к разделению Сицилийского королевства на две части: на территории Сицилии утвердились короли Арагонской династии, а в Неаполитанском королевстве, на территории Италии – продолжали править короли Анжуйской династии.

Если кратко пройтись и по этому интереснейшему периоду в истории Сицилии, то получим следующую картину событий. В 1266 году, как уже говорилось, Сицилия оказалась под властью Карла I, герцога Анжуйского – человека, как и водится среди завоевателей, амбициозного и с большими планами на будущее. Выражались эти планы в желании помимо Сицилии обладать ни больше, ни меньше, а всем Средиземноморьем. А потому и готовился Карла I к войне с византийским императором Михаилом VIII Палеологом. Сами же территории представляли для него исключительно количественную ценность, что исключало желание вкладывать в их развитие деньги. Например, собираемые в Сицилии налоги уходили французам. Что естественным образом привело к недовольству властью французов, и к восстанию, известному как Сицилийская вечерня, которое переросло в войну Сицилийской вечерни.

Почему «вечерня»? Потому что восстание началось перед пасхой 30 марта 1282 года – как раз в вечерню, в Церкви Святого Духа около Палермо. И в течение полутора месяцев сицилийцы уничтожили тысячи французов на острове. Понимая, что в одиночку против Карла Анжуйского им не выстоять, восставшие обратились за помощью к королю Арагона и Валенсии – Педро III, предложив ему Сицилийскую корону. Тот откликнулся на зов о помощи, подкрепленный хорошим предложением, и 30 августа 1282 года во главе огромной армии высадился в Трапани. И уже 4 сентября того же года был коронован в Палермо как король Сицилии. За Карлом I Анжуйским остались территории юга материковой части Италии с Неаполем.

Но в мае 1284 года папа Мартин объявил о низложении Педро III и предоставил арагонскую корону Карлу Валуа, второму сыну Филиппа III Французского, что привело к новой войне в июне 1284 года, в которой армия сицилийцев полностью разгромила флот неаполитанцев. Но в январе 1285 года неожиданно умер Карл I, а в ноябре того же года умер Педро III. Королем в Неаполе был провозглашен сын Карла I – Карл Салернский, находившийся в арагонском плену. Королем Арагона стал старший сын Педро – Альфонсо III, корона Сицилии была отдана его второму сыну Хайме – 1286 год.

Колесо истории, как видим, по-прежнему бешено вращается, сменяя одного правителя другим. Вышеизложенные события привели к очередной смене правящих династий. А соответственно, к новым сражениям за право управлять Сицилией. Но в данном случае более торгам за трон с последующим заключением ряда договоров и мирных соглашений, которые прерывались периодами войн. Так в историю вошла Арагонская династия и более чем двести лет ее представители активно и целеустремленно боролись за корону – с 1282 года по 1516-й: Пьетро I (зять Манфреда), арагонский король Педро III (1282 – 1285 гг.), Джакомо (1285 – 1295 гг.), Федерико I (II арагонский) (1296 – 1337 гг.), Пьетро II (1337 – 1342 гг.), Луиджи (1342 – 1355 гг.), Федерико II (III арагонский) (1355 – 1377 гг.) – кстати, титул этого правителя был «Король Тринакрии»; далее продолжила дело династии Мария (1377 – 1402 гг.), а Мартином I (1392 – 1409 гг.) завершилась история династии Арагонов.

До 1409 года Сицилией владела младшая ветвь арагонского дома: королем Сицилии стал Мартин I – сын арагонского короля, которого так же звали Мартина I. Но сицилийский Мартин умер раньше своего отца. А потому король Мартин-старший, присоединяя Сицилию к Арагону, по отношению к Сицилии стал Мартином II. А после объединения Арагона с Кастилией в 1435 году Сицилия вошла в состав Испанского королевства. Это был закат Арагонской династии.

