Непал. Третье Место Силы для практиков некромагии (2014).

Тема Смерти, тема мира Смерти – так называемого Некромира и тема магических практик, направленных на решение самых разных задач, посредством энергий этого мира или энергий самой Смерти, вызывает интерес у многих. И для этого совершенно необязательно быть тем самым практиком, «решающим самые разные задачи посредством энергий Некромира». Причиной популярности темы Смерти является то, с чем встреча человека неизбежна – то бишь сама Смерть. И, разумеется, все, что имеет к ней отношение. Поэтому и мои статьи ориентированы на разных людей, вернее, на разные источники их интереса к теме, которые, тем не менее, имеют одну и ту же формулировку, с которой начинается любое движение: «Хочу знать».

И сегодня я продолжаю приоткрывать перед вами завесу, скрывающую поистине мощнейшие источники Силы, и в данном случае, имеющей четко выраженный характер – некросилы или «мертвой» силы (приставка «некро-» имеет греческое происхождение: «νεκρόζ» или «nekros», и означает «мертвый»). Это реально проявленные места, которые, тем не менее, многие ищущие умудряются не замечать. Почему так происходит: один видит, знает и работает с таким местом, а другой проходит мимо, находясь, порой, буквально в двух шагах от Силы? Да потому что взгляд таких людей скользит по поверхности. Следовательно, и видят они исключительно то, что ярко, броско и «раскручено», но далеко не всегда имеет отношение к истинной ценности конкретного места, или открывает всего одно из его лиц. Ведь многое из того, что я называю «Местом Силы для истинных практиков», для основной массы людей предстает только в образе известного (или не очень) туристического объекта. Но заглянуть за «ширму» и увидеть то, о чем я говорю, безусловно, можно. Именно это я и помогаю сделать. Более того, я не просто указываю на конкретную точку на карте, но и подсказываю, на что стоит обратить внимание, как это сделать правильно и для чего.

Из заглавия статьи становится понятным, что речь пойдет о третьем Месте Силы. Поэтому, прежде, нежели я продолжу свой рассказ, напомню… Во-первых, о своем намерении раскрыть информацию о местонахождении четырех реальных и официальных мест некросилы на нашей планете Земля, которое я озвучил в ноябре прошлого 2014 года. А во-вторых, еще раз повторю, где находятся первые два места, имеющие просто колоссальный уровень реальной, мощной и чистейшей некроэнергии.

Первое названное мною место – это Костехранилище в чешском городе Седлец, в предместье города Кут-на-Гора. Второе – это Капелла Костей или Часовня костей (Capela dos Ossos), находящаяся по соседству с церковью Святого Франциска в Эворе (Португалия). Третьим местом, что просто-таки пропитано энергиями Смерти и о котором здесь пойдет речь, является индуистский храмовый комплекс Пашупатинатх, расположенный на окраине Катманду – столицы Непала. О своем путешествии в эту далекую страну, состоявшемся в апреле 2013 года, я уже рассказывал, подробно и последовательно в статье «Непал. Единство Жизни и Смерти» (ознакомиться с этой и многими другими статьями вы всегда можете на моем персональном сайте www.mag-ingwar.com в разделе «В поисках утраченного знания«). Поэтому, возвращаясь к этой теме, я сделаю акцент только на одном моменте, имеющем отношение к практической составляющей цели моего посещения Непала – на контакте с особым родом энергий Смерти.

Каждый, кто сталкивался с данной энергией, – но только тот, кто делал это осознанно, а не дурачил собственными фантазиями «профессионального некроманта» самого себя и окружающих, поймет мои слова без дополнительных детальных пояснений. А именно. Энергия морга – это один вид некроэнергии: энергии концентрированной, яркой и, я бы сказал, грубой. Энергия кладбища – вид иной. Это более мягкая, размытая, рассеянная энергия. Энергия колумбария (хранилища при крематории, где находятся урны с сожженным прахом) – уже нечто совершенно иное по своему характеру. Энергия костниц при монастырях (первые два названные мною Места Силы относятся как раз-таки к такому типу) – это еще один вид. Здесь энергия Смерти в кристально чистом и в то же время концентрированном виде. Я называю ее святой энергией… Это словно оттенки одного цвета – основа одна, а восприятие разное. Соответственно, разной является и практика работы со всеми этими энергиями.

