Сицилия. Продолжение (2014).

III.    Ключ к пониманию Сицилии нужно искать в ее истории

«…Сицилия – земля противоречий, и ключ к ним нужно искать в ее истории» – эта фраза взята мною все у того же Мэтью Форта. Чем привлекли меня эти слова? Здесь указано место, где лежат ключи от множества дверей, за которыми скрывается такое же множество тайн и открытий. Это пройденный путь, прожитый этап жизни – то есть история. Но я все-таки несколько перефразирую выбранную мною цитату: ключ к пониманию Сицилии следует искать в ее истории. Вот на эту формулировку и буду опираться.

Колонизация (значение латинского слова «коло» – «живу, населяю, обрабатываю») как способ захвата и освоения новых земель являлась характерной чертой истории многих государств древнего мира. И XIII – XII века до н.э. вошли в историю Сицилии как начало колонизации отдельных территорий этого острова приходящими с других островов и материков искателями «лучшей доли». Это и «народы моря», и те, кто ставил себя на несколько порядков выше, пренебрежительно называя первых «варварами». Первым таким народом-колонизатором стали финикийцы, пришедшие с восточного побережья Средиземноморья (Финикия – древнее государство и центр мощнейшей цивилизации, рассвет которой как раз и пришелся на XIII – IX века до н.э.). Это период серьезных перемен в геополитике существовавших в то время государств: приходят в упадок великие державы, появляются предпосылки для зарождения новых, что вызывает активную миграцию людей. А соответственно, и образование колоний-опорных пунктов, колоний-городов, колоний-государств. Финикийцы поначалу создавали как раз-таки опорные пункты или, как их еще называли, торговые фактории, поскольку интерес в освоении новых территорий у этого народа был преимущественно торговый: важнейшей целью было приобретение драгоценных металлов. Это был, так называемый, первый этап финикийской колонизации, результатом которого становились простые опорные пункты для ведения торговли или обеспечения ее безопасности, фактории без постоянного населения, якорные стоянки и тому подобное. Но предшественниками городов нередко становились и храмы, потому как во все времена люди нуждались в защите и покровительстве. И торговцы тех времен так же испытывали острую в том нужду. А поскольку такой защиты, как международное право не существовало, оставалось уповать на покровительство высших сил – богов.

Второй этап, последовавший за первым спустя два столетия, (IX – VII вв. до н.э.) проходил с уже гораздо большим размахом, так как приоритетность в интересах финикийцев сместилась в сторону получения новых земель для решения проблем с перенаселением. Так стали появляться колонии-города – то есть настоящие города с постоянным населением. В том числе и на Сицилии. Например, созданные на западном побережье острова финикийские города Мотия, Солунт и Панорм (нынешняя столица Сицилии Палермо) и ряд поселений на юго-востоке. Названные города были основаны уже карфагенянами – выходцами из финикийского Карфагена, города в Северной Африке. С приходом на Сицилию греческих колонизаторов финикийцы вынуждены были оставить восточное и южное побережье Сицилии, укрепившись в названных городах. А примерно в VII веке до н.э. Мотия, Солунт и Панорм объединились в сицилийское государство финикийцев, просуществовавшее примерно столетие.

Во времена второй волны колонизации Сицилии, Сардинии и расширения финикийцами территорий севера африканского континента мощные города-колонии появляются и на побережье Северной Африки. Утика и Гадес как раз и являются одними из первых таких городов-колоний. Почему я говорю здесь и об этих поселениях? Утика или «Старый город» стал предшественником иного города – Карфагена (Картхадашт или «Новый город»). По преданию Карфаген был основан женщиной – мятежной сестрой правителя Тиса, которая, возглавив группу проигравшей в политической борьбе аристократии, вынуждена была тайно покинуть родную Финикию. Первоначально это были небольшие поселения. Но уже к V веку до н.э. они превратились в одну большую морскую державу, которую назвали Карфаген, и которая имела совершенную независимость от Тира, сохраняя при этом на протяжении всего своего существования с метрополией связи духовные. В III веке до н.э. Карфаген стал мощным противником Риму. Более того, уже сам мог выступать в роли колонизатора: карфагеняне были одними из тех, кто пришел на Сицилию с целью основания уже своих колоний.

Напомню, что я уже рассказывал о своем путешествии в Тунис, состоявшемся в мае 2014 года, с целью посетить руины Карфагена (находится этот древний город недалеко от Туниса – современной столицы одноименного государства). Именно поэтому, рассказывая о Сицилии, я делаю здесь акцент и на Карфагене. Италия, Тунис, Греция, Сицилия… Как видите, друзья, все эти маршруты взаимосвязаны. Именно «связаны» – единой историей, единой целью моего поиска…

Но пока вернемся к истории Сицилии, продолжив тему колониальной экспансии этого острова. Потому как в VIII веке до н.э. (735 г. до н.э.) финикийцев на острове сменили греки – это был период между первым и вторым этапами финикийской колонизации. Расцвет колонизационной деятельности греков относится к VIII—VI векам до н.э. Но хотя греки и позже тех же финикийцев вышли на «тропу захвата» территорий, это нисколько не помешало успеху данного предприятия. А потому и время это называется эпохой Великой греческой колонизации, которая совпадает с архаической эпохой истории самой Греции, то бишь временем становления античного греческого полиса, специфика формирования которого и несет в себе причины, побудившие народы Древней Эллады к колонизации. Но здесь я не стану углубляться в эти причины, так как более уместным будет поговорить об этом в статьях, посвященных изучению Греции. Беглый же анализ вопроса дает информацию следующего рода: наличие победителей и побежденных среди представителей одного или нескольких народов, перед которыми вставал выбор – быть рабом или искать новые земли для жизни; разложение родовых отношений и появление значительного количества свободных и не пристроенных в жизни бывших земледельцев – иными словами, имело место перенаселение; развитие товарно-денежных отношений с последующим поиском новых рынков сырья и сбыта продукции, а так же новых источников рабов…

Кто принимал участие в Великой греческой колонизации? Да практически каждый регион и город, не зависимо уровня своего развития – от отсталых, преимущественно земледельческих районов, до развитых торгово-ремесленных центров. Что естественным образом отразилось на цели колонизации: если первых интересовал преимущественно аграрный аспект этого предприятия – то есть, захват и освоение новых земель, то внимание вторых было сосредоточено на расширении торгово-ремесленных связей вплоть до организации производств какого-либо вида продукции. И что, конечно же, нашло отражение и в отношениях с местным населением. Если целью колонизации была земля (преобладание аграрного интереса), то, разумеется, местное население рассматривалось исключительно как помеха. Ну, или как дешевая или вообще бесплатная рабсила, от которой не требовалось особых навыков и талантов. В случае преобладания аспекта торгового, требования к «местным» уже возрастали, так как «работодатель» нуждался уже в «профессионалах средней руки», мастерство которых было бы на уровне, достаточном для ведения торговых сделок, но не достаточном для развития собственного дела. То есть особо умные не приветствовались, представляя потенциальную угрозу для колониста. Ведь на тех территориях, где греки и финикийцы сталкивались с развитыми и централизованными государствами, возможности для основания ими городов-колоний существенно урезались или вообще сводились к нулю.