Анжуйская династия шла параллельно с династией Арагонов. Об это можно судить и по годам, проведенным у власти ее представителями – с 1285 года по 1442-й, и по конкретным историческим событиям. Цепь Карл II (1285 – 1309 гг.), Роберт (1309 – 1343 гг.), Джованна I (1343 – 1381 гг.), Луиджи Тарентский (1352 – 1362 гг.), Карл III (1381 – 1386 г.), Ладислав (1386 – 1414 гг.), Джованна II (1414 – 1435 гг.), Ренье Анжуйский (1435 – 1442 гг.) – замыкал Ренье Анжуйский (1435 – 1442 гг.).

С 1442 года эстафета была передана другой Арагонской династии. Дело в том, что король Альфонс V – король Арагона, а так же сицилийский Альфонс I в одном лице, с 1435 по 1442 годы вел войну против Ренье Анжуйского. В результате он завоевал Неаполитанское королевство. Но после его смерти на Сицилии и в Неаполе правили уже разные ветви Арагонской династии. О первой я уже сказал, следовательно, стоит упомянуть и вторую, годы правления которой пришлись на период 1442 – 1516 годов: Альфонс I (1442 – 1458 гг.), Фердинанд I (1458 – 1496 гг.), Альфонс II (1494 – 1495 гг.), Фердинанд II (1495 – 1496 гг.), Федериго (Фердинанд III) (1496 – 1501 гг.) и завершающее звено – Фердинанд IV (III) (1504 – 1516 гг.).

Этот период в жизни острова Сицилия ознаменован таким событиями. В 1501 году король Федериго присоединил к Арагону Неаполитанское королевство, но уже в 1504 году произошло объединение Неаполитанского и Сицилийского королевств в одно королевство, которое вошло в историю как Королевство Обеих Сицилии. И вплоть до 1707 года престол этого королевства занимали исключительно испанские монархи. Этот период принято называть так же и периодом испанской колонизации Сицилии.

Первым королем Обеих Сицилий в 1707 году стал австрийский эрцгерцог Карл. Испании он известен как король Испании Карл III. Здесь же, в новом королевстве, именовали этого монарха как Карл VI. К 1711 году его титул изменился – император Карл IV. В 1713 году по итогам борьбы герцога савойского Виктора Амадея за испанское наследство Сицилия была отделена от Неаполя и передана ему «в пользование» (Утрехтский мирный договор 1713 года). Виктор Асмадей получил титул короля Сицилии (король Сицилии с 1713 по 1720 гг.). Но по прошествии семи лет – в 1720 году Сицилия была вновь присоединена к Неаполю. Королем обоих владений оставался император Карл VI (года правления с 1707 по 1713 гг. и с 1720 по 1735 гг., с 1713 по 1720 гг. он управлял только в Неаполе). Венский мирный договор 1735 года внес серьезные коррективы в ход истории Сицилии – королевство Обеих Сицилий перешло от Австрии к испанским Бурбонам. На престол взошел Карл – сын испанского короля Филиппа V.

Наступила новая эра – правление династии Бурбонов на Сицилии, которую можно разделить на три периода, исходя из ключевых событий и фигур того времени: 1735 – 1798, 1802 – 1805, 1815 – 1860 года.

Первый период: Карл VII (1735 – 1759 гг.) и Фердинанд IV (1759 – 1798 гг.).

Второй период: возвращение на трон Фердинанда IV (1799 – 1815 гг.), Жозеф Бонапарт (1806 – 1808 гг.) и Иахим Мюрат (1808 – 1815 гг.).

И период третий: Фердинанд IV (I) (1815 – 1825 гг.), Франциск I (Януарий Иосиф) (1825 – 1830 гг.), Фердинанд II (1830 – 1859 гг.), Франциск II (1859 – 1860 гг.).