Но есть еще один вид этой особой энергии, о котором так же стоит знать. Это энергия мест кремации человеческих тел. Она специфична по-своему. Может восприниматься и как нечто рассеянное, обволакивающее, незаметно проникающее… Но в то же время эта энергия концентрирована и по своей мощи сравнима с самим процессом горения тела – идет мощнейший выброс энергии. Стихия огня способствует тому. И для того, кто только нарабатывает свой практический опыт в работе с некросилой – практикует «налаживание контактов» с миром мертвых, т.е. учится открывать некроканал, – процесс кремации подходит наилучшим образом.

…Пашупатинатх – один из самых древних индуистских храмовых комплексов, расположенных в долине Катманду на берегу священной для непальцев реки Багмати, куда каждый день сходятся тысячи паломников со всего мира, преимущественно из Непала и Индии. Посвящен он Шиве или же одному из его проявлений – Пашупати, царю животных или господину живых существ («Pashupatinath» происходит от трех санскритских слов: «пашу» – животное, «пати» – защитник и «натх» – владыка). Впервые в древних летописях этот храм упоминается в 477 году. Упоминается так же и тот факт, что божеству Пашупати здесь поклонялись задолго до указанной даты. Но современный главный храм построен уже в XIX веке на месте более ранних культовых сооружений. Пашупатинатх считается одним из 4-х священных мест для индуистов, но единственным в своем роде, находящимся в Непале (остальные три находятся в Индии). И одной из важных его особенностей является проводимые здесь церемонии кремирования – это главное место кремаций в Непале. Уточню. Кремация проводится повсюду. Скажем так, по месту жительства непальцев. И пепел спускают по тем рекам или водоемам, которые ближе всего находятся к их дому. Но кремация в храме Пашупатинат особо почетна, потому что многие индуисты считают: быть кремированным в этом святом месте – это прямой путь на небеса. Ну, или по крайней мере, очень большие шансы получить хорошее перерождение. Да тут просто без вариантов. Правда, эта прямая и гарантированная дорога к нирване не каждому по карману. Поэтому не будет преувеличением следующее утверждение: в каждом индуисте живет надежда, что проводят его последний путь именно в Пашупатинатхе – омоют его тело в святых водах Багмати, уложат на гхат и предадут священному огню его бренную плоть, освободив тем самым бессмертную душу для новой жизни на более высоком уровне. Поэтому не принято и скорбеть на похоронах. Ну, разве что в ритуальных целях. Кремируют ли всех? Да. Исключение составляют только дети, не достигшие при жизни трехлетнего возраста. Их тела хоронят в земле. Так что есть в Непале и кладбища. Являются они пристанищем не только дл мертвых, но и для живых – там живут агхори. Это категория садху, которые живут в компании с духами. Эти отшельники часто избирают кладбища и шмашаны (места, расположенные вблизи реки или водоема на окраине деревни или города, куда приносят умерших для сожжения на погребальном костре). В индуизме существует огромное количество путей к Богу. И это один из них.

