Это Сицилия, детка. Настоящая Сицилия (2015)

I. Это Сицилия, детка…

«Если вы не видели Сицилию, Италия не оставит след в вашей душе. Сицилия – ключ к Италии» – сказал однажды Иоганн Вольфганг Гете… Но мое личное знакомство с Италией началось не с Сицилии. Складывалось так, что цели, которые ставил я перед собой, формировали мой маршрут таким образом, что остров этот оставался каждый раз в стороне. И только в середине 2014 года, при подведении итогов по каждому из направлений проводимых мною исследований, в моем плане появился пункт «Сицилия». И дата будущей экспедиции…

Ноябрь 2014 года. И вновь дорога… Борисполь, регистрация на рейс «Киев – Рим»… Аэропорт Фьюмичино… Пересадка… И вот я уже в Катании – в одном из легендарных городов Сицилии.

Из снежного и морозного зимнего Киева – в теплую, солнечную, урожайную сицилийскую осень, восхищающую изобилием изумрудной зелени и цветов. Ведь прибыл я на остров как раз в сезон сбора местных даров природы – апельсинов, мандаринов, грейпфрутов, хурмы… О чем мне в первый же день, как чужеземцу, напомнил насыщенный цитрусовым ароматом воздух, став своего рода визитной карточкой этих мест: «Сицилия – кусочек рая, упавший с небес«. Кому же принадлежат эти слова? Насколько мне помнится – Ги де Мопассану. Как же прав был этот француз!

Кстати, определения «теплый» и «солнечный» в полной мере подходят здесь и к сицилийцам – темпераментным, эмоциональным и контактным людям, границы в общении с которыми стираются уже с первых минут знакомства. Поскольку многие из них ведут себя так, как будто перед ними старый закадычный друг, а не залетный путешественник, которого не то, что видят впервые – понимают даже с трудом. Поэтому помимо всего прочего для меня одной из ярких достопримечательностей Сицилии, безусловно, стали и ее жители.

«Мы постоянно твердим, что у нас нет времени. Деньги есть, а вот времени – увы! У нас не найдется ни минуты на готовку, как нет лишнего часа, чтобы спокойно поесть, побыть с детьми, пообщаться с семьей. Нам не хватает времени даже на самих себя. Возможно, сицилийцы не очень богаты, зато времени у них на все это предостаточно…» – так подытожил свои наблюдения Мэтью Форд. Среди множества талантов этого человека есть и дар писательский, потрясающе проявивший себя в книге «Сицилия. Сладкий мед, горькие лимоны». Книгу подарил мне один из моих учеников незадолго до моей личной встречи с «осколком рая», что во множестве разбросаны по всей планете, – с островом Сицилия, которому и посвящена данная книга. Но по достоинству оценить ее содержание я смог только после того, как своими глазами увидел и своим сердцем почувствовал все то, о чем говорит автор. Вот и сейчас я процитировал его исключительно потому, что в Сицилии действительно по-иному воспринимается время. И в первую очередь натолкнули меня на подобные размышления наблюдения за людьми. Здесь нет суеты! Кто-то неспешно идет по узкой городской улочке; кто-то сидит на лавочке в тени деревьев – читает газету, кто-то ведет размеренную беседу, явно получая от общения удовольствие и пользу; кто-то обслуживает посетителей в своем магазинчике и так же подолгу и не спеша беседует с ними… Даже на рынке, где крик, возня и суматоха, как правило, являются неотъемлемой частью этого мира – ощущаешь размеренность и четкий ритм, в котором «живет» это место. Жизнь на Сицилии – словно огромный отлаженный механизм, где все рассчитано, измерено, отрегулировано… и где действительно на все хватает времени…

Хотя это лишь один из вариантов восприятия. Или, скорее, одно из воспринимаемых лиц острова. Но ведь любое место – многолико. И далеко не всегда, и далеко не каждому дано увидеть их все. Многолика и Сицилия… Что опять же проявляется в конкретных людях. По моим личным наблюдениям при всей своей совершенно искренней открытости и откровенности сицилийцы никогда не ответят вам на те ваши вопросы, которые будут иметь отношение к негласным законам этих мест, а соответственно, и их негласному (но строгому) соблюдению. Например, если вы станете расспрашивать кого-либо о мафии – об одном из скрытых обликов острова. Но раз уж не ответят, то как отреагируют в таком случае? Все с той же неподдельной искренностью и ослепительной улыбкой вам расскажут массу шуток и легенд, уточнив при этом, что вы как минимум сегодня десятый, для кого это «вопрос жизни и смерти», ну и, конечно же, добавят порцию «достоверных фактов», подтвержденных «личным присутствием и засвидетельствованием»…  – в то же время красиво и незаметно уводя от темы вопроса.

