В поисках утраченного знания. Камбоджа. Меня услышали… (2013)

В поисках утраченного знания

Осознанное стремление к знаниям я испытал давно, еще в школе. Когда понял, что наличие знаний является для меня единственным движущим фактором в жизни. Поскольку иных «альтернативных» и действенных способов – нужных и полезных связей с нужными и полезными людьми, и соответствующих средств, прежде всего, у моих родителей для оплаты этих самых нужных услуг полезных людей – у меня нет. И поэтому двигаться вперед к намеченной цели (а на тот момент такой моей целью было поступление в мединститут) я смогу исключительно при помощи собственных знаний. И я искал эти знания… Основным источником которых были книги. И мои учителя… Я жадно впитывал все, что было мне интересно и полезно. И должен сказать, я не прогадал, сделав ставку на знания. Ибо не существует более мощного и надежного средства для успешного продвижения по собственному жизненному пути. Но при одном условии: знания должны быть глубокими, фундаментальными и практически применимыми в жизни, то есть такими, которые будут рабочими и полезными. И какое-то время я вполне довольствовался тем, что мог получить в школе, институте, получить от своих учителей. Я смог успешно окончить школу, успешно окончил мединститут… Не менее успешной была и моя работа на кафедре, которая нашла свое отражение в научных работах, учебных фильмах и отношении студентов, которым я преподавал оперативную хирургию с топографической анатомией (по результатам независимого тестирования студентов я был лучшим преподавателем кафедры)… Но пришло время, когда мои знания уже не справлялись с теми вопросами, которые я себе задавал, и с теми задачами, которые я ставил перед собой – когда я начал понимать, что по сути ничего не знаю! Окончив мединститут, я осознал неполноценность знаний, полученных за годы обучения в нем. Но главное, я понял причину этой неполноценности: мединститут может дать лишь те знания, которые ему известны и которые уже принадлежат этому миру, и давность которых не превышает 200-300 лет. Мединститут не в состоянии дать те знания, давность которых исчисляется веками и тысячелетиями, поскольку у него этих знаний попросту нет. В мединституте учат не пониманию и осознанию тончайших взаимосвязей и взаимозависимостей в работе человеческого тела, а учат подражанию тем знания, которые считаются правильными и авторитетными. И мединститут является лишь частью, а точнее, одной из составляющих частей единой системы, в основе которой лежат такие знания. Причина? Знания, которые может дать эта система, общедоступны и принадлежат этому миру, то есть знания, которые лежат на поверхности. Они нужны, они полезны, но до определенного уровня потребностей человека, непосредственным образом связанного с уровнем его развития – иными словами, до определенного уровня его развития. Как я уже сказал, мои знания уже не справлялись с теми вопросами, которые я себе задавал, и с теми задачами, которые я ставил перед собой – то есть не справлялись с моими потребностями. Мне были нужны иные знания. Такие, при помощи которых я смогу найти ответы на свои вопросы. Но я так же прекрасно понимал, что знания, в которых я нуждаюсь, не могут лежать на поверхности. Ибо принадлежат они к разряду той истинной мудрости, которая всегда содержалась в тайне и была доступна лишь единицам тех, кто в состоянии ее понять и принять. И я понял два важных для себя момента:

— я должен искать эти знания,

— но за них я должен буду заплатить – отдать все, что близко и дорого, взамен на право ЗНАТЬ, ВИДЕТЬ, ОСОЗНАВАТЬ.

Третий важный момент мне был открыть чуть позже – это был ответ на мучающий меня долгие годы вопрос: где искать эти знания? Мне дали понять, что искать знания нужно в древних монастырях и храмах – нужно искать людей, которые ими владеют и могут свою мудрость передать. И я начал искать… Я начал искать пути в эти монастыри и монахов, владеющих знанием. Стал активно путешествовать и изучать эти монастыри и храмы. В результате я осознал следующий важный момент: я обязан изучить особенности всех мировых религий для того, чтобы понимать язык монахов в этих монастырях. И понимать не только с позиции лингвистики, а, прежде всего, чтобы понимать язык символов и образов, заложенных в каждой из религий.

В любой из когда-либо существовавших ранее на Земле религий и любой существующей ныне сокрыты зерна истины, истинного знания. И, тем не менее, любая из этих религий может стать для человека серьезным препятствием в его развитии, сделав из него ярого фанатика, ограниченного жесткими рамками дозволенного и принимающего избранную им (или навязанную ему) религию исключительно с позиции слепой веры. А ведь как результат, для большинства людей религия как раз и становится настоящими оковами, препятствующими, как ни парадоксально это звучит, их духовному развитию. Но она так же может действительно открыть человеку путь к этим истинным знаниям, тем самым открывая ему путь к самосовершенствованию (духовному самосовершенствованию, но в понимании, отличном от общепринятого). Но разглядеть эти знания и возможный путь к ним может далеко не каждый, принявший ту или иную религию. По той причине, что пролегает этот путь сквозь огромные наслоения различного рода наносного мусора в виде догм, домыслов и подтасовок, являющихся следствием, так называемого человеческого фактора – использованием религии разными людьми, в разное историческое время и с разной, зачастую сугубо личной целью. Но мой личный интерес к религиям основан на поиске и освоении этого пути к истинным знаниям и самого знания.