Ценности кремации в храме Пашупатинатх придает и тот факт, что священная река Багмати, которая превращает все мирское, болезненное и временное в очищенное, здоровое и вечное, впадает в еще более священный Ганг. А значит и пепел, оставшийся от ритуального костра, попадает прямо к божествам. Именно по этой причине в Багмати сбрасывают и мусор, и пепел, оставшийся от трупов, и полуобгоревшие бревна костра, омывают здесь мертвых перед кремацией, а так же стирают белье, моют посуду и благоговейно купаются, смывая с себя грязь и бремя грехов, живые люди, превращая реку в невероятно грязный и зловонный ручей. Что, в принципе, никак не отражается ни на ее святости, ни на «духовном очищении» непальцев. Не вредят этой святости и толпы детей и подростков, принадлежащих к низшей касте «неприкасаемых», а так же странствующие садху и всевозможные йоги, которые увлеченно копошатся ниже по течению, выбирая из «священной свалки» все, что может представлять ценность в прагматичном мире живых: вещи покойного, сбрасываемые родственниками; монеты, что бросают в воду посетители; оплавленные украшения из драгоценных металлов, что были на трупе и т.д..

Погребальный ритуал довольно сложен. Это очень ответственная работа, возложенная на плечи живых, т.к., повторю, правильное исполнение этого ритуала способствует хорошему перерождению умершего в следующей реинкарнации. А то и вообще выходу из сансары. Основная часть этого сакрального действа проходит внутри храма и скрыта от глаз тысяч зрителей, по обычаю наблюдающих за погребальной церемонией. Но и зрители не обделены впечатлениями. Ибо становятся они свидетелями кульминационного момента – сжигания тела.

И, кстати, пару слов о зрителях (родственники и знакомые, кто принимает непосредственное участие в церемонии не в счет). Количество народа, ежедневно толпящегося на ступенчатом берегу Багмати, на мостах, у храма и на его территории, является проекцией того «кишащего муравейника», коим является Катманду в целом. Чем привлекает людей Пашупатинатх? Присутствием Смерти и Жизни одновременно. А точнее, возможностью прикоснуться к одной из важнейших составляющих земного пути человека – смерти, оценив при этом ценность другой – то бишь, жизни. Кто-то стремится сюда, направляемый верой и желанием помолиться и почтить память ушедших родственников, которые непременно должны достигнуть нирваны (мокши). Кто преодолевает сотни километров для того, чтобы прикоснуться к особому миру Пашупатинатха, в котором ценность жизни ощущается особенно глубоко и осмысленно, как нигде в другом месте. Кого-то гонит в путь простое любопытство и жажда острых ощущений. В основном это туристы, спешащие увидеть «диковинное представление», многие из которых совершенно далеки от веры и традиций народа Непала. Но именно таким людям тяжелей всего и приходится. И даже не столько от созерцаемой картины сжигания трупа, сколько от едкого, просто таки удушающего специфического запаха, которым пропитано здесь совершенно все. Этот запах ощутим даже тогда, когда гхаты пусты, то есть когда нет дыма от ритуального костра.

Поскольку неиндусам вход на территорию храма запрещен, многим довольствоваться «зрелищем» приходится с противоположного (левого) берега священной Багмати, с моста или более удобного места на правом берегу – стоя у парапета, возвышающегося как раз над некоторыми из гхатов для кремирования «простых смертных». Из 11-ти имеющихся в храме Пашупатинатх гхатов два предназначены для кремации VIP-персон. Один для людей из знатного сословия, местной элиты – представителей высших каст, а второй – для членов королевского рода. Эти площадки даже по внешнему оформлению отличаются от тех, которые становятся последним пристанищем простых смертных: они сделаны из красного камня.

В первый день посещения Пашупатинатха я так же наблюдал за церемонией с левого берега реки Багмати. Бесспорно, обзор отличный – река-то не так и широка. Но я присматривался, изучал окрестности на предмет наличия наиболее удобного места. Ведь приехал я сюда не для того, чтобы увидеть «шоу», находясь на «бельэтаже», – я, преодолев тысячи километров, приехал работать. Поэтому во время своего повторного визита я уже целенаправленно шел к заветному парапету – своего рода «бенуару», позволяющему мне «неиндусу» максимально приблизиться к месту кремации. Удача состояла не только в том, что мне удалось выбрать хорошее место – я находился как раз над тем гхатом, который готовили под ритуальный костер. Умершим был пожилой человек, дедушка…