По Утрехтскому миру 1713 г. Виктор-Амадей II получил Монферрат (маркграфство в Италии, где граф, как управляющий, являлся должностным лицом в подчинении короля), значительную часть герцогства Миланского и остров Сицилию, с титулом короля. Таким образом, Сицилия перешла Савойе, то бишь французам. Но в 1735 году испанцы отвоевали Сицилию и Неаполь, вернув власть Бурбонам. И уже в 1759 году Фердинанд – сын короля Испании Карла III получил права на владение Неаполитанским королевством, в составе которого была и Сицилия. Но спустя несколько лет – в 1799 году Неаполь был захвачен французскими революционными войсками во главе с Наполеоном. В итоге была провозглашена Партенопейская республика. Но после Венского конгресса и поражения Наполеона под Ватерлоо (май 1815 года) Фердинанд IV вновь обрел корону Неаполитанского королевства. И уже в конце 1816-го года объявил об объединении двух королевств в единое государство – Королевство Обеих Сицилий, дабы навсегда стереть в памяти народа воспоминания о дарованной им конституции в Сицилии и годах конституционной монархии Мюрата в Неаполе. Как говорится, береженого Бог бережет. И, тем не менее, повторный захват Неаполя французами был неминуем. И как следствие: император Наполеон Бонапарт провозглашает своего брата Жозефа королем Испании (1808 г.). А Неаполитанское королевство отдает Иахиму Мюрату, который был женат на его сестре, признавая тем самым боевые успехи и выдающуюся храбрость последнего. В Сицилии в это время по-прежнему у власти находится Фердинанд IV, бежавший туда из Неаполя.

Но спустя всего лишь 7 лет все вновь меняется. Мюрат предал Наполеона, когда тот терпел поражения в битвах. Но во время триумфального возвращения Бонапарта к власти в 1815 году хотел вернуться к нему в качестве союзника, на что, естественно, получил отказ. Это было его роковой ошибкой, стоившей короны: Мюрат был арестован властями Неаполя и расстрелян. В Южной Италии вновь установилась власть Фердинанда IV, который теперь принял имя Фердинанд I.

Династия Бурбонов оборвалась на Франциске II. Но более точным будет формулировка – ей помогли оборваться. Да все к тому и шло в последние столетия. Ведь почему я сделал упор на хронологию основных событий правления династий, а в особенности сроков пребывания конкретных лиц у власти? Просмотрите бегло еще раз, не поленитесь, друзья мои. Всмотритесь в даты, вдумайтесь в суть того, что происходило тогда… Эта информация дана прежде всего, затем, дабы показать движущую силу этих исторических процессов – стремление к власти и наживе. Территории, которыми управляли представители иностранных династий-колонистов (и территорией Сицилии в данном случае), по большому счету нужны были для решения вышеуказанных задач. На то, чтобы серьезно заниматься ростом и процветанием королевства у них просто не хватало времени. А от того имеем и результат: весной 1860 года на Сицилии вспыхнуло крестьянское восстание, причиной которого стало нарастающее недовольство крестьян правительством.

Крестьяне были свободными, но не являлись собственниками земли. Довольствовались арендой участков у баронов-землевладельцев, за что вынуждены были платить налоги.  Крестьяне работали от-зари-до-зари, производили пшеницу, выращивали фрукты, но не пользовались произведенными ими благами. Все это уходило на поборы, устраиваемые разными сборщиками как от местных баронов, так и от королевских представителей. Достаточно было малейшей искры, чтоб воспламенить огонь народного гнева. Что и произошло в 1860 году.

Сами бы восставшие не справились с армией, защищающей интересы правящей стороны. Но им на помощь пришел Джузеппе Гарибальди, который, узнав о движении на Сицилии, стал формировать отряд из добровольцев-волонтеров для помощи. Ему удалось собрать отряд всего лишь в тысячу с небольшим человек, который назван был «Тысяча Гарибальди» или «Тысяча краснорубашечников» (по цвету одежды: на добровольцах Гарибальди были надеты красные рубашки). Планы экспедиции держались в строжайшей тайне. Высадившись в одном из западных пунктов Сицилии, Гарибальди был встречен народными массами как освободитель от тирании неаполитанского короля, который правил и Сицилией. Поэтому ему еще по месту удалось присоединить к своей «тысяче» еще 4 тысячи местных крестьян. У города Калатафими отряд Гарибальди встретил регулярные войска Сардинского королевства. Но, не смотря на существенный перевес неаполитанского войска во всем – и в оснащении, и в подготовке, – добровольцы Гарибальди одержали победу над королевской армией. Неаполитанская армия потерпела поражение, Франциск II бежал в Рим. В результате проведенного плебисцита – своего рода референдума для простого народа, когда нужно было учесть волеизъявление масс, большинство населения высказалось за присоединение Королевства Обеих Сицилий к Сардинскому королевству.

