О любви мага Ингвара к тонкостям и деталям (2013).

Дорогие друзья, тема данного моего пристрастия, а именно, пристрастия к тонкостям и деталям, безусловно, раскрывает лично мой подход к любой получаемой мною информации, лично мое восприятие абсолютно всего, с чем и с кем мне приходится иметь дело. Почему же в таком случае я говорю об этом? Ведь, казалось бы, все, что с этим связано, имеет отношение только лишь ко мне. Но это не совсем так, друзья мои. Моя склонность к углубленному изучению мельчайших деталей любого вопроса, так или иначе, касается каждого, кому приходится иметь дело уже непосредственно со мной. Почему?

Прежде всего, потому, что очень многим людям при изучении чего бы то ни было, да и в отношении к жизни в целом, к сожалению, свойственно «скольжение по поверхности». То есть такой человек не утруждает себя попытками углубиться в изучение деталей, из которых, по сути, и состоит объект изучения, не пытается обнаружить и изучить то, что скрыто и что при беглом просмотре совершенно невозможно различить среди окружающего многообразия. А потому такой человек не в состоянии увидеть составные части изучаемого, не говоря уже о том, чтобы увидеть имеющиеся между ними взаимосвязи и взаимозависимости. И что же в результате такого изучения он получает на выходе? А на выходе этот человек получает некий образ, сформированный на основании тех внешних, лежащих на поверхности, проявлений какого-либо явления, процесса, характера человека и так далее, которые ему удалось увидеть и «укомплектовать» в соответствии с увиденным и в соответствии с уже имеющимся багажом такой же поверхностной информации, которую он гордо именует своими «знаниями» и «опытом». И если таким образом пытаться сделать вывод, к примеру, о каком-либо человеке, будет ли отражать такой «поверхностно укомплектованный» образ истинное лицо и истинную суть этого человека? Однозначно, нет. Ведь порой одна лишь деталь в состоянии в корне изменить представление о том, что казалось таким понятным, привычным и предсказуемым. А любая деталь – это конкретика, это вполне определенные рассуждения и поступки изучаемого вами человека, его привычки и предпочтения и так далее. И в качестве примера такой необходимой и важной конкретики приведу следующий.

Я уверен, друзья мои, что вам и без моей помощи хорошо известно, как красноречиво и убедительно рассказывают о себе, о своих неординарных качествах, о качестве своих услуг многие люди, и в частности те, кто называет себя магами. Я говорю «называет себя», ибо в большинстве случаев именно так и происходит эта самоидентификация. Но это вовсе не означает, что все без исключения, кто назвал себя магами, колдунами, ясновидящими и пр., не соответствуют значению, заложенному в основу этих понятий. Безусловно, среди таких людей есть действительно стоящие внимания и уважения мастера. И мне известны такие люди, я лично знаком с некоторыми из них. Но этих людей единицы. В большинстве же случаев – это всего лишь самостоятельное присвоение титулов и званий себе любимым и обычное самовозвеличивание и саморекламирование этого своего величия. Так вот, чтобы понять, кто же перед вами, и нужны те самые детали, о которых я говорил. Для такого понимания и нужны те тонкости, в которые следовало бы вникать и которые следовало бы учитывать.

Но кто же может оказаться перед вами вместо «потомственного колдуна», владеющего «всеми видами магии», который помогает «во всех без исключения вопросах»? Таким «потомственным колдуном», «магом» и тому подобным «специалистом с многолетним стажем» («…практикую магию более 30 лет…») может оказаться обычный лжец, алкоголик, наркоман, извращенец и мошенник, промышляющий на вашей неосведомленности и вашем доверии. Или просто несчастный и больной человек, вся «потомственная магическая сила» которого в его диагнозе – шизофрения (которая действительно в некоторых случаях бывает потомственной). Какие же детали нужно искать и изучать, чтобы увидеть истинное лицо такого человека, тщательно скрываемое под нужными и выгодными масками (как впрочем, и любого иного человека, так как привычка «надевать» соответствующую случаю маску присуща большинству людей)? Я отвечу. С интересующим вас человеком, прежде всего, нужно встретиться лично, чтобы иметь возможность не только поговорить с ним, но и понаблюдать за этим человеком: как и о чем он говорит, как ведет себя при этом – взгляд, жесты, мимика, во что он одет и тому подобное – и насколько все это гармонично в нем. Нужно понаблюдать за тем, как этот человек пишет (стиль, грамматика, смысл), и не только в Интернете, но и на листе чистой бумаги ручкой. Нужно понаблюдать за тем, с кем и как этот человек общается, на основе каких интересов строится и держится это общение. Если же этот человек к тому же позиционирует себя как учителя и даже чему-то учит, следовательно, нужно понаблюдать и за тем, насколько соответствуют его поступки и его образ жизни в целом всему тому, чему он учит других. По этому поводу умные люди давно уже придумали мудрый и точный афоризм: «Кто может, тот делает, а кто не может, тот учит это делать других». Изучать можно и нужно вплоть до того, чтобы найти повод посидеть с этим человеком за одним столом, дабы иметь возможность увидеть как, что и сколько он ест и пьет, а так же, как ведет себя впоследствии – это так же немаловажный оценочный критерий (или еще одна деталь). Я это называю «углубиться в человека». И здесь, как и в любом ином деле, мелочей не бывает, так как, повторяю, любая мелочь может сыграть решающую роль в формировании вашего представления о человеке, а соответственно, и в том, насколько серьезными могут быть последствия, если вы все же в нем ошибетесь.