Колонизаторам (и не только финикийцам, грекам, но и тем же римлянам, арабам, норманнам…) Сицилия была интересна в большей степени наличием плодородных земель – «возбуждала» пшеничными полями аборигенов. Потому что дефицит зерна являлся одной из главных причин захвата земель народами, уровень развития которых и качество жизни способствовали быстрому росту населения. Да и в целом остров привлекал богатством своих природных ресурсов и средиземноморским субтропическим климатом с дождливым жарким летом и непродолжительной мягкой зимой. Следовательно, преобладал здесь интерес аграрный со всеми, как говорят, «вытекающими последствиями» для местного населения, к которым мы здесь еще вернемся.

Согласно утверждениям одних исследователей, Великая греческая колонизация имела три основных направления: западное (Италия, Сицилия, Корсика, Южная Галлия, Испания, а так же побережье и острова Ионийского моря к северо-западу от Греции), северо-восточное (берега Черного моря, северное побережье Эгейского моря, Геллеспонт, Пропонтида и Боспор Фракийский) и юго-восточное (Африка, южный берег Малой Азии и восточное побережье Средиземного моря). В других источниках направления, в которых продвигались греки с целью захвата земель, характеризуются уже более обобщенно. Здесь авторы рассматривают только два вектора движения: западное и восточное средиземноморье. То бишь, на запад – к берегам Южной Италии, Сицилии и дальше; и на север – через море Мраморное в море Черное с продвижением на юг через Средиземное море. Но нас в данном случае интересует только одно направление – западное. А именно, колонизация греками острова Сицилия.

Начну с того, что греки не утруждали себя открытиями новых земель – они просто продвигались по уже проторенным финикийцами тропам. Им нужны были новые территории (о причинах уже сказано), а потому и выбор делался в пользу того, что уже существовало, процветало, а соответственно, и привлекало. И желание обрести право собственности на землю оказалось сильней сопротивления как местного населения острова (сикулов и сиканов), так и сицилийских финикийцев. К тому же земли Сицилии не могли не привлекать своей неистощимостью (вулканические почвы очень плодородны) и природным изобилием: река Акесин, сбегая по склонам Этны, питает роскошные прибрежные луга, оливковые и лимонные рощи… Не последней в числе привлекательных факторов была возможность вести торговлю с местным населением.

Побережье Италии и Сицилии в основном было колонизовано представителями ахейских (от них ведут начало микенской цивилизации) и дорийских (а вот эти уже причастны к упадку детища ахейцев – микенской цивилизации) древнегреческих племен. Но и те и другие являлись одними из основных и многочисленных древнегреческих племен. Но появление первых колоний на Сицилии связывают не с ними, а жителями греческого острова Эвбея, в частности городов Халкида и Эретрия. Уточню, что наиболее мощным поселением эвбейцев стала колония не на Сицилии, а на Апеннинском полуострове. На небольшом островке Питекусса (рудоносный остров Энария), что у западного берега Италии, появилось первое поселение халкидян и эретрийцев, которое впоследствии видоизменилось в первую греческую колонию на итальянском побережье Кимы (впоследствии римляне изменили это название на Кумы – Kume на Cumae). Кимы довольно быстро стала центром торговли и земледелия благодаря выгодному положению, а так же близостью к морю. Следующий шаг – колонии по обе стороны пролива, отделяющего Италию от Сицилии, – города Регий и Занклу (колонии Халкиды). По свидетельству историка античности Фукидида основателями города Занкла были Периер из эвбейской колонии Кумы и Кратемен из Халкиды (около 730 г. до н.э.). Павсаний в своем «путеводителе» «Описание Эллады» называл основателей второй колонии: это выходцы из Мессинии (Пелопоннез) во главе с Алкидамидом. И практически одновременно (в 734 г. до н.э.) греки Халкиды основали город-колонию Наксос на территории Сицилии – у подножия вулкана Этна. А спустя несколько лет уже Наксос выступал в роли колониста, отвоевав у сикулов новые территории. Так был основан город Леонтины, а вслед за ним – Катана. Ссылаясь на Фукидида, назову имена основателей: Наксоса и Леонтин – Феокл, Катаны – Еварх.

В историю колонизации Сицилии греками вошли и коринфяне – жители древнего полиса Коринфа (территория Истмийского перешейка). Начали коринфяне свою кампанию по захвату территорий Сицилии примерно в середине VIII века до н.э., да к тому же уверенно и, как говорится, по «всем фронтам». Одна из причин кроется в появившемся перед другими преимуществе – новые корабли (триеры). Но были причины и другие: родовые и политические раздоры, междоусобицы, поиск места для новой жизни, где можно реализовать желание управлять и т. п.. К тому же был подготовлен плацдарм для успешного продвижения к берегам Италии и Сицилии в виде освоенного ранее коринфянами острова Керкира. Следствием этих причин стал город-колония Сиракузы. Коринфяне основали не просто колонию, а важнейший центр греческих владений на восточном побережье Сицилии (ныне не менее важный портовый город), о котором говорил еще Цицерон, называя его «самым большим и самым красивым городом Древней Греции». Да, собственно, и к Сицилии как острову в период ее греческой колонизации эпитет «часть (или части) Великой Греции» так же вполне применим. Потому как в колонизации Сицилии помимо халкидян и эретрийцев приняли участие и другие греки, а соответственно, появились и другие города.

Пример Коринфа не остался незамеченным «соседями» из города Мегара, чья область (область Мегарида) в Греции граничила с коринфской (Истмийский перешеек). Во-первых, мегарцам нужно было доказать свое если не превосходство, то равенство с коринфянами, так как ранее жители Мегары были у них в зависимости, но отстояли свою свободу и независимость. Во-вторых, на территории города имелись «излишки» населения, то есть фиксировалось перенаселение. К тому же Мегара имела выгодное расположение, находясь между крупнейшими западным и восточным заливами Греции – Коринфским и Сароническим. Как результат уже в VIII веке до н.э. (примерно в 725 году до н.э.) мегарцами севернее Сиракуз был основан город Мегара Гиблейская. Но спустя столетие на этом же месте уже была колония Селинунт.

В VII веке до н.э. (период с 690 по 620 года до н.э.) пришельцы с Родоса и Крита, осваивая южное побережье Сицилии,  основали свою собственную колонию, назвав ее Гела. Это были дорийцы – одно из основных древнегреческих племен. Кстати, одним из наиболее известных полисов этого народа является Спарта, прославившаяся своей армией. Да и в целом укладом жизни, свойственным по мнению историков античностиименно дорийцам: неприхотливость, умение выживать в любых условиях, жесткие требования (в первую очередь воина к самому себе), жесточайшая дисциплина граждан, строгое следование установленным нормам (честь, воинская доблесть) и так далее. Напомнил я о Спарте потому, что законы, по которым строилась жизнь в колониях дорийцев – в Геле и Акраганте, не имела практически ничего общего с законами этого сильного государства. Причина в том, что к управлению здесь могли быть допущены исключительно аристократы. Политические права и свободы были так же только у правящей «верхушки», все остальные граждане – мелкие торговцы, ремесленники, матросы и прочие простолюдины были лишены таких «благ». Местным народам было и того хуже, поскольку их положение полностью попадало под определение «порабощенные».