«Солдаты «Тысячи», в большинстве своем не моряки, переплыли моря, чтобы участвовать в кровопролитных сражениях, и почти непроходимыми дорогами пришли в Палермо, изгнав оттуда с помощью населения двадцатитысячную отборную армию, и в двадцать дней освободили всю Сицилию» – писал Джузеппе Гарибальди. И с этого момента в истории Сицилии наступил новый этап…

На том пока и остановимся. Я не стану утомлять вас историей Сицилии по принципу «от А до Я». Во-первых, потому что я не историк. А во-вторых, не все исторические события, какими бы интересными и важными они ни были для государства в целом, для отдельных населенных пунктов, для конкретных людей или сообществ… – представляют интерес для меня, как исследователя и как мага. Здесь я изложил только то, что имеет непосредственное отношение к теме моих исследований и отвечает на вопросы: «На какой почве это выросло?» и «Где лежит то, что мне нужно?» Отдельно коснусь лишь одной детали, имеющей отношение к Сицилии и ее богатой событиями истории. Это своего рода визитная карточка острова, по которому его в большинстве случаев и знают – сицилийская мафия или Cosa Nostra.

А ведь действительно и к глубокому моему сожалению большинство людей легендарность данного участка суши в Средиземном море связывают исключительно с таким понятием, как «сицилийская мафия». Но вы, надеюсь, уже знаете, что далеко не каждое место на Земле может похвастаться такой насыщенной событиями историей, как Сицилия. Поэтому не стоит «привязывать» этот древний остров только к мафии. Но и игнорировать это явление  так же не стоит: уж очень глубоки его корни. А соответственно, и оказываемое им влияние.

Начнем новую тему? Нет. Просто продолжим…

IV. Ты обязан говорить правду, но молчать…

…В мае 1860, Джузеппе Гарибальди с отрядом из тысячи добровольцев высадились на острове, намереваясь помочь восставшему местному населению освободиться от гнета колонизаторов, а так же присоединить Сицилию к новому итальянскому государству. В течение трех дней неподготовленные, плохо вооруженные, но подпитываемые идеей, люди взяли город Палермо. Армия Бурбонов вынуждена была отступить… Добившись законодательного закрепления своих завоеваний, Гарибальди просто вернулся домой, на остров Капрера, не взяв ничего, кроме легендарного пончо и запасов провизии…

Казалось бы, вопрос решен, победа достигнута. В Сицилию пришла демократия, а значит, наступило и время рассвета… Рассчитывали на перемены к лучшему в первую очередь крестьяне – они ожидали проведения земельных реформ. Но надеждам не суждено было осуществиться: к управлению Сицилией пришел Савойский дом – род, правивший графством Савойя и маркграфством Суза, но уже с 1861 года, то есть, практически сразу после восстания, и конца Второй мировой войны – Итальянским королевством. Феодализму пришел конец – и это, безусловно, плюс. Но выиграли от этого не крестьяне, а управляющие, которые приобрели землю у собственников и все так же стали сдавать ее в аренду за плату. Крестьянские бунты продолжались. И для того, чтобы подавлять эти волнения арендаторы использовали вооруженные банды, состоящие из местных жителей.