Возвращаемся к ритуалу, к особенностям церемонии кремации. Точнее, к тому действу, что открыто всем. Говорю я исключительно об этой «публичной» части ритуала, так как именно этот его этап доступен для работы практикам, которые, подобно мне, работают с некроэнергиями этого места. Все остальные тонкости погребальной ритуалистики в данной статье рассматриваться не будут. Хотя, нет. Как врачу мне бы хотелось сказать об одной важной детали, имеющей отношение к подготовке трупа к кремации еще до выноса «на сцену». Умершему подрезают сухожилия. И делается это не с какой-то там мистической целью, а с целью практической  и вполне «приземленной». Дело в том, что если сухожилия не перерезать, то во время сжигания тела его мышцы начнут сокращаться, что приведет к следующему – труп станет размахивать руками и ногами. И в эти моменты некоторым зрителям уж точно не избежать вполне мистического ужаса.

Итак. Труп, обернутый в белую и желто-оранжевую ткань (белый – цвет скорби, оранжевый – цвет отречения, смирения, терпения, просветления), выносят на специальный наклонный помост, на котором совершается его омовение в водах Багмати перед сжиганием. Далее процессия с носилками направляется к одному из гхатов, на котором уже подготовлена кладка из бревен, куда и будет положено тело усопшего. Уточнение. Обслуживают церемонии кремирования, одетые в белые одежды, специально обученные «сжигатели трупов», число которых неизменно – оно всегда равняется 40-ка. Трудятся там только представители касты неприкасаемых. Это их удел.

Поднявшись на платформу гхата, мужчины из числа родственников, прежде чем положить покойника на дровяную кладку, трижды «покружат» его (на носилках или без них) над ней. Совершается эта процедура по ходу часовой стрелки. Три – это число главных божеств в индуизме. Так же, прежде чем поджечь, трижды по ходу солнца со свечой, подожженной бумагой или щепкой в руках обходят тело, лежащее на бревнах. Поджигают, начиная с головы. Вернее, со рта, в который предварительно вкладывают щепку и толстый фитиль поперек лица. И только после того, как разгорится этот фитиль, поджигают снизу саму кладку.

Кто поджигает труп? Начинает процесс кремации один из сыновей или близкий родственник умершего. Этот человек обходит труп с горящим факелом по часовой стрелке и поджигает фитиль на его лице, предварительно вставив в рот покойнику щепку. Старший сын поджигает тело отца, младший – тело матери. Если сыновей нет, то проводами в последний путь руководит ближайший родственник, но непременно мужчина. Если умирают дети, то ведущую роль в кремации выполняет отец. Если умерший был одинок и жил перед смертью в специальном хосписе на территории Пашупатинатха – после смерти его тело сжигают работающие там «сжигатели трупов». Один из этих работников и поджигает саму кладку с лежащим на ней трупом после того, как обход тела родственником завершен. И с этого момента родственники только наблюдают процесс кремации, находясь рядом. Длится кремация 2.5 – 3 часа. После чего оставшийся пепел и недогоревшие бревна сгребают в реку, мутно-черные воды которой отнесут прах в Ганг. А вот бревна выловят у ближайшей плотины хозяйственные непальцы, чтобы высушить и перепродать для очередного «путника в мир Смерти». Помост очищают, моют… И он вновь готов к использованию.

Наблюдая за процессом: за группами людей, ожидающими очереди на кремацию своего родственника; за работой сжигателей и тем, с каким мастерством выполняют они работу; за толпами зевак, сочувствующих и собирателей «ценностей», сосредоточено барахтающихся в непроницаемо-мутной воде, понимаешь – так выглядит конвейер Смерти. Нескончаемый конвейер человеческих тел, который активно работает абсолютно везде. За тем лишь исключением, что заметен он в основном только работниками моргов да ритуальных служб. Но здесь, в Пашупатинатхе, за конвейером Смерти могут наблюдать все.

