Узбекистан. Продолжение

Идем далее…

И как вы, надеюсь, помните, друзья мои, я говорил о том, что Бахааддин Нахшбанди был седьмым Пиром и последним Великим Учителем – хранителем истинного учения (суфизма). Что это за человек? Каковы его заслуги и за что почитают его как святого? И почему называют его последним Пиром?

Рождение этого человека было предсказано шейхом Ходжой Мухаммедом Баба Семаси, которого почитали как пророка: «В этом селении родится человек, который станет великим тарикате – человеком, следующим путем истины, и через него прославится селение. И будет оно называться «Замок, познавших божественную истину» – Касри Орифон (первоначальное название селение Касри Хиндувон – «Замок Индусов»). И предсказание это сбылось – Бахааддин Нахшбанди прославил не только свое селение, но и страну. Но главный свой след, что оставил этот человек на земле – это его знание, переданное своим ученикам и последователям.

Письменных трудов Бахааддина Нахшбанди не оставил. Биография этого великого суфия также практически не известна, ибо он запрещал своим ученикам ее записывать. Поэтому краткие сведения о жизни Накшбанди стали появляться уже после его смерти (трактат Анис ат-Таибин, написанный Салахаддином Мухаммадом Бухари, стал основным источником этой информации).

Как духовный учитель, Бахааддин Нахшбанди являлся сторонником аскетизма. Его принципами были – духовная чистота, отказ от роскоши и стяжательства, непритязательность к условиям жизни, отказ от контактов с властями, затворничество в обители и узком кругу. Но в то же время он так же, как и Абдулхалик Аль-Гиджувани, считал, что суфий должен был зарабатывать себе на жизнь исключительно трудом (сам Нахшбанди был искусным ремесленником, владел несколькими профессиями: был ткачом, гончаром и резчиком по металлу). А потому главный принцип его учения выражен следующим образом: «Дил ба еру, даст ба кор» – что означает «Сердце с Аллахом, руки в работе«.

«Наш путь к Всевышнему не требует отшельничества. Отшельничеством своим человек пытается добыть славу, а за славой нет ничего, кроме смерти. Добрые дела совершают, находясь среди людей» – эти слова так же приписывают Мухаммаду Бахааддину ан-Нахшбанди. Я вспомнил о них потому, что в этих трех предложениях заложен смысл того, чему учил Бахааддин Нахшбанди и к чему призывал: человек должен быть полезен миру, ибо только так он сможет стать полезен самому себе, получив возможность совершенствоваться.

Именно благодаря Бахааддину Нахшбанди изменилось отношение к суфизму в целом. Это учение стало восприниматься не как некая загадочная мистическая философия, постижение которой доступно только избранным, а как способ жизни – «modus vivendi», открытый всем, кто готов принять его и смиренно следовать по избранному Пути, не посвящая себя демонстрации своей святости  и исключительности наигранными и экзальтированными спектаклями, цель которых впечатлить и убедить «зрителя». Таким образом, введя ряд правил и строжайшую дисциплину в следовании этим правилам, Нахшбанди не только очистил ряды суфиев своего ордена от проходимцев, использующих свою «святость» в корыстных целях, но прежде всего, открыл путь к этому знанию для каждого, кто искренне ищет его. Мухаммад Бахааддин ан-Нахшбанди впервые дал понять, что суфизм – это такая же наука, как и любая иная. И прежде всего, это наука Жить.

Но что же было после Бахааддина Нахшбанди: развивалось ли дальше учение суфиев или же наступил период забвения? Кто возглавлял созданное им братство Ходжиган? Кто вел за собой искателей истинного знания? Что собой представляли эти люди и почему чаще говорят только о семи великих суфиях и реже о тех, кто был после Мухаммада Бахааддина ан-Нахшбанди?

Безусловно, суфизм как учение, как направление в исламе продолжил свое существование, но уже не в том формате, не в том виде, в котором он существовал ранее, в котором он был еще при Бахааддине Нахшбанди. Это течение в исламе, как и любое иное учение, в разное историческое время переживало разные периоды, где рассвет сменялся закатом, и наоборот… Обо всем этом, конечно, будет сказано в книге. Но вот об одном из суфиев, роковая ошибка которого привела к непоправимым событиям как в истории государства в целом, так и в судьбах конкретных людей, я должен буду вспомнить здесь, когда речь пойдет о периоде правления внука Тимура Улугбека. Поскольку деяния этого человека настолько показательны, что пример этот не утратил своей актуальности и в наши дни. Чем именно показательны? А тем, что благодаря этому человеку обрывается линия истинных пиров – святых и великих мудрецов-суфиев. Благодаря его стараниям, но правильнее будет сказать, глупости, алчности и недальновидности, его желанию обладать богатством и иметь власть, эта линия истинных великих суфиев, начало которой было положено Абдулхаликом Аль-Гиджувани, прекратила свое существование. Мухаммад Бахааддин ан-Нахшбанди стал последним, кого по праву называют Великий Святой, Великий Муршиб (учитель) или Человек Знания.