В 1862 году, оценив безысходность нового государственного строя, Гарибальди вернулся на Сицилию, дабы организовать новое восстание против континентальной Италии. На этот раз целью был Рим, находившийся под властью Папы. Поход окончился поражением, сам Гарибальди был ранен. Ответный террор со стороны властей стал причиной нового восстания в 1866 году, схожего по масштабам с восстанием 1860 года. Но оно было подавлено. А крестьян Сицилии ожидали еще десять лет мучений и репрессий. И только в  1876 году, когда Сицилия стала полноправной частью Италии, политические деятели этого государства смогли войти в состав коалиционного правительства. Что означало признание Сицилии полноправным членом сообщества, а не колониальной территорией. Но и это не означало гарантии быть услышанным. А потому в последующие годы народные волнения продолжали вспыхивать, за тем лишь исключением, что менялась их форма. Так, например, в 1894 году было подавлено движение профсоюзов, называемое «фаши»: протестовали против неэффективных реформ правительства. Земельной реформы не было вообще по определению. Что привело к возникновению огромной пропасти между промышленным Севером Италии и сельскохозяйственным Югом. Особенно Сицилией. Кстати, Сицилия и в наши дни пожинает плоды такого подхода к организации производств на ее территории. Результатом этого является миграция молодого населения острова в поисках работы. Сицилия считается одним из беднейших регионов Италии, основная масса населения которого занята преимущественно в сельском хозяйстве. По этой причине преобладания в обществе людей пенсионного возраста, страну эту иногда называют «островом пенсионеров». И вы знаете, друзья мои, наверное, это так. Ведь чтобы прийти к такому заключению, не нужно даже идти в библиотеку и перечитывать горы книг (как это делал и я). Достаточно будет просто побродить улицами больших городов – Палермо, Катании, и маленьких крестьянских поселений в предместьях и у склона горы Этна… Понаблюдать за людьми. И заметить, что да, действительно, людей старше среднего возраста все-таки встречается повсеместно намного больше. Что я так же сделал – ходил, наблюдал, присматривался…  параллельно с изучением книг, конечно.

Именно в те бунтарские и переломные годы – в VIII – XIX веках, то есть задолго до яркой вспышки восстания 1860 года (это восстание – своего рода прорвавший гнойник, давший знать о том, что процесс нагноения имел место, и при том давно), и стала формироваться социальная прослойка, получившая со временем имя «мафия» или Cosa Nostra, что в буквальном смысле на сицилийском языке означало «наше дело». Таким образом, мафия является ровесницей новой итальянской нации, но никак не дитя древности. Это своеобразное порождение эпохи, представляющее собой посредника между разными мирами – миром правящей элиты, далекой от нужд «простых смертных», и миром этих «простых смертных» – то бишь народа, на который в последние несколько веков мало кто вообще обращал внимание. Таким образом, мафиози заполнили тот вакуум, что был между этими мирами, наладив тем самым контакт между ними. Но, разумеется, несколько особым способом, который с полным основанием называют криминальным.

Сицилийская мафия зародилась как слабо организованное общество, защищающее крестьян в годы французской и испанской колонизации. Местные жители создавали свои собственные организации, так как не доверяли продажным иностранцам. Полагают, что сам термин «мафия» произошел от арабского слова. Вариантов есть несколько: marfa – «место убежища», maafir – название арабского племени, что селилось вблизи Трапани, mu’afar – «защита, безопасность, предосторожность», marfa – «место убежища, тайник», ma fi’at – «затененное место»… Да, впрочем, каждое из этих значения применимо по-своему. Но в любом случае тайна – это то основное, что осталось и остается неизменным на протяжении всего времени существования такой организации, как сицилийская Cosa Nostra.

Мафиози или «люди чести» были членами вооруженных группировок, которые первоначально, еще в VIII веке, стояли на стороне слабой стороны – народа, нападали на богатые поместья, выполняя роль «сицилианского Робин Гуда». Это были зачатки рэкета. Но уже в XIX веке «под крыло» они взяли землевладельцев апельсиновых плантаций, для которых выбивали из крестьян оплату налогов, то есть стали преступной группировкой во всех отношениях. Поэтому рассказывая о «благородном и древнем» происхождении «людей чести», всегда стоит помнить о месте этого рождения: «под сенью тяжелой листвы фруктовых деревьев, скрывавшей от посторонних глаз темные дела людей, в чьих руках находились все богатства этого острова».