За период греческой колонизации, пришедшейся в основном на VII век до н.э., поселений разного уровня развития и влияния, как видим, было основано немало. Но среди греческих колоний на Сицилии только город Сиракузы с самого начала выделялся особым статусом. Это был наиболее богатый, обустроенный и хорошо укрепленный город с сильной, отлично подготовленной и сбалансированной по родам войск армией, которая могла не только противостоять армии Карфагена и Афин, но и проводить свои собственные походы. Следовательно, превращение города в мощную державу и достойного соперника Карфагену – это закономерный итог его развития.

Стоит также уточнить, что Сиракузы как колониальное поселение первоначально появилось не на территории самой Сицилии, а на небольшом островке Ортиджа (Ортигия), что вблизи сицилийского побережья. Только спустя время влияние Сиракуз переместилось и на земли Сицилии, что, естественно, сопровождалось расширением и самого города. Но Ортиджа по-прежнему оставалась его административным центром, а так же его крепостью. Сиракузы известны и благодаря заслугам Архимеда – древнегреческого математика и инженера. Но как я уже говорил, тема древнего города Сиракузы и прославившего его человека будет раскрыта отдельной публикацией, поскольку есть ряд важных моментов, на которых следовало бы остановиться более детально.

Такое же пристальное внимание уделю я еще одному человеку, чья судьба оказалась связана с Сиракузами. Это Апостол Павел. Он останавливался в Сиракузах во время своего путешествия в Рим. И это, кстати, так же отдельная «ветвь» моих повествований, посвященных уже изучению определенных периодов в истории Италии, чему, напомню, предшествовали поездки в Рим, Венецию, Верону, Флоренцию и, прежде всего, в Ватикан. Но в первую очередь, посвящены эти работы будут изучению всего, что имеет отношение к зарождению христианства; к распространению этого учения и разделению его на течения – деноминации или конфессии; к ассимиляции учения с другими верованиями; к особенностям формирования, так называемого, христианского мировоззрения и пр. Посещение Сицилии так же определенным образом связано с изучением одного из древних учений, данных человечеству одним из пророков – Иисусом Христом, которое трансформировалось в одну из мировых религий – христианство. Но судьбы конкретных людей, которые являлись носителями и проводниками учения Христа (в примере с Апостолом Павлом), их мысли и поступки – то есть вся информация, что сохранена различными источниками, – интерес для меня представляют не меньший. А то и первоочередной. Так как от понимания каждым конкретным человеком сути того или иного учения и способа передачи им своего понимания зависело направление дальнего продвижения знания и степень его искажения. Но как вы понимаете, изучение этой темы никак не укладывается в географические или исторические границы какого-либо одного государства. Лишь принимая во внимание тему данной статьи, очерченную в какой-то мере (да и то условно) границами одного государства, а точнее, автономного региона государства Италия (коим Сицилия и является), ограничусь ссылкой на то, что здесь мой исследовательский интерес распространяется так же и на период колонизации Сицилии Римом.

Прежде чем продолжить тему смены «хозяев» на Сицилии на протяжении веков, я хотел бы уточнить, что финикийской и греческой экспансии острова я уделил так много внимания только потому, что здесь, как и в любом другом взаимодействии, тесно сплелись и положительные, и отрицательные последствия захвата земель. Потому что любое взаимодействие обязательно предусматривает присутствие двух сторон – победителя и побежденного, владельца и раба, человека, обладающего всеми правами и совершенно бесправного… Противоречия? «Сицилия – земля противоречий…» – помните? Да, здесь можно говорить о противоречии. Но суть любого противоречия – гармония. А потому и влияние, взаимно оказываемое совершенно разными народами и культурами друг на друга на протяжении веков, и будучи в основе своей гармоничным, сыграло особую роль в истории всего древнего Средиземноморья, во многом определив политическое, экономическое и культурное развитие земель этого региона. Выражается это влияние с одной стороны в образовании симбиоза между колонистами (конкретными людьми и метрополией как территорией) и подчиненными народами (опять же, людьми и колонией как территорией). С другой – зависимостью колонистов и от метрополий, и от колоний. Поскольку, каким бы ни был характер колонизации, колонисты не могут существовать ни без метрополии, откуда они получают продукты, предметы и орудия ремесла и прочего, ни без колонии, которая в свою очередь снабжает их тем, чего нет в «материнском городе».

О симбиозе. Дело в том, что отношения колонистов с населением захватываемых ими территорий складывались по-разному: одни избирали путь притеснения, ставя местные народы в зависимое положение, другие поддерживали с ними какое-то время равноправные отношения. К примеру, наличие широких торговых связей, где принимали участие, как местное население, так и чужеземцы, способствовало успешному развитию культуры, хотя и не в «чистом» виде. Взять хотя бы тех же финикийцев и их «изобретение» – линейное письмо, на основании которого впоследствии было создано алфавитное письмо всех европейских и большей части неевропейских народов. И таких «мелочей», являющихся, скорее, плюсами для завоеванных территорий и народов, нежели минусами, очень и очень много. Поэтому не редко колонизация не столько угнетала экономическое, социальное и культурное развитие «аборигенов», сколько ускоряла ход этого развития. А зачастую, колонии в этом плане развивались даже быстрее, чем в метрополиях. Но в любом случае обе стороны всегда влияли друг на друга.

Идем далее. IV – III века до н.э. – начало продвижения римлян с целью захвата территорий. Потому как Римская империя уже обладает достаточной мощью, дабы претендовать на большее. И в частности, на владение «привлекательным со всех сторон» островом Сицилия, который, соответственно, все чаще подвергается нападениям римлян. Это начало римского вторжения с последующим образованием на территории Сицилии колоний, которая продлится 200 лет… 212 год до н.э. – это точка отсчета с того момента, как римляне вооруженным путем заявили обитателям острова о своих правах на эти земли, начав создавать свои поселения.

Но этому 212 году, как вы понимаете, предшествовал некий период, в течение которого формировались предпосылки для окончательного укрепления позиций римлян на Сицилии. И для того, чтобы определиться с этим временным отрезком и событиями, укладывающимися в него, следует вернуться назад лет эдак на сто, не меньше. То есть к тому времени, когда Рим поставил свои собственные интересы выше интересов союзника – Карфагена: завоевания Италии и попытки утвердиться на территории Сицилии (стратегический пункт + масса других преимуществ). Но эти намерения противоречили заключенному в 306 году до н. э. между державами договору, согласно которому Рим не мог иметь владений в Сицилии, а Карфаген – в Италии. Что и привело к войне между Римом и Карфагеном – это так называемая Первая Пуническая война («пунами» римляне называли финикийцев), продлившаяся 23 года (264 – 241 гг. до н. э.). Это были первые серьезные и весьма успешные шаги римлян, направленные на закрепление своих позиций на Сицилии, а по сути, это и стало причиной войны. Поводом стал конфликт между сицилийскими городами Мессаной и Сиракузами, а точнее сиракузскими наемниками из города Мамертий, в результате которого последние обратились за помощью одновременно к Риму и Карфагену. Рим и Карфаген «столкнули лбами»: прибывшие на остров войска обоих государств устроили «разборки» между собой, что и стало началом военных действий. Итог: Мессана была завоевана римлянами, а Сиракузы стали союзником Рима (264 – 263 года до н.э.).