Мое путешествие по Бухаре, как вы понимаете, не ограничилось посещением мест захоронения семи Великих суфиев.

Афшана – небольшое селение к северу от Бухары. Вот туда и была запланирована поездка – это место, где родился Авиценна. Ныне в Афшане находится музей Авиценны, а так же медицинский колледж его имени, конференц-зал и спорткомплекс. Все эти здания размещаются на огромнейшей площади, представляющей собой ухоженный и очень уютный парк, центральная дорога которого ведет к медицинскому колледжу, перед входом в который стоит памятник Абу али ибн Сине Авенсине – выдающемуся деятелю науки X-XI вв.. Безусловно, меня интересовало здесь все, но музею я уделил особое внимание, так как в нем представлены не только экспонаты, рассказывающие о жизни Авиценны, но и о тех далеких временах, которые называют «эпоха Саманидов». Но вот возле одной фотографии я задержался надолго… Это единственная в мире официальная фотография черепа Авиценны, выставленная в музее Афшаны в качестве экспоната.

Дело в том, что череп Авиценны действительно сохранился и это действительно его реальная фотография. Во время перезахоронения праха Авиценны, когда его со всеми почестями приготовились переносить в открытом гробу, иранский академик Саид Нефези в этот момент сумел сфотографировать его череп в профиль и с небольшим поворотом вправо. Удалось ему снять и один размер черепа. Но за повторную попытку замера в анфас Саид чуть было не поплатился жизнью: разъяренный фанатик, сопровождавший церемонию захоронения, ударил его, выбив из рук фотоаппарат. Все обошлось, ученый выбрался сам и спас фотоаппарат с заветным снимком. Далее эти «боевые трофеи» были переданы ученому, антропологу и скульптору профессору М. М. Герасимову. Этот специалист славился тем, что умел восстанавливать внешний облик людей по их черепу. Но сложность состояла с том, что ему нужно было видеть весь череп, а не фотографию в одной его проекции. Поэтому скульптурного изображения Авиценны Герасимов сделать не смог – лишь рисунок. И только спустя время ученым удалось восстановить покрывающие череп мягкие ткани, воссоздав, таким образом, правдоподобный облик величайшего ученого древности.

…Пишу сейчас о посещении Афшаны, стараясь передать увиденное.

И думаю…

Как же сухо все-таки выглядят эти строки. А ведь, друзья мои, сколько за ними сокрыто эмоций! Ходить по земле, где родился и вырос человек, которому я в прямом смысле поклонялся еще со школьных лет, иметь возможность соприкоснуться с тем, что его окружало и чем он жил, иметь возможность вдохнуть воздух, которым дышал этот человек – не это ли должно быть истинным счастьем для того, кто даже расписывался как «Авиценна»? И это действительно счастье. Естественно, что будь такая возможность у меня пару десятков лет назад – реакция была бы более бурной. И, тем не менее, поверьте, испытанные мною чувства в Афшане в полной мере можно расценивать как счастье. Потому как я действительно счастлив, что Силы позволили мне воплотить в жизнь одно из своих заветных желаний – прикоснуться к обычному миру этого необычного человека…

Post Scriptum

Друзья мои. Это не завершение повествования: путешествие по дорогам Узбекистана продолжается. Но я вынужден сделать перерыв. И в первую очередь по причине того, что очень много информации. И даже при том, что данная статья, как я и говорил, является ознакомительной, то есть краткой и поверхностной, она уже достаточно информативна. А ведь впереди еще… Город легенд – древний Самарканд… Встреча с человеком, благодаря которому я смог осуществить мечту прикоснуться к могиле Тимура – к его настоящей могиле, что, уверяю вас, позволено лишь единицам на этой земле… Путешествие по пустыне к волшебному роднику… Да и Бухара еще не пройдена. Медрессе Улугбека – вот то место, о котором мне хотелось бы так же сказать хотя бы несколько слов. И Мирза Мухаммед ибн Шахрух ибн Тимур Улугбек Гураган – это тот человек, о котором так же умолчать будет сложно, рассказывая об Узбекистане…

«Эту же статью я с уверенностью могу назвать первой серьезной ступенью к тому, что я называю Учением мага Ингвара» – я утверждал это в начале данной статьи. И это действительно так. Поэтому продолжением этого повествования станет «Узбекистан. Колыбель суфизма и ищущих сердец. Часть 2«.

Маг Ингвар (Бомбушкар И.С.)

Ссылки на книги и статьи:

Учение мага Ингвара

Откровения черного колдуна

Основы основ чёрной магии

Раздел сайта «В поисках утраченного знания«

Альманах «По Местам Силы«:

Узбекистан. Бухара

Узбекистан. Самарканд

Узбекистан. Мавзолей Гур-Эмир

Узбекистан. Мавзолеи

Узбекистан. Катта-Лянгар

Узбекистан. Шахрисабз

Узбекистан. Фотоотчет. Полный альбом (ВКонтакте)

Узбекистан. Фотоотчет. Полный альбом (Одноклассники)