До Второй мировой войны мафия существовала только в сельской местности, «защищая» фермеров в обмен на определенный процент от арендной платы. Но после ее «полномочия» существенно возросли, а контролируемые территории и «сферы влияния» – расширились. Подобные сицилийским криминальные организации появились и в Италии. В разное время, разными правительствами велась борьба с мафией. Начиная с 20-х годов ХХ века, когда Бенито Муссолини впервые отдал приказ об уничтожении незаконных бандитских организаций на Сицилии, и вплоть до наших дней. Результат: «бандитам – тюрьмы», бизнесу – новые формы ведения, где за вполне законными и «богоугодными» делами скрывается все та же торговля наркотиками и заработок на шантаже.

Но что представляет собой такая «добровольная общественная организация», как мафия? Вызнаете, меня этот вопрос интересовал давно. Возможно, какую-то роль изначально сыграли и фильмы о мафии – «Леопард», «Крестный отец»… Но это было давно. По большому счету мой интерес всегда подпитывала привычка изучать человеческое естество (начиная с себя). А ведь люди разные. Очень разные… И разве не интересно знать, как мыслит человек, живущий не по «правильным» законам «правильного» общества? Разве не интересно наблюдать за взаимоотношениями людей, которые говорят на своем особом языке – «неправильном» с точки зрения «правильного» закона, которые говорят на языке оружия и… чести? Да, именно чести – не забывайте, члены мафиозных группировок так и называли себя – «люди чести». Что в принципе, соответствовало действительности. И даже при том, что многие их поступки со стороны говорят об обратном.

Чтобы понять эту скрытую «под сенью тяжелой листвы фруктовых деревьев» сторону жизни человека, нужно… Во-первых, помнить о цели создания таких группировок. И отталкиваться от этой цели. Во-вторых, помнить о том, что большинство видит или, скорее, пытается рассмотреть, то, что скрыто. Да к тому же и со стороны. А взгляд «со стороны» и взгляд «изнутри» – не совсем одно и то же. Об этом тоже не стоит забывать. И в-третьих, помнить и о том, что не всегда слово «понять» означает как раз-таки процесс «усваивания» информации, «ясного и четкого видения» ее сути. Чаще всего вместо «понять» используется «мне показалось» или «я так думаю». Поэтому, даже если ограничиться исследованием той информации, что открыта, и наблюдением за тем, что доступно – уже можно сделать выводы, приближающие к пониманию, но не догадкам. А особенно, если выпадает возможность окунуться в атмосферу той жизни, где мафия родилась, выросла, окрепла и… начала «болеть» предателями, информаторами и проч.

А что же открыто и доступно? Информация о структуре такой сложной системы, которой и является мафиозная организация. Организация представляла собой группы, которые называли «famiglia» или «семья», «клан». «Семья» в свою очередь имела жесткую иерархическую структуру, во главе которой стоял «padrino» – так называемый «креестный отец». У каждой «семьи» была своя территория «округ» – влияние распространялось исключительно на нее. Это были не только отдельные улицы, но и целые провинции – все зависело от силы этого влияния. Каждый такой «округ» подконтролен был зачастую трем семьями, которые избирали своего лидера «capo di capi». Который в свою очередь выбирал «подчиненных» дальше по нисходящей. И каждая «семья» имела свой «кодекс чести», свой неофициальный свод законов, которым каждый член «семьи» должен был следовать неукоснительно. Называют этот документ «Десять заповедей Cosa Nostra» или «Ten Commandments». Впервые он был обнаружен 5 ноября 2007 года в портфеле среди деловых бумаг влиятельного члена Cosa Nostra Сальваторе Ло Пикколо при его аресте. Потому эта информация и стала известна. Хотя и здесь не обошлось без тайны. Есть мнение, что заповеди эти не имеют традиционной истории, а были написаны в свое время самим Ло Пикколо в качестве наставления молодому поколению.