Но Первая Пуническая война закончилась невыгодным для Карфагена соглашением о мире, потому как в итоге практически все доходы, которые карфагеняне получали с Сицилии, переходили к Риму. Так же это был сильный удар по монополии Карфагена во внешней торговле. Поэтому очередная битва титанов – военный конфликт между двумя коалициями, во главе которых стояли Рим и Карфаген, и которую назвали Второй Пунической войной, была совершенно закономерным событием (218 – 201 гг. до н. э.).

Что принес этот конфликт Сицилии? Помимо захвата территорий (как например, прибрежный город-крепость Лилибей, на который пришелся основной удар со стороны армии римлян), прежде всего, это поражение Сиракуз. Именно этот период ознаменован таким событием, как осада Сиракуз. Попытки римлян взять город штурмом потерпели поражение: и с моря, и с суши их встречали «военные машины» Архимеда. Поэтому Сиракузы было решено «взять голодом», организовав длительную пассивную осаду – с 214 по 212 года до н.э.. Сломлен великий город был по причине предательства, так как захватить город римлянам помогли сами же жители, предоставив тем нужную информацию. Таким образом, глупость нескольких человек стала причиной гибели сотен обитателей Сиракуз. В том числе погиб и Архимед. Но погибла так же мощь и величие города. (Информация об этом историческом событии в истории Сицилии и в истории Сиракуз в частности более подробно будет дана мною в статье из цикла «Сицилия», посвященной этому городу и прославившему его человеку).

Чем завершилась Вторая Пуническая война? Сокрушительным ударом по Карфагену как государству. Потому как 201 году до н.э. Карфаген, опять же, на невыгодных ему условиях заключил мир с Римом, что в итоге лишало его владений за пределами Африки. Более того, он вынужден был отдать флот и выплатить контрибуцию. Это означало также и конец господству Карфагена на Средиземном море. Но помимо упомянутых двух военных кампаний, была и третья, которая вошла в историю как Третья Пуническая война (149 – 146 гг. до н. э.). Причину я бы озвучил так: подранков не оставлять. После поражения Карфагена в войне с нумидийским царством (покоренное Карфагеном соседнее государство Нумидия, но к 149 году до н.э. существенно укрепившее свою мощь), Рим начал третью Пуническую войну. Но уже с целью уничтожения Карфагена как серьезного и опасного соперника. И Карфаген был уничтожен. Да так, что даже пепелище от полыхавшего на протяжении полумесяца города было обработано плугом и усыпано солью, дабы уничтожить на этом месте даже малейшее семя жизни: «Карфаген должен быть разрушен«. И только спустя столетие на месте города-легенды был построен новый город, который был назван «Colonia Julia Carthago» или «Карфагенская колония Юлия» в честь основателя, которым был Гай Юлий Цезарь. Но уже после его смерти.

История римской Сицилии уже не так богата событиями, если не считать восстаний рабов. Первое такое восстание на острове Сицилия произошло в 135 – 132 годах до н. э. Восставшим удалось одержать несколько побед над «местными» римскими войсками, но пришедшее на остров военное подкрепление римлян возвратило все «на круги своя». Второе восстание рабов в Сицилии датируется уже 104 – 99 годами до н. э. Но и это сопротивление было подавлено по причине неравенства сил. Римскую империю всколыхнуло еще и третье восстание, вошедшее в историю как «Третья война с рабами» или «Восстание Спартака». Восстание рабов под предводительством Спартака стало следствием первых двух – сицилийских, но разворачивались события уже на территории Италии, представляя единственную в истории прямую угрозу власти Рима в центральной Италии. В целом же римский период в истории Сицилии можно охарактеризовать следующим образом: спокойная провинция – «житница империи», поскольку основным направлением деятельности здесь было сельское хозяйство.

Римляне не были оригинальны в причинах экспансии чужих земель, в частности, территорий Сицилии. А потому, повторю, одним из основных интересов новых колонизаторов было все то же зерно, а точнее, плодородные почвы, на которых его можно выращивать, потреблять и экспортировать. В итоге Сицилия, став «хлебной корзиной» для Римской империи, на протяжении нескольких веков вынуждена была выполнять эту роль. Важнейшая цель римской колонизации была достигнута: путем наделения малоземельных и безземельных жителей участками земли на новых территориях был решен аграрный вопрос. Не менее актуальным для Римской империи был и вопрос расселения граждан. Ну, и, разумеется, расширение сферы влияния империи на другие территории.

Не смотря на отсутствие оригинальности в интересах к чужим территориям, подход к организации там колоний и управления ими у римлян все же отличия имел. В частности, в процессе завоевания Италии создавались так называемые гражданские колонии или «coloniae civium Romanorum», цель которых – защита завоеванных территорий. И первоначально это был единственный вид римских колоний, состоящих исключительно из коренных римских граждан. Особенность этих новообразований в том, что колонии не являлись новыми и самостоятельными административными единицами, как у тех же финикийцев и греков, например. Каждая новая колония тут же вводилась в единую римскую систему триб (tribus) – систему территориальных округов, на которую распространялось действие общих для государства законов. Таким образом, захватывая новые территории, римляне просто расширяли границы своей империи. И лишь со временем Рим стал основывать колонии за пределами Италии, права на владение которыми предоставлялись особо отличившимся воинам, ветеранам сражений, землевладельцам в качестве награды – «сoloniae militares» («сoloniae veteranorum»). «Coloniae civium maritimae» – это уже постоянные гарнизоны в приморских городах. Переселенцы с «большой родины» получали надел земли и становились колонистами с сохранением всех прав римского гражданина. Местное население лишь со временем обретало «права гражданства», так как первоначально воспринималось колонизаторами исключительно в качестве рабов. Большинство поселений, выведенных Римом в качестве колоний, составляли так называемые колонии Латинского права – «сoloniae latinorum», которые имели свое самоуправление, свою монету, но не имели права самостоятельного ведения внешней политики. Здесь переселенцы теряли свое прежнее гражданство и становились гражданами нового сообщества или «civitas».

Говоря об отсутствии оригинальности, стоит сказать и об отсутствии творческого подхода к организации собственного бытия римлянами, что проявилось в их отношении к материальным ценностям, доставшимся «по наследству» вместе с территориями. Римляне в основном просто приспосабливали под свой вкус сохранившиеся греческие постройки: театры под бои гладиаторов и тому подобное.