Поэтому я и утверждаю, что являюсь большим любителем тонкостей и деталей, любителем углубленного изучения абсолютно всего, с чем мне приходится сталкиваться. А потому именно такого подхода требую и от своих учеников, и от своих помощников, так как именно от умения человека вникать в глубины изучаемого зависит вектор его развития. Так же зависит и вектор формирования его отношения к определенному человеку. А поскольку, как я уже сказал, многие люди совершенно не учитывают существования и влияния скрытых деталей, они не могут увидеть в человеке того, что вижу в нем я. Почему они не учитывают скрытых деталей? Повторю. Потому, что они не хотят напрягаться, чтобы увидеть их – им это не нужно, им это не важно. И главное, потому что это опасно для их «покоя» и «стабильности», ибо обнаружение любой детали неизменно приводит к тому, что человек начинает думать, а соответственно анализировать, сопоставлять и делать уже совершенно другие выводы. «Думать – это опасно!» – тут же говорит им «покой» и «стабильность», повинуясь инстинкту самосохранения. Потому как это может привести к крушению всего, что и составляет этот «покой» и «стабильность», так как окажется, что у человека ничего нет кроме ширмы, которая воспринималась им как реальность, но при этом надежно скрывала от него саму эту реальность. И это основная причина того, почему не замечают люди деталей, говоря: «Это не важно». Им не важно, например, что некто с очень хорошей репутацией «чистого и светлого человека», ориентированной что называется «на публику», разбивает головой унитаз, находясь в состоянии сильнейшего алкогольного опьянения, в доме у такого же «кристально чистого» человека, с такой же «безупречной» репутацией, но которая, тем не менее, не мешает ему «заказывать» киллерам неугодных и угрожать расправой каждому, кто осмелится усомниться в этой его «кристальной чистоте» и открыто заявить ему об этом. Но мне это важно, друзья мои. Людям не важно, что этот же некто под видом магического посвящения и служения Единому Наивысшему Божеству изнасиловал родную дочь. Но мне это важно. Им не важно, например, что еще один «безупречный» человек, решивший посвятить себя служению «великому делу» и построить какой-то там храм – «Веретнический Хрен», долгое время занимался сексом со своей матерью, да к тому же является конченым алкоголиком. Но для меня важны такие «незначительные» и «несущественные» детали, так как любые мелочи, а такие и тем паче, раскрывают внутреннее содержание человека, его внутренний мир как нельзя лучше. Такие мелочи являются показателем или своего рода лакмусовой бумагой, проявляющей то, чем дышит этот человек, чем он наполнен и насколько соответствуют действительности его рассказы о себе и своих благих делах. И примеров таких вот «не важных» деталей можно привести огромное множество. И для кого-то они действительно не имеют значения, а, возможно, что никогда и не будут иметь значения по уже указанной мною причине: эти детали заставят человека думать. Но, повторяю, не для меня. Я никогда не следую за толпой, а потому не довольствуюсь тем, что видят остальные. Я иду своим собственным путем и пользуюсь при этом своими собственными навыками видеть то, что скрыто от толпы, что неподвластно ее взору, привыкшему скользить по поверхности. Я с детства старался уловить, увидеть и осмыслить то, что не могут увидеть окружающие меня люди – то, что остается «за кадром», и я всегда стремился к этому. Зачем я к этому стремился? Зачем мне это всегда было нужно? Мне важны были мотивы, побуждающие человека к тому или иному действию и поступку. Мне нужны были скрытые от всех причины, которые лежат за поступками человека и вынуждают его поступать именно так, а не иначе. То есть мне нужны были знания о теневой стороне психики человека, о его скрытой внутренней противоречивой сути – и в первую очередь мне нужны были знания о своей собственной скрытой теневой стороне. И чтобы знать это, я в мединституте второй своей специальностью избрал психиатрию как основу, опираясь на которую я самостоятельно смогу докопаться, прежде всего, до глубин собственной сути, дабы впоследствии иметь возможность применить полученные навыки, изучая окружающих меня людей.

