Германия — страна, где я оставил свое сердце… (2012).

Из многих стран, где я побывал, больше всего я влюбился в Германию. Мне очень понравилась порядочность немцев, их педантичность и скрупулезность, выдержанный характер. Хотелось бы выразить благодарность людям, принявшим меня в Германии — Галине Виттманн и Валентине Штобе. Я давно не встречал таких честных, добрых и открытых сердец. Кстати, страна всегда соответствует своим жителям — в Германии повсюду парит порядок и строгость, даже архитектура подчеркивает эти качества: в сравнении с напыщенными строениями остальной Европы, немецкие здания более лаконичны и сдержаны, будто они не считают нужным выставлять напоказ свою значимость и роскошь.

Если говорить о том, что сподвигло меня на путешествие в Германию, то, возможно, я кого-то удивлю, сказав, что меня очень интересует история Третьего Рейха и Адольфа Гитлера, а кто-то добавит к списку моих «лестных» эпитетов еще и «фашист» или «нацист». Нет, я ни в коем случае не одобряю поступков и политику Гитлера, но я давно хотел прочувствовать то, что он создал, глубже раскрыл» для себя аспекты его личности.

Я побывал в мемориале Холокоста. Это место оказано на меня угнетающее впечатление, слишком много человеческой боли и страдания с ним связано, но я все же решил сделать несколько фотографий. Один из снимков меня удивил — на нем запечатлелись явно не каменные плиты. Пусть скептики скажут, что это игра света или еще какой-нибудь дефект фотографии, но я не склонен верить в такие совпадения. На плитах, кстати, нет ни одной надписи вандалов. Нет, это связано не с отсутствием вандализма и неонацизма в мире, просто на поверхность плит нанесено специальное покрытие, которое не дает закрепиться краске, нанесенной на него, и любая надпись исчезает после первого же дождя.

Также я посетил здание Бундестага, Берлинского Собора, Берлинского университета, обломки Берлинской стены. Несмотря на то, что энергетика города в гитлеровских местах очень тяжелая, город оставил на меня положительное впечатление, и я надеюсь, что еще туда вернусь, дабы раскрыть еще больше волнующих меня тайн Третьего Рейха.