Просуществовали римские колонии на территории Сицилии вплоть до начала V века – то есть до момента, когда влияние Римской империи стало угасать. Здесь следует уточнить, что в 286 (395) году Римская империя была поделена на западную и восточную части (после смерти императора Феодосия I). И в данном случае речь идет о Западной Римской империи, которая, просуществовав около восьмидесяти лет после раздела, прекратила свое существование. Правопреемницей стала Византия или восточная часть империи, к которой отошло все историческое и культурное наследие Древнего Рима, нарабатываемое на протяжении почти десяти столетий существования. Да и сами жители государства под названием «Византийская империя» считали себя наследниками Римской империи – ромеями, несмотря на то, что жители западной части империи категорично отвергали наличие этой принадлежности, указывая византийцам на их «греческое происхождение». А потому и называли Западную Римскую империю, то бишь Византию, империей греков («Греческим царством» Византия была и для Древней Руси, а Константинополь – «Царьградом»).

«Могильщиками» Западной Римской империи стали племена «варваров», пришедшие «с севера» и методом «грубой силы» начавшие занимать ее территории. В 401 г. в Италию вторглись вестготы,  а в 404-м – остготы, вандалы и бургунды.  С этими «готами» удалось справиться, оттеснив их с земель Италии. Но с середины V века до н.э. натиск со стороны варваров усилился. Особую угрозу представляли племена гуннов, так как отражать их атаки было не только сложно, но и серьезно истощало силы римской армии. В итоге Рим не выдержал: в 455 г. город был захвачен вандалами и разгромлен. Этот день, по сути, стал днем нанесения Великой Империи смертельной раны. Но агония ее продлилась еще несколько лет. Помог Западной Римской империи уйти в небытие вождь племени захватчиков по имени Одоакр, а по происхождению то ли гунн, то ли гот, то ли скир… – то бишь представитель древнегерманских племен. В 476 г. (4 сентября 476 года Западная Римская империя прекратила свое существование) он сместил с престола последнего императора Ромула Августула, отослав знаки высшей власти императору Византии Зенону, и основал собственное варварское королевство. Однако уже в 493 г. это «новорожденное» государство было окончательно «трансформировано» в Остготское королевство другим завоевателем – вождем остготов Теодорихом Великим. В составе его территорий оказался весь Апеннинский полуостров с довольно большой по площади прилегающей материковой частью и остров Сицилия. Но и это государство «прожило» недолго (с 489 по 553 гг.) благодаря стараниям византийцев, захватившим Апеннинский полуостров и положившим конец господству остготов в Италии. Германское племя лангобардов в свою очередь потревожило уже византийцев, отвоевав у них и территории… Другим типичным для того времени государством стало Королевство Бургундов со столицей Вормсом (левый берег Рейна). Но и его жизнь была непродолжительна – с 413 г. по 435 г., так как после захвата власти гуннами-наемниками появилось «Королевство Бургундов – 2», но уже у берегов Роны и с другими бургундами «у руля». Которое практически сразу распалось на три части по количеству сыновей-наследников престола. Один из братьев все же попытался сохранить целостность территорий королевства, убив двух других. Но результат продержался недолго. Уже в 523 г. его преемник был убит франками, а в 534-м – территории Бургундии были присоединены к Франкскому государству – одному из множества государств, которые образовались на месте бывшей Великой Империи (Западной Римской империи) после ее гибели…

И это лишь небольшой экскурс в те бурные и нестабильные времена. Но к чему вся эта хронология? Показать, какой хаос принесли племена варваров, уничтожив такого гиганта, как Римская империя. Государства-однодневки и постоянная вражда за «лакомый кусок добычи» – вот во что превратилась жизнь этих земель. А ведь следующими после Рима были Сицилия, Сардиния и Корсика. Их ждала та же участь. Сицилия впервые ощутила «все прелести варварской жизни», когда германские вандалы под предводительством Гейзериха (короля вандалов и аланов) захватили Лилибей (бывший «пунийский» город на западном побережье Сицилии, современная Марсала). Эта крепость вновь вынуждена была отражать атаки со стороны моря, но уже не римлян, как в 277 г. до н.э. во время Первой Пунической войны (Лилибей был под осадой несколько месяцев), а вандалов – в 440 году. Крепость пала, и Сицилия была захвачена и опустошена. Эпизодические набеги войск Гейзериха продолжались. Итог: на территории Сицилии (здесь господство вандалов установилось с 468 г.) и Северной Африки появилось Королевство Вандалов, просуществовавшее с 435 до 534 года. Под властью новых «хозяев» оказались все островные территории, принадлежавшие некогда другому гиганту – Римской империи. Окончание правления Одоакра, ставшего королем Италии, ознаменовано переходом Сицилии в руки очередных «хозяев» – готов (Остготское Королевство), в лице остготского правителя Теодориха Великого, который к 493 году завоевал весь Апеннинский полуостров и Сицилию, Предальпийские области и Далмацию.

Как видим, времена действительно были бурные и нестабильные. Вошедшие в историю к тому же еще и расцветом пиратства в Средиземноморье (в своей первоначальной форме морских набегов и грабежа этот вид «трудовой деятельности» появился одновременно с развитием мореплавания и морской торговли). Но в то же время историками, проводившими анализ имеющихся источников, обнаружен следующий парадокс: в период господства варваров на Сицилии царило некое подобие спокойствия с намеком на процветание. Помните, в начале статьи я говорил о симбиозе применительно к возникновению взаимосвязей между колонистами и подкоренными им народами? И о том, что колонизация имеет не только негативные, но и в некоторых случаях положительные стороны? Очередным примером послужат те же вандалы и образованное ими королевство. Вандалы были покровители обучения. Знаю, что этот факт может вызвать удивление у многих, кто мало знаком с этой ветвью мировой истории. Но это действительно факт, а не гипотеза. Поскольку имеющиеся исторические подтверждения свидетельствуют о следующем: в этот период создавались и воплощались в жизнь грандиозные строительные проекты, в общем числе которых большой процент отводился учебным заведениям. Образование достигло достаточно высокого уровня, так как в королевстве всячески поддерживались ученые, писатели и прочий «ученый люд», равно как и инновационные идеи. Негативным примером, иллюстрирующим последствия захвата вандалами земель Средиземноморья, являются «церковные реформы», проводимые под началом Гейзериха. Выражались эти «реформы» в массовых изгнаниях или убийствах католических священников, кто не принадлежал к арианству – одному из учений в христианстве, которое причислялось к еретическим и на основании решения Первого Вселенского Собора (созванного в Никее в 325 году исключительно для решения вопроса об арианстве) было запрещено, а его последователи подверглись изгнанию и осуждению (и в первую очередь автор идеи священник Александрии Арий). Но упомянутый Собор не столько приостановил распространение арианства своими запретами и осуждениями, сколько способствовал привлечению внимания к этому течению, а соответственно, и привлечение его сторонников. Нашло арианство признание и в германских государствах, и в частности в тех, что были созданы на территориях бывшей Западной Римской империи. А потому и было избрано там в качестве государственной религии (вплоть до VI века).