Запомните, друзья мои, человек, который не углубляется в изучение тонкостей и деталей нашего бытия, обречен на постоянные ошибки, одна из которых в любую минуту может стать роковой, то бишь, последней. Ибо поверхностный взгляд всегда опасен. Ведь то, что удается увидеть, не напрягаясь и не утруждая себя поиском – всегда поверхностно, временно и смертно, поскольку то, что лежит на поверхности, никогда не будет обладать глубиной, а соответственно относительным постоянством. А если нет глубины мысли, нет и глубины разума в человеке – это всегда заведомо тупиковый путь. Всегда! Запомните это, друзья мои.

Я же повторю: для меня всегда важна каждая деталь, каждая мелочь в изучении абсолютно всего, с чем мне приходится иметь дело. И напомню, что такого же подхода я требую от своих помощников и учеников – людей, кто реально заинтересован в том, чтобы к чему-то прийти в этой нашей сложной и противоречивой жизни, достичь четких, осязаемых и конкретных своих собственных целей.

Итак. Все вышесказанное мною имеет отношение к первой и основной причине, по которой люди осознанно или же неосознанно избегают глубокого погружения в пучину неизведанного, довольствуясь наблюдением того, что лежит на поверхности, то есть обходятся тем поверхностным материалом, который и составляет их систему ценностей. Следующая причина или же вторая часть ответа на вопрос «Почему моя склонность к углубленному изучению мельчайших деталей любого вопроса касается каждого, кому приходится иметь дело уже непосредственно со мной?» напрямую исходит из вышеуказанной первой причины. Повторю еще раз: привычки человека скользить по поверхности жизни, не всматриваясь в ее глубины. И эта следующая причина заключается в том, что с человеком, привыкшим к такому поверхностному изучению жизни, мы всегда будем говорить на разных языках. А потому ни о каком понимании, а точнее взаимопонимании не может быть и речи. О чем это я?

Поскольку во всем я люблю так же и конкретику, то проиллюстрирую свои слова конкретными примерами, показывающими важность и необходимость учитывания человеком любой даже незначительной мелочи и необходимость развития у него навыка использования этих знаний в жизни. И наиболее жесткими эти мои требования являются для моих учеников.

Напомню, что основным моим требованием к человеку, решившему обучаться у меня, является требование углубленного и детального изучения всего, что он берется изучать. Это нужно как для того, чтобы этот ученик научился полноценно разбираться в изучаемом предмете, объекте или явлении, так и для того, чтобы он научился слышать и понимать меня – своего учителя. То есть слышать и понимать мой язык, мою речь. В противном случае обучение не будет иметь смысла. И мой следующий пример как раз и будет касаться этого умения ученика слышать и понимать своего учителя, которое является следствием, как вы, уверен, поняли, его умения углубляться в тонкости и детали всего того, что он намерен познать. Пример следующий.