…Я стоял у края парапета и прямо передо мной на деревянной кладке, сложенной из массивных бревен, лежал умерший человек. Это щуплое тело, завернутое в белый саван, принадлежало, как я уже говорил, старику. Ничего необычного. Если не считать того, что у трупа были открыты глаза. И это было важно для меня.

Почему закрывают глаза умершим? Если задать этот вопрос обычному человеку, далекому от тонкостей работы с миром мертвых, но которому не чужды опасения всего «мистического» и «таинственного», то, как правило, услышишь ответ: «Чтобы мертвый не увел с собой». Бред? Предрассудки? Ответить можно по-разному, все зависит от преследуемой цели и того, кто спрашивает, и того, кто отвечает. Я же отвечу следующим образом. Глаза человека – это канал. Энергетический, информационный – назови как угодно, но суть останется та же. Это канал, передача информации посредством которого возможна и после смерти человека. И это превосходная возможность для практика облегчить себе работу, направленную на подключение к некроканалу. Да и в целом, повторю, процесс кремации является уникальным в работе с миром мертвых (и открытые глаза трупа не являются обязательным условием и гарантией нужного результата). Ибо помимо качества энергии, я отмечаю и ее колоссальную силу. И указываю на это.

Поэтому повторю сказанное ранее. Если сравнивать эту энергию с моргом, то это морг в квадрате. Если с кладбищем – кладбище в квадрате.

Другая особенность энергии, выброс которой идет при сжигании тела: ее локальность. Практику не нужно искать место, которое бы «фонило» именно так, как ему нужно для его работы. Вот оно – перед тобой. Самый что ни на есть «эпицентр». Бери и правильно используй. Но учитывай: тело сгорело – все, это место пусто. Больше здесь делать нечего. Хотя и здесь есть свои тонкости, о которых будет сказано далее.

Безусловно, можно работать и с общей энергетикой таких мест, как Пашупатинатх. Но для этого нужно быть профессионалом, который в состоянии настроиться на нужные вибрации практически при любых условиях. Но тому, кто только осваивает эту сложнейшую практику работы с некромиром, пламя ритуального костра, в котором лежит труп человека, послужит надежным помощником и проводником. Так как в первую очередь оно поможет сконцентрироваться, приковав ваше внимание к источнику энергии, – что является важнейшим условием в работе мага-некроманта. Так же позволит вашему воображению долго удерживать «картинку» и работать уже непосредственно с ней даже после того, как огонь погас и тело превратилось в прах. Что так же важно. Разумеется, если того требует поставленная задача.

Большего, увы, дать в рамках данной статьи я не могу. И прежде всего, потому что передаются подобные знания и навыки исключительно методом парампары – из уст в уста, от мастера к ученику. То есть на индивидуальных занятиях. Дистанционных занятий и лекций я не провожу.

Во избежание вопросов, что могут возникнуть у вас, друзья мои, после прочтения статьи о таком мощном Месте Силы, как храмовый комплекс Пашупатинатх, сразу же скажу, что для овладения мастерством работы с миром мертвых вовсе не обязательно ехать ни в Непал, ни в Португалию или, к примеру, в Чехию (там, если вы помните, находятся первые два уникальных места, которые я выделяю как Места Силы). Достаточно просто внимательно оглядеться в поисках доступной и качественной «учебной площадки» в местах своего личного «обитания». Информация в моих статьях служит своего рода указателем, что можно использовать и как это правильно сделать. И если есть необходимость и возможность воспользоваться моими советами – действуйте. Но выбор всегда остается за тем, кто хочет освоить науку работы с Миром Мертвых. Главное, чтобы сделан этот выбор был осознанно. А посему, друзья, мне остается лишь пожелать вам этой осознанности и мудрости в принятии вами решений и последующих за ними действий.

Ваш маг Ингвар, г. Киев

Ссылки на предыдущие статьи, посвященные экспедиции в Непал:

Непал. Единство Жизни и Смерти

Непал. Интервью с Ингваром

Раздел сайта «В поисках утраченного знания»