Затишье и процветание на территории «варварской» Сицилии, о котором здесь упоминалось, прекратилось, когда император Византии (восточной части Римской империи) Юстиниан I попытался восстановить территориальную целостность древней Римской империи: в 532 году он принялся активно восстанавливать власть Константинополя над фактически независимыми варварскими государствами на территории бывшей Западной Римской империи. Под понятием «активного восстановления территориальной целостности» подразумевается завоевание византийскими войсками в 534 году Королевства вандалов и аланов. Этим было положено начало так называемым Готским войнам 535 – 554 годов, участниками которых стали Восточная Римская империя и королевства остготов в Италии и вестготов в Испании. Ибо окрыленный победой над вандалами, Юстиниан направил всю свою активность и вдохновение на Королевство остготов. Территориями основных событий стали Апеннинский полуостров и западная часть Балканского полуострова – Италия и Далмация соответственно. Война с остготами затянулась на двадцать лет, в течение которых войска с обеих сторон с переменным успехом захватывали территории и лишались их. Но в итоге завершилась падением Остготского королевства.

Возвращаясь к успешному и активному началу воплощения планов Юстиниана, уточню детали. Первоначально военные действия были развернуты в Далмации (область на северо-западе Балканского полуострова, территория современных Хорватии и Черногории): эта провинция была наиболее слабым местом у готов, а потому византийцам не было оказано серьезного сопротивления. Расчет оказался верен, и до конца 535 года победа была одержана. Такой же стремительной была и победа над Сицилией (византийский отряд выступал под началом полководца Велисария, который был ведущей фигурой на протяжении всего периода «восстановления мощи империи»). Последовавшие за этими победами переговоры о мире между  византийским послом и королем остготов привели лишь к тому, что спустя примерно год война возобновилась. Готы вытеснили византийские войска из Далмации, а Сицилию вынужден был оставить Велисарий, так как нужно было подавлять восстание берберов в Карфагене. Но уже в 536 году Велисарий взял реванш, вернув Далмацию и Сицилию. Затем византийские войска высадились на Апеннинском полуострове и быстро овладели Неаполем, Римом (здесь пришлось выдерживать в течение нескольких месяцев осаду) и готской столицей Равенной. Несмотря на то, что война с вандалами продолжалась с перерывами с 533 по 548 год, крупных сражений было не много. Но Рим, например, пострадал: город несколько раз переходил из рук в руки, превратившись в результате в груду развалин.

В течение двадцати лет борьбы византийцев с готами за право владения территориями, принадлежавшими ранее Римской империи, к конфликту в разное время подключались и другие участники. Ими становились племена аламаннов и франков, а также прежние византийские союзники герулы. И все эти действующие лица претендовали на право называться «хозяевами» западной части Балканского полуострова, Апеннинского полуострова и островов. Таким образом, масштабные военные действия продолжались до 554 года. Тогда же византийские войска, покончив с остготами на территории Италии, части Балкан, Сицилии, решили заняться и вестготами. А для этого отправились в Испанию – в Вестготское королевство. Поражение армии вестготов нанести им удалось, однако сломить и подчинить королевство – нет. Поэтому византийцы ограничились завоеванием лишь юго-восточной части Пиренейского полуострова, прилегающей к Средиземному морю, и городов Картахена (Новый Карфаген), Малага и Кордова. Что касается территории Северной Италии, то только в 556 году Византии удалось вытеснить за ее пределы последних претендентов – франков. Победа была достигнута. Что принесла она? И в первую очередь населению территорий, за которые шли кровопролитные сражения на протяжении двух десятилетий?

После поражения большинство уцелевших готов навсегда покинули Италию. Все указывало на освобождение, возвращая надежду на мирное и процветающее существование. Именно по этой причине италийское и сицилийское население встречало византийцев как освободителей от готского ига. Но радость «освобождения» вскоре разбилась о византийский налоговый гнет, что в скором времени настроило значительную часть населения (независимо от принадлежности к роду и племени) против императора. К тому же территории были разорены 20-летней войной и поборами обеих армий. Разрушенный Рим оставался в руинах и запустении вплоть до эпохи Возрождения. Потому как расходы на ведение войны серьезно расстроили финансы империи, и восстановление захваченных территорий шло с большим трудом.

Следующим важным моментом, а так же и «слабым звеном» являлась армия Византии, а точнее ее состав, который в большинстве своем представлен был наемниками. И в основном это были наемные отряды варваров – то есть люди, главными интересами которых были деньги. Следовательно, и работали они на того, кто платит больше – и переходили с легкостью на сторону противника, если тот предлагал более выгодные условия. Правда, это же наблюдалось и у вождей готов, которые то поддерживали собственных королей, то переходили на сторону императора. Поэтому удержать завоеванное было не менее сложно, нежели его приобрести. А, тем более что претендентов на обладание плодородным землями Сицилии, а так же Италии, Испании и Северной Африки было скорее чересчур много, нежели просто много. Это и арабы, и франки, и лангобарды… В период VI – VII вв. Византия испытала интенсивный натиск врагов на всех границах империи. Вывод напрашивается сам собой: Византия не могла долго удерживать под своим влиянием столь большие территории. Значит, утрата завоеванного – это лишь вопрос времени. К тому же если бегло просмотреть события того времени, то картину получаем примерно следующую. Наступление персов, а позже арабов на византийские владения на востоке. В итоге были потеряны территории Сирии, Египта, Северной Африки, Палестины, Месопотамии и юго-восточных областей Малой Азии. Вторжение лангобардов на западе привело к потере почти всех завоеваний Юстиниана I за исключением Сицилии и южной Италии.

И, тем не менее, жизнь Византийской империи или Восточной Римской империи была довольно долгой – с 286 (395) по 1453 год. В том числе и тот период, о котором здесь идет речь, так же не короток – четыреста лет. И конкретно для Сицилии, как предмета моих исследований и темы данной статьи, почти триста лет, что были проведены ею «под властью» Византии (если отбросить периоды захвата острова арабами), – так же срок немалый для того, чтобы пронести отпечаток этого времени на теле своей истории вплоть до сегодняшнего дня.

Сицилия стала отдельной провинцией (в 535 году), поскольку не входила ни в один из экзархатов западных владений Византии, отвоеванных при Юстиниане I во время Готских войн (на такие административно-территориальные единицы подразделялись земли, которые находились за пределами Византии как метрополии). И находясь в сфере влияния Византии, постепенно «впитывала» многое из социально-культурной жизни империи, что находило отражение в политической, образовательной, социальной, культурной жизни уже самого острова. Архитектура, произведение живописи, формирование вкусов, привычек людей, сформировавшихся в новые обычаи, традиции… – все это становилось частью той особой самобытности, которой ныне славится этот остров. Все процессы, происходившие в самой Византийской империи, практически тут же находили благодатную почву для прорастания и на территории древней Тринакрии: развивалось искусство и науки, создавались церковные школы – здесь сложились благоприятные условия для развития образования. Одни лишь архитектурные шедевры тех времен помимо информации о своем зодчем и своем предназначении и т.д., могут дать информацию и иного рода – эксклюзивную, что более нигде не встречается, но очень важна для понимания всей картины прошлого.