Одна из моих учениц собралась в путешествие, решив посетить далекий остров Шри-Ланка. В порядке исключения я попросил ее об одной услуге (а я стараюсь никого, никогда, ни о чём в своей жизни не просить) – привезти мне настоящий цейлонский чай. Но не любые попавшиеся и красиво разрекламированные сорта чая, а строго определенные – именно те, что мне удалось попробовать и купить во время своего визита на этот чудесный и загадочный остров. Ибо те особые сорта чая оставили в моей памяти не просто приятные воспоминания – это неизгладимые воспоминания, ибо настолько превосходных по своему вкусу и аромату напитков мне не доводилось пробовать ранее. Я был от них в приятном шоке! Зная о моем пристрастии к хорошему, дорогому и качественному чаю, она предложила привезти мне этот чай в качестве подарка. Но я человек очень принципиальный. А потому в качестве предложенного подарка я принял только ее услугу по поиску и доставке мне этого воистину божественного напитка, передав Наталье деньги на покупку этого чая: 150$ из расчета объема упаковок и того, что 1 грамм интересующих меня качественных сортов чая на Шри- Ланке стоит порядка 2–2,5$. А чтобы исключить её ошибку при выборе чая, я очень подробно описал ей, что именно она должна будет найти, и в случае удачного результата поиска – приобрести. К тому же я показал и передал ей образцы упаковки этого чая, купленного мной раннее на Шри-Ланке, предупредив, на что она должна обратить своё особое внимание: «Вот пустые упаковки – бумажная и фольгированная. Я перешлю тебе все это по почте, чтобы ты видела, как точно выглядит упаковка нужного мне чая. Обрати, пожалуйста, внимание на то, как и во что упакован чай, что написано на этих упаковках, что нарисовано и тому подобное. И, кстати, там же точно указано место, где можно купить этот чай…» На что она мне ответила: «Игорь Стефанович, не стоит пересылать мне по почте эти пачки. Вы просто отсканируйте их и перешлите мне изображения по электронной почте». Я сказал: «Нет. У тебя должны быть в руках оригинальные упаковки, чтобы иметь возможность при выборе чая сравнивать то, что тебе предлагают с тем, что я попросил тебя мне привезти». Поэтому сами пустые упаковки я таки переслал. Четкое и детальное описание нужного мне чая я ей дал. Причем повторил это многократно, так как по своему горькому опыту знаю, что далеко не всегда людьми правильно воспринимается и правильно интерпретируется получаемая ими извне информация. И не суть важно, мои ли это слова или же слова другого человека. Но что еще важно – помимо детального описания чая и прочих тонкостей, я четко и ясно сказал: «Учитывай все, что я сказал, чтобы не ошибиться, купив некачественный продукт или тот, что я не просил. Не покупай то, что не соответствует данным тебе от меня рекомендациям».

И вот не так давно эта девушка, моя ученица, вернувшись из поездки по Шри-Ланке, привезла так трепетно ожидаемый мною цейлонский чай… Но, друзья мои, о том, что я получил под видом заказанного особого высококачественного цейлонского чая, я могу сказать лишь то, что это действительно особое, действительно высококачественное, действительно цейлонское… дерьмо! Я это понял сразу же, как только увидел упаковки с этим высококачественным дерьмом: они совершенно не соответствовали тем образцам, что были пересланы мною Наталье накануне ее поездки на Шри-Ланку. Мало того, один из видов чая был вообще упакован в прозрачный пластик, сквозь который проглядывали разноцветные в прямом смысле этого слова листья чая: зеленые, коричневые, серые и даже почти черные, что говорило мне лишь об одном – этот чай прелый. Что, кстати, и подтвердилось при вскрытии этой пластиковой коробки с высококачественной цейлонской херней (но очень выгодно ею купленной!).

К тому же моей ученице тут же показалось, что она слишком умная. И причем умная настолько, что смогла очень выгодно «провернуть сделку», купив чай не за 2$, как я ей говорил, а всего лишь по цене 1$ за грамм. Поэтому она тут же позвонила моему помощнику и радостно сообщила ей об этом. Прозвучала эта информация так же, как если бы она сказала, что Игорь Стефанович лох, которого просто наеб…ли там на Шри-Ланке.

Какой же вывод из всего этого делаю я, дорогие мои друзья? О чем я думаю, держа в руках привезенные мне две пачки с высококачественной цейлонской дрянью, пить которую я совершенно не могу. А мысли мои вот о чем:

— Игорь Стефанович, что-то ты делаешь не так, чего-то ты не учитываешь. Как так получилось, что после всех твоих детальнейших и многократных описаний нужных сортов чая с предоставлением упаковок, с точным описанием где, как и по какой цене следует купить этот чай, тебе все равно привозят вместо нескольких граммов реально качественного продукта два «мешка» высококачественного дерьма, но по очень выгодной цене. Да к тому же дают понять, что ты идиот, который ничего не понимает в том, о чем говорит и что делает!

И данные размышления стали следствием следующего моего вывода. Я понял, что это, скорее всего, наверное, минус мне, как учителю, который не в состоянии донести до некоторых своих учеников прописные истины. Который не всегда может донести качественно информацию, чтобы человек ее понял и правильно для себя её интерпретировал:

— Наверное, молодой ты еще, Игорь Стефанович, если не можешь сделать доступным и понятным свое слово, если не можешь найти понимания у своих учеников.