Но к этой легендарной «теме вопроса» я еще вернусь, ибо сицилийская мафия это не только мифы и легенды – это неотъемлемая часть той среды, в которой сицилийцы рождаются, воспитываются, живут и умирают. Это стало жизнью сотен поколений. Реальной, но не вымышленной ее составляющей:

– Это Сицилия, детка, – кратко и многозначительно, погрузившись в свои размышления, произносит очередной мой собеседник,  – Это настоящая Сицилия…

II. Под знаком трискелиона. Тысячи лет тому назад

Остров Сицилия сам по себе – легенда. Или огромное множество легенд. Если учесть тот исторический факт, что первые свидетельства появления людей на острове датируются 12 000 г. до н.э. Обращение к историческим материалам дает мне информацию следующего содержания. Следы первых жилых построек на острове относятся к XIV веку до н.э. И уже, начиная с XIII века до н.э., на острове поселяются племена сиканов, элимов и сикулов, пришедшие из разных частей Средиземноморья. Важный момент: элимы и сикулы пришли гораздо позже сиканов, поскольку первые свидетельства о сиканах в имеющихся источниках имеют хронологическую привязку к более раннему историческому периоду, нежели сведения о сикулах. О сиканах как о первом народе, осевшем на острове, говорил еще древнегреческий историк и философ Фукидид (V век до н.э.), ссылаясь на свои собственные исследования истории «древности». Но, не смотря на то, что никто из названных народов не являлся «первым человеком, ступившим на остров», история развития этих сообществ является той отправной точкой, от которых принято вести отсчет истории и самого острова Сицилия.

Уточню, что сицилийской нации как таковой не существовало по определению. К тому же достаточно редко случалось, чтобы весь остров был объединен под чьим-либо началом – Сицилия практически всегда была поделена, словно лоскутное одеяло, на отдельные и часто враждующие между собой колонии. Но и в доколониальный период, по свидетельствам историков античности, здесь постоянно сменялись народы, вплоть до мифических – циклопов  и листригонов, которые якобы были предшественниками сиканов (подобного рода информация встречается, к примеру, у Фукидида, писали об этом и Гомер, и его последователь Вергилий). И в отношении нынешнего названия острова высказывания разные: одни связывают его с сиканами, другие – с сикулами, указывая также и на то, что первоначально эта треугольная часть суши, окруженная тремя морями (Средиземным, Ионическим и Тирренским) называлась Тринакрия. Гомер, например, в своей «Одиссее» именно так называет Сицилию: «…Уже на море, приближаясь к прекрасной Тринакрии, услышал Одиссей мычание быков и блеяние овец…» (цитата из поэмы Гомера).

Но происхождение названия Тринакрия – опять же, греческое. Так древние греки, проявившие интерес к Сицилии в VIII в. до н.э., называли этот остров, потому как усмотрели в его форме – в трех мысах (Капо-Пассеро на юге, Капо-Пелоро на востоке и Капо-Лилибео на западе) треугольник. И символ выбрали соответствующий – трискелион с изображением головы горгоны Медузы (по одному из вариантов). С того момента прошли тысячелетия, сменив или уничтожив многое на своем пути. Но чем сегодня встречает каждого человека остров Сицилия? Флагом, на котором красуется все тот же трискелион с изображением женской головы в окружении змей в центре «трехногого» знака. Выходит, что фантазия сицилийцев настолько бедна, что они не смогли придумать что-то новое, более современное? Нет. Все дело в самом знаке и его смысле.

Трискелион – очень древний знак, существовавший задолго до греческой колонизации Сицилиии. Поскольку встречается не только у греков, но и у крито-македонцев, кельтов, этрусков… Видоизмененный «трехногий» символ обнаружили так же и в древних культурах на территории Японии и Гималаев. Уточню, что «видоизмененными» по отношению к символу греческого трискелиона являются многие трехлучевые свастики, что, тем не менее, не меняет заложенного в них смысла. Самым древним изображением трискелиона является  знак на чаше, которая хранится в археологическом музее Агридженто. Датируется эта находка VII веком до н. э.. Обнаружена чаша в районе города Джела, что на юго-востоке Сицилии. Именно здесь в период греческой колонизации острова располагалось большое поселение греков со схожим названием – Гела, имевшее наибольший авторитет до расцвета мощи Сиракуз.

Изображает трискелион три «бегущие» ноги, выходящие из одной точки и согнутые в коленях. Это один из первых солярных (солнечных) знаков, который можно с уверенностью назвать аналогом свастики. Первоначальное его значение сводилось к символическому изображению трех основных положений движения солнца: восход, зенит и закат. В более поздней своей модификации трискелион символизировал «бег времени», вращение планет. Но наиболее укоренившимся мнением на этот счет является следующее: трискелион демонстрирует цикличность хода истории человечества. В любом случае, какие бы оттенки значения не придавались этому знаку, это всегда энергия движения. Это воплощение торжества физической силы и власти.