Судьба Сицилии изменилась в 827 – 828 году после вторжения арабов. Так начиналась новая эпоха богатства и благосостояния острова. А поскольку история признает только факты, то без уточнений здесь не обойтись. Впервые арабы захватили остов еще в 652 году. Но уже в 660-х годах он был отвоеван. Причина: император Констант II решил перенести столицу Византии из Константинополя в Сиракузы. Но для реализации этого желания нужно было, как минимум, сделать Сиракузы своей территорией. То есть, захватить Сицилию. Что и было предпринято и выполнено. Так, помимо Сиракуз Констант получил еще и базу для вторжения в южную Италию. Впоследствии, в период VIII – X веков остров неоднократно подвергался вторжениям арабов и берберов, пока, наконец, в 965 (по некоторым источникам в 902 г.) году мусульмане (сарацины) окончательно не завоевали его территории.

Но конфликты Византийской империи с Арабским эмиратом не ограничивались островом Сицилия. Это целый ряд военных конфликтов, которые час от часу вспыхивали на протяжении VII—XII веков, получив название арабо-византийские войны. События, связанные с этими конфликтами, охватывают период 634 – 1069 годов. Начало войн ознаменовало вторжение арабов в Византию в 630-е годы, в результате которых Византия лишилась большого количества своих территорий на востоке и юге: части Малой Азии, Сицилии, Палестины, Египта, Сирии, Северной Африки, Кипра, Крита, Армении… Но если быть более точным, то весь период арабо-византийских войн можно разделить, пусть и условно, на 3 части: 634 – 717 гг. – ослабление Византии и начало наступления арабов; 718 – середины IX века – период относительного затишья; и с конца IX века по 1069 г. – контрнаступление Византии. Как видим, период достаточно долгий – сначала VII века по середину XI-го. И, как я уже говорил, первый раз, хоть и ненадолго, Сицилия переходила к арабам еще в самом начале конфликта – в 652 году. Но арабам потребовалось более ста лет, чтобы полностью завоевать остров. А потому IХ век оказался переломным.

В 827 году в городе Мадзара высадились арабы, положив начало завоеванию острова. Далее была завоевана комуна Мацара Дел Валло, древний город на восточном побережье Таормина (Тавромений), крепость Рометта… Осада Палермо длилась целый год… К 888 году практически весь остров был захвачен за исключением некоторых городов, которые смогли продержаться до 956 года. Но уже в указанном 956-м году очередные «хозяева» контролировали всю Сицилию и материковую часть у Мессинского пролива (город Реджо, столицу византийского герцогства Калабрия). Таким образом, борьба, длившаяся столетие, завершилась появлением такого государственного образования, как Сицилийский эмират, столицей которого стал Палермо, но уже как Аль-Мадины.

Первыми правителями эмирата были представители суннитской династии Аглабидов, которых сменили Фатимиды – шиитская династия из Египта. Кстати, периодом смены правления династий воспользовалась Византия, предприняв попытку вернуть контроль над островом. Попытка увенчалась успехом: удалось захватить и несколько лет удерживать восточную часть острова. В 948 году Хасан аль-Кальби, ставший эмиром Сицилии и основавший династию Кальбитов, смог победить византийцев и вернуть отвоеванные ими территории.

Правление арабов так же не прошло бесследно для Сицилии. Была проведена земельная реформа, суть которой состояла в увеличении производительности труда и в стимуляции развития малых хозяйств в противовес большим плантациям, что существовали еще со времен Римской империи. Улучшена система ирригации, что позволило выращивать цитрусовые (апельсин, лимон), миндаль и сахарный тростник.

Серьезным изменениям подверглась и религиозная сфера жизни острова. Ведь население Сицилии в основном было христианским (немало было и евреев), говорило на греческом языке. Поэтому даже при заявленной свободе вероисповедания иноверцы (зимми) все-таки подвергались давлению, что серьезно усложняло им жизнь: их дома должны были быть помечены специальными знаками; они должны были носить одежду, отличавшую их от мусульман; платить специальные налоги… Так же было много ограничений в гражданских правах.  Но всего этого можно было избежать, приняв ислам, что и привело к увеличению мусульман среди местного населения.

Не минула участь «модернизации» и строения, в основном культовые: храмы перестраивались под мечети. Например, в церкви Сан-Джовани-дельи-Эремити в Палермо арабские красные купола сочетаются с христианскими клуатрами, образуя особый стиль – арабо-норманский. Я лично, будучи в пригороде столицы, имел возможность полюбоваться прекрасно сохранившим дворцом эмира Аль-Халиса. Во времена «арабской Сицилии» подвергся перестройке и сам Палермо, ставший столицей эмирата. В нем образовались четыре предместья, появились роскошные жилые кварталы, множество памятников и около трехсот мечетей. Городской план Палермо, кстати, и сегодня в общих чертах сохраняется с арабских времен.

Ничто не вечно под Луной, а потому с ростом распрей внутри правящих династий Сицилийский эмират стал распадаться, превращаясь из гиганта в мелкие и слабые образования. Чем и воспользовались добрые соседи-христиане из Южной Италии, которым арабы постоянно угрожали набегами, попросив об услуге норманнских наемников: дескать, ведут себя плохо, угрожают. В результате, в 1060 году норманны, благословленные Папой, начинают завоевание Сицилии, то бишь эмирата. Но уже не единого государства, которым Сицилийский эмират являлся первоначально, а три примерно равных по силе и размеру части – отдельные эмираты. Изгнание мусульман с острова было прообразом крестовых походов. Христианское население (как и в случае с освобождением от готов) приветствовало норманнов – ибо единоверы. К тому же к концу существования эмирата все еще существовали значительные немусульманские общины в большей степени на северо-востоке острова). И это способствовало норманнскому завоеванию: их признавало и поддерживало местное население.

В 1068 году состоялось сражение при Мизильмери, где арабам был нанесен серьезный удар. Битва за Палермо стала решающей, и Сицилия практически полностью перешла под контроль норманнов. Но на то, чтобы довести начатое действительно до победного конца, потребовалось три десятилетия. Занимались этим братья-норманны Рожер I Альтавилла и Роберт Гвискар. Рожер I носил титул барона Сицилии, а Роберт – герцога Апулии, Калабрии и Сицилии, полученный от папы Николая II. Продолжил дело династии Готвилей (Отвилей) сын Рожера I – Рожер II, за десятилетие грамотного управления которого молодое Сицилийское королевство окрепло настолько, что могло противостоять Италии. А в дальнейшем и претендовать на территориальное расширение. Таким образом, в течение 1122 – 1139 годов Рожеру II удалось объединить в единое королевство все норманнские владения в Южной Италии: в 1130 году он короновался в Палермо королем Обеих Сицилии – европейского государства, созданного им, и включающего в состав остров Сицилия и континентальную южную часть Апеннинского полуострова.