Я понял, что мне нужно намного больше контактировать со своими учениками, чтобы эти люди действительно учились слышать и понимать меня – понимать мой язык. Я понял, что мне следует намного больше работать с каждым из учеников и что для полноценной и результативной работы недостаточно одного занятия в месяц. Ведь именно такими примерами очень хорошо иллюстрируется суть моего учения – глубина и основательность подхода ко всему, что изучает человек. А этому нельзя научить за короткий промежуток времени. Поэтому люди, которые обучаются у Ингвара, должны чаще появляться в поле его зрения, а соответственно, и в поле влияния его учения. Эти люди должны практически ежедневно вникать в то, что говорит Ингвар и чему он старается научить своих учеников. А пример с цейлонскими чаями, друзья мои, дорогие мои ученики и коллеги, настолько показателен в этом плане, настолько ярок, что самым наилучшим образом демонстрирует мои следующие слова:

— Ты сделал все, что от тебя требовалось, учел все детали и все важные моменты, но тебя все равно не поняли. Тебя все равно не услышали и сделали как всегда по-своему, то есть через жопу!

Казалось бы, такая мелочь, такое незначительное событие – привезли не то, что заказывал, не то, что ожидал. Да не обращай внимания. Но нет, друзья мои! Это именно та мелочь, та малая деталь, которая самым наглядным способом демонстрирует качество взаимодействия ученика и учителя. Демонстрирует собственно то, на что и направлено, прежде всего, обучение у Ингвара – на формирование у ученика способности не просто слушать учителя, но слышать и понимать его. А это ведь абсолютно не одно и то же. И результат умения только слушать вот он – в примере с этими чаями, за которые я заплатил 150 долларов. Моя ученица услышала мою просьбу привезти мне чай. Все. Эта девушка пока еще не в состоянии слышать меня. Она слишком молода, наивна и неопытна. Но все исправимо при наличии желания и определенных строго направленных усилий со стороны Натальи – как со стороны ученика, и учитывания каждой своей ошибки в способах преподнесения информации, но уже с моей стороны – со стороны учителя. Зачем я говорю об этом и зачем я об этом пишу? Друзья мои, говорю я об этом лишь для того, чтобы донести до сознания, как своих учеников, так и других людей, кто интересуется тем, чему и как я учу, важнейшую информацию о необходимости глубокого и детального изучения всего, что вам интересно, полезно и необходимо. Говорю я об этом потому, что хочу в который раз предупредить вас об опасности поверхностного подхода к познанию законов жизни. В данном примере с чаем моя ученица сэкономила на цене чая, купив в результате совершеннейшую дрянь. О чем говорит этот пример, применительно к нашей жизни, друзья мои? Это говорит о том, что нельзя игнорировать мелочи, нельзя экономить на этих мелочах, если вы намерены чего-то достичь и к чему-то прийти в этой жизни. И тогда вы сможете видеть то, что не видят другие. Но если же вы предпочтете экономию – будете неизменно оказываться в заднице, подобно этой моей ученице. Поэтому слова мои сейчас адресованы так же и Наталье, моей ученице и героине яркого и показательного примера в данной статье. Слова мои адресованы так же и тем людям, кто будет читать эту статью и делать соответствующие, и я искренне надеюсь, что правильные, выводы. А выводы эти таковы: в нашей жизни нет ни одной незначительной и несущественной детали – важна каждая мелочь, поскольку всё связано со всем. Ибо от того, какими мыслями представлены ваши рассуждения, какие мимолетные желания побуждают вас к действиям, какие мелочи составляют ваш быт и от подобного «неважного», «несущественного», «незначительного» зависит вектор вашего движения по жизни – зависит результат этого движения и его цель.

Post Scriptum

Я понимаю, друзья мои, что умением слышать и слушать обладают далеко не все люди, кому попадется на глаза эта статья и кто решит ознакомиться с нею. Я понимаю, что язык мой слишком сложен для восприятия неподготовленного человека. Я так же понимаю, что не все свои ошибки я смог учесть в попытке доступно донести эту информацию до ума того, кто прочтет эту статью. Но я знаю, что основная суть сказанного мною все же будет воспринята теми, кому это действительно нужно. Причем воспринята эта информация будет правильно, что рано или поздно даст вам ваши собственные всходы.

С искренней надеждой быть услышанным и понятым, маг Ингвар