Ведь о мафии известно хоть и не мало, но, по сути, вся эта информация – всего лишь вершина айсберга. Причина тому – закон молчания или Омерта (Оmertà). Означает он круговую поруку, без которой мафия не просуществовала бы и дня. И это самое первое, что внушалось каждому сицилийцу с самого детства – это в прямом смысле слова впитывается с молоком матери. Как только человек начинает говорить – его тут же учат молчать. «Кто глух и нем, к тому же слеп, тот тихо проживет сто лет» – народная мудрость, сицилийская пословица. Суть закона Омерты очень точно выражен следующим текстом, который мне встретился при изучении данной темы: «Тот, кто прибегает к помощи закона, чтобы защитить себя, тот либо дурак, либо трус. Тот, кто не может постоять за себя без помощи полиции – является и тем и другим. Выдавать обидчика полиции – трусость, даже если обидчик угрожает тебе, поскольку так ты не сможешь отомстить кровью за кровь. Трусливо и низко для раненного человека выдавать имя своего убийцы, так как если он выживет, он сможет отомстить. Вместо этого, раненый должен сказать своему обидчику: «Если я выживу, я убью тебя! Если я умру, я прощу тебя!«. Пожалуй, и добавить-то нечего.

Истоки такого закона как Омерта лежат, опять же, в прошлом Сицилии. Отказ контактировать с официальной властью вызван тем фактом, что законы, которые принимались и которым должны были подчиняться сицилийцы, никогда не были их собственными законами. Это были законы очередного оккупанта. А соответственно, это были законы, насильно навязанные и далеко не всегда соответствующие установленным самими островитянами законам, правилам и нормам – в большинстве случаев, правда, негласным и нигде не задокументированным. То есть, законы правительства – это искусственные для истинной Сицилии законы. Поэтому соблюдать их и подчиняться им – означало предавать своих. Такая привычка настолько глубоко укоренилась в подсознании жителей Сицилии, что даже сегодня они довольно скептически относятся ко всему, что имеет отношение к политической и законодательной стороне жизни государства.

И вновь возвращаемся к слову «честь» и понятию «люди чести». В рамках все того же закона Омерты. Так как само слово «омерта» (omertà) можно перевести и как «честь». Следовательно, и молчание в рамках этого понятия уже не воспринимается как предательство. Это так же и «хорошие манеры», умение понять и рассчитать складывающиеся ситуацию. Это преднамеренный обман и сознательное лицемерие для устройства ловушки, в которую можно с притворной добротой и любезностью заманить жертву. Это личная защита.  Наказанием за нарушение этого закона является смерть.

Что может дать эта информация? Подтверждение тому, что изнутри все выглядит иначе, нежели со стороны.

Но вернусь к кодексу законов – к десятке наиважнейших заповедей Cosa Nostra. Я не стану комментировать их. Это будет своего рода итог всего того, о чем здесь сегодня шла речь. Итогом моего путешествия по удивительному острову Сицилия. Итак.

1. Никто не может сам подойти и представиться кому-то из «наших» друзей. Он должен быть представлен другим нашим другом.  

2. Никогда не смотрите на жен друзей.  

3. Не допускайте, чтобы вас видели в обществе полицейских.   

4. Не ходите в клубы и бары.   

5. Ваш долг — всегда находиться в распоряжении «Коза Ностра», даже если ваша жена рожает.   

6. Всегда являйтесь на назначенные встречи вовремя.   

7. С женами надо обращаться уважительно.   

8. Если вас просят дать любую информацию, отвечайте правдиво.   

9. Нельзя присваивать деньги, которые принадлежат другим членам «Коза Ностра» или их родственникам.    

10. В «Коза Ностра» не могут входить следующие лица: тот, чей близкий родственник служит в полиции; тот, чей родственник или родственница изменяет супруге (супругу); тот, кто ведёт себя дурно и не соблюдает нравственных принципов.

Маг Ингвар

Статьи, ссылки на которые даны в тексте:

Карфаген должен быть прославлен

Раздел сайта «В поисках утраченного знания«