Так же были ликвидированы мелкие княжества в Капуе, Неаполе и Бари. Но главное, Сицилийское королевство вышло победителем из войны со Священной Римской империей – государственным образованием, в состав которого входили многие территории Европы (962 – 1806 гг.). Королевство было признано папством. Все эти заслуги возвели Рожера II в ранг одного из могущественных государей Европы.

Новые завоеватели-норманны оставили Палермо статус столицы, но так же провели ряд реформ, затрагивающих административную, финансовую, феодальную, религиозную стороны жизни государства. Еще одна отличительная особенность правления Роджера II – это мирное сосуществование различных народов: латинян, греков, арабов, евреев, что позволило ему привлечь к управлению государством представителей всех проживающих на Сицилии народностей. В соответствии с историческими источниками, организацией управления, например, занимались преимущественно греки, финансами – мусульмане, латиняне решали вопросы новых феодальных отношений и т.д. Этим правителем поощрялась церковная и монашеская жизнь латинского типа. Осталось много храмов и дворцов, что были построены в период расцвета Сицилийского королевства норманнов. К тому же многие из них построены на личные средства тех, кто был у власти. Эти «хозяева» Сицилии отличались и тем, что поддерживали и всячески поощряли развитие культуры и науки.

Династия норманнов Готвилей (Отвилей), которую прославили первые ее представители – братья Рожер I Альтавилла и Роберт Гвискар, а в особенности второй сын Рожера I – Рожер II, имела несколько славных продолжателей рода: Вильгельм I (1154 – 1166 гг.), Вильгельм II (1166 – 1189 гг.), Танкред (граф Лечче) (1189 – 1194 гг.), Рожер III (1192 – 1193 гг.) и Вильгельм III   (1194 – 1195 гг.)  – последний король Сицилийского королевства, на котором эта династия завершила свое существование. Этот человек был слаб, как правитель. В какой-то мере уже хотя бы по тому, что решения от его имени принимала мать – Сабилла Ачерра (на престол Вильгельм III был коронован несовершеннолетним после смерти своего старшего брата Рожера IV – законного сына Вильгельма I Злого). А ведь сила государства всегда зависит от силы ума, от мудрости того, кто им управляет. Последним таким мудрым королем и законнорожденным потомком династии Готвилей был Вильгельм II Добрый (был назван Добрым в противовес своему отцу – Вильгельму I Злому). Рожер III, который принял королевство после смерти Вильгельма II, был его незаконнорожденным сыном. Но спустя три месяца умер, и место короля вновь стало вакантно. Возможным кандидатом стал Танкред – незаконнорожденный сын Вильгельма II. Поэтому когда встал вопрос выбора претендента на престол, то бароны предпочли в качестве нового короля кандидатуру Танкреда (пусть и незаконного, но своей национальности) вместо активного и напористого «самовыдвиженца» Генриха Гогенштауфена – короля Германии Генриха VI (он был королем Германии с 1169 г., императором Священной Римской империи с 1191 г., а впоследствии, с 1194г. короля Сицилии). Но права на трон у Танкреда и, как следствие, у его сына Вильгельма III были под вопросом по причине отсутствия законнорожденности в происхождении. В отличие от Генриха VI, который являлся мужем законнорожденной дочери покойного короля Вильгельма II Констанции, а потому и претендовал на престол Сицилийского королевства. Выбор сицилийских баронов и, как следствие, захват трона Танкредом, все это повлекло за собой гнев Генриха VI. А соответственно и череду событий, итогом которых стало восстание дальнего родственника Танкреда – Рожера Андрийского, вторжение Генриха VI на Сицилию и свержение Вильгельма III.

Так было положено начало колонизации Сицилии династией немецких королей Гогенштауфенов. В целом периоды правления династии немецких королей и императоров «Священной Римской империи» пришлись на 1138 – 1208 гг., 1212 – 1254 гг. – в Германии, а начиная с 1194 г. и по 1266-й – в Сицилии. Династия Гогенштауфенов, 1194—1268 гг.

Первым стал Генрих I (император Генрих VI) (1194 – 1197 гг.). Далее: Фридрих I (император Фридрих II) (1197 – 1250 гг.), Конрад (король Германии Конрад IV) (1250 – 1254 гг.), Конрадин (1254 – 1258 гг.), и последний – Манфред (1258 – 1266 гг.). Вскоре после захвата Сицилийского королевства Генрих VI умер. Заменил его на престоле сын Фридрих, который на тот момент был еще ребенком. И первые 10 лет его правления (при регенте Маркварде фон Анвайлере) ознаменовались жесточайшей и кровопролитной борьбой за престол. Претендентом был Вальтер III Бриенский. Он женился на дочери Танкреда, а потому полагал, что имеет все основания предъявлять свои права на королевство. Что он и предпринял в 1201 году. Но уже в 1205-м был убит Дипольдом Фобургским, который возглавлял войско Гогенштауфенов.

Чем ознаменовалось правление Династия Гогенштауфенов в захваченном ими королевстве? Liber Augustalis или Мельфийская конституция, свод законов для королевства, который не только был существенным шагом вперед для своего времени, но и служил долгие годы образцом – вот лишь немногое из того, с чего начал свое правление Фридрих I. Ибо первое, что он сделал – это продолжил реформу законов, начатую еще Рожером II. Согласно Liber Augustalis, составляющей основу сицилианского права до 1819 года, Королевство Сицилия становилось первым европейским государством, которое имея абсолютную монархию, освободилось от феодальных межусобиц. При правлении Фридриха также был построен Кастель дель Монте – замок на юге Италии, в месте под названием «Terra di Bari», считающийся одним из самых известных средневековых замков в мире. Вторым примером назову Неаполитанский Университет, который был одним из первых университетов, появившихся в Европе. Боле того, он в течение нескольких столетий был единственным университетом в Южной Италии.

В 1250 году, после смерти Фридриха II, трон занял Конрад IV. Но основным его интересом были войны в Германии, а потому появился в Неаполе только в 1253 году, но уже в 1254 году, возвращаясь в Германию, умер по дороге. Наследником стал его двухлетний сын Конрадин, но правил Сицилией его дядя Манфред. Именно этот дядя и претендовал на место своего подопечного. Чтобы ускорить процесс, он распространил ложные слухи о смерти Конрадина, и в 1258 году объявил себя королем Сицилии. Но эта афера не была принята Папой Климентом IV, поэтому права на королевство были переданы Карлу Анжуйскому. Полноправный наследник Конрадин попытался вернуть себе право на трон, собрав войско. Но был взят в плен и казнен в Неаполе как изменник в 1268 году. Конрадин являлся последним представителем Гогенштауфенов из числа мужчин. Манфред погиб в сражении с войсками герцога Карла Анжуйского в 1266 году. Сын Конрада – шестнадцатилетний юноша Конрадин, так же предпринял попытки вернуть себе то, что полагается по закону. Но его отряд был разбит, а сам Конрадин оказался в руках Карла I, по приказу которого его обезглавили. Так быстро и бесславно, перечеркнув заслуги своих предшественников, завершилась еще одна династия – династия Гогенштауфенов.