Для того чтобы с чем-либо встретиться, что-либо найти, следует идти ему навстречу, следует его искать. И я ищу, я неустанно следую в направлении новых открытий на пути к знанию: Ватикан, Иордания, Германия, Италия, Китай (Шаолинь), Вьетнам, Таиланд, остров Пасхи, Бермудский Треугольник, Непал, Тибет, Гималаи, остров Богов, Соединенные Штаты Америки… И то, что мне удалось найти – бесценно. Я предлагаю вашему вниманию, друзья мои, цикл статей, посвященных этому долгому и сложному пути к Знанию, найденные и структурированные крупицы которого принадлежат теперь и моим ученикам.

Камбоджа. Меня услышали…

И сегодня я расскажу вам об одном из прекраснейших и загадочных мест на нашей планете, куда завела меня жажда познания. Это государство Камбоджа, расположенное в юго-восточной Азии, в южной части полуострова Индокитай.

Камбоджа – это сердце древнего индуизма. И, пожалуй, нет более подходящего места на Земле, которое бы помогло глубже понять эту религию, изучить ее основы, прочувствовать ее не столько разумом, сколько сердцем и телом. Ибо в изучении некоторых вещей разум человека бессилен. И лишь отключив логику и рационализм, перестав цепляться за поиск смысла воспринимаемого и отказавшись от попытки придать этому всему привычный порядок, человек становится восприимчив к информации, которая и есть не что иное, как истинное знание.

Должен признаться, что Камбоджа произвела на меня просто потрясающее впечатление абсолютно всем. Это и приветливые, всегда улыбающиеся кхмеры (местное население Камбоджи – очень красивая нация) – чрезвычайно добрые и духовно чистые изнутри люди. Это и необычные культурные традиции, и обычаи. Это изумительная по своей красоте природа – джунгли просто завораживают и манят скрытыми в своих недрах тайнами…. Но в первую очередь Камбоджа меня удивила, конечно же, своими храмами, по численности которых она превосходит даже Индию: храмов на ее территории насчитывается порядка пятисот. Ради которых я, по сути, и прибыл в эту страну.

Я много читал и слышал о храмовом комплексе Ангкор, расположенном неподалеку от Сием Риеп – второго по популярности города в Камбодже. Сием Риеп (по-кхмерски «Победа над сиамцами») еще называют воротами древнего Ангкора, поскольку ни один путешественник не пропускает его, направляясь к храмовому комплексу. Остановился в этом городе и я. Ранее это было маленькое тихое поселение, протянувшееся вдоль одноименной реки. Но после того, как храмы Ангкора были открыты для туристов, Сием Риеп стал превращаться в город, обслуживающий иной город – город каменных храмов, затерянных в лесах и саваннах. Кстати, многие храмы недоступны и по сей день. Основная причина заключается вовсе не в их затерянности в джунглях. Все намного прозаичнее – в Камбодже еще очень много мест, которые не успели обследовать и разминировать после последней гражданской войны (в этом плане у Камбоджи довольно бурное прошлое – воевать пришлось камбоджийцам долго и с разными противниками). И таблички, предупреждающие о возможном нахождении мин и бомб в земле, можно считать еще одной достопримечательностью страны, как и музей мин, в котором выставлены извлеченные и обезвреженные смертоносные свидетели трагедии, пережитой населением Камбоджи. Некоторые храмы, среди которых есть воистину потрясающие сооружения (прежде всего, по своей силе), в последнее время вынуждено закрывают в виду их аварийного состояния. – Правительство Камбоджи не может себе позволить произвести дорогостоящую реконструкцию своих исторических ценностей. В прошлом веке культура кхмеров в целом очень серьезно пострадала. Многие памятники были безвозвратно утеряны: вывезены за пределы страны, уничтожены в войнах или просто были использованы местным населением как строительный материал. Но по окончании гражданской войны в Камбодже были включены во Всемирное Наследие ЮНЕСКО целый ряд исторических памятников на ее территории (в том числе и комплекс Ангкор), что способствовало началу активных реставрационных работ.

Итак. Остановился я в одном из отелей Сием Риепа, и в моем распоряжении было три дня (с 12.02.2013 по 14.02.2013). Основной целью моей поездки было посещение храмов, посвященных Шиве – именно энергии этого божества притягивали мое внимание, и с его энергиями я еще в Киеве запланировал работу. Шива в индуизме является олицетворением разрушительного начала Вселенной и трансформации – начала созидающего. Это одно из божеств верховной триады, в которую входят так же Вишну с творцом Брахмой. Но прибыв в колоссальное по своей мощи место Силы, коим является Ангкор, глупо было бы исследовать его избирательно. Ибо возможность посетить место Силы – это подарок самой Силы. Ангкор – это грандиозный комплекс храмов, дворцов, водохранилищ и каналов, включающий руины древних столиц Камбоджи Яшодхарапуры и Ангкор Тхома. Храмы Ангкора воспроизводят положение звезд созвездия Дракона на рассвете в день весеннего равноденствия. Построены они без применения цемента и каких-либо других связующих материалов. Каменные блоки в них сцеплены по принципу замка. Ученые современности до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно способа возведения людьми таких невероятно сложных строений.

И первым чудом, которое предстало перед моими глазами, стал Ангкор Тхом или Большой Город, Большой Ангкор, который известен так же как Древний Город, Мертвый Город, а в переводе с кхмерского языка его название означает «Великая столица». Этот город был столицей Камбоджи в 12 – 14 веках прошлого века и действительно имел большие размеры (это был город-миллионер по количеству жителей). Ангкор Том имеет форму квадрата и окружен восьмиметровой стеной из латерита. К нему с четырех сторон подходят четыре дороги и еще одна дополнительная, ведущая через так называемые Ворота Победы на Террасу Слонов. А все основные пути сводятся к главной достопримечательности – храму Байон.