Беседа с Екатериной (канал ICTV) (2012).

Диалог (текст):

Ингвар: Присаживайтесь, пожалуйста.

Екатерина: Я Катя. Из ICTV.

И.: Очень хорошо. Это очень приятно, что вы сразу представились. Я правильно понимаю, что вы, представляя канал ICTV и интересы этого канала, пришли ко мне в гости с целью предложить какой-то вариант снятия передачи.

Е.: Ну, да.

И.: Прекрасно. Скажите мне, Катенька, вы подготовились к съемкам этой передачи? Вы владеете информацией или вы просто клерк, исполнитель? То есть, я хочу понять, насколько вы осведомлены в том, чем намерены заниматься, что это за передача и т.п..

Е.: Ну, о том, какая это передача я точно осведомлена, поскольку я там работаю. В данном случае мы разрабатываем тему работы в спецслужбах экстрасенсов, магов и т.п. специалистов, снимаем 16-ти минутный сюжет, как бы более глубокий, информативный. Как мы работаем? Есть эксперты, которые нам рассказывают ту информацию, которую нельзя прочитать в интернете. Конечно, все, что есть по этому поводу, я читаю, смотрю, слушаю, т.е. ищу в разных источниках, чтобы углубляться в эту тему, но все-таки основную информацию нам предоставляют эксперты, которые приходят на передачу. Поэтому если вы хотите знать, известно ли мне, что именно будет на съемках, то знать я это буду только, когда люди будут рассказывать. Но сейчас у нас уже есть какая-то информация с учетом героев, которые будут принимать участие в передаче. Вот решили предложить и вам быть экспертом, поучаствовать в нашей передаче, рассказать о том, что знаете, что не знаем мы, и что было бы интересно нашим зрителям.

И.: Хорошо. Катя, я хочу, чтобы вы меня услышали, но сделали это правильно. Когда мой администратор и помощник сказал мне, что канал ICTV интересуется нами в контексте парапсихологии (а мы единственные на территории постсоветского пространства и Восточной Европы, которые научно и профессионально занимаются академической парапсихологией), я ответил ему, что, разумеется, готов встретиться с представителем этого канала (девушкой или женщиной – я не знал, как вы выглядите) для того, чтобы обсудить детали съемок. И вот вы сейчас пришли (и это очень важно) и мы с вами говорим о съемках. Итак, хронометраж вы говорите 16 минут? Дальше. Следующий мой вопрос (вы его частично раскрыли) это сценарий. Из вашего предложения я понял, что съемка посвящена исключительно парапсихологии, а потому предполагал, что именно в этом контексте, на этой канве мы будем строить наш разговор. Но уже сейчас, а по сути еще до основной беседы, я уже понимаю, что передача будет посвящена не парапсихологии, а исключительно каким-то вашим идеям, мыслям, т.е. всему тому, что можно охарактеризовать как желание произвести впечатление на несчастных необразованных людей Украины и тем самым повысить свой рейтинг. Я правильно понимаю суть вашей передачи?

Е.: Нет.

И.: Отлично. Значит, я не правильно понимаю суть вашей передачи. Потому что, если бы вы мне сказали, что я прав, — мы тут же попрощались бы с вами и разговор был бы закончен. То есть, как я понял, вы не заинтересованы в повышении рейтинга канала – ваш интерес в том, чтобы дать людям знания, дать какую-то информацию, которая будет интересна и полезна людям. Так? Очень хорошо. Катя, вы обратились к человеку, который на протяжении 25-ти лет изучает психику человека, изучает его Душу, который изучает магию, и пять лет назад вы обращались ко мне, но как к человеку, который влил 300 тысяч долларов на благотворительную акцию, получив за это благодарность от Министерства культуры Украины.

Е.: А мы и тогда обращались к вам?

И.: Представители вашего канала (равно, как и других СМИ) обращаются ко мне часто, но, как правило, я посылаю всех их к Чёртовой матери. Потому что это клоуны, сказочники, циркачи, бестолочи и невежды, которые пытаются произвести впечатление на необразованных людей, заработав тем самым себе баллы. Буквально недавно ваша коллега с Нового канала… Вы же сотрудничаете каналом?

Е.: Нет. Мои коллеги – это только те люди, с которыми я работаю в конкретной передаче. Если это Холдинг, то это не означает, что мы сотрудничаем со всеми, что разделяем их мнение, их видение журналистики и т.п.

И.: Катечка, мне нравится, как вы рассуждаете, поэтому продолжим наш разговор. Так вот, одна из сотрудниц дружественного вам холдинга (конкретно с Нового канала) по имени Мария предложила мне стать экспертом в передаче «Звезды под гипнозом» (я на тот момент находился в Америке). То есть, они захотели гипноз раскрутить и снять на этом большие барыши.

Е.: Если вы думаете, что наша передача из серии «Битвы экстрасенсов», то вы ошибаетесь. У нас совершенно другая программа, другие цели…

И.: Катечка, этой Марие я объяснил, что в цирковых шоу-балетах я не принимал, не принимаю и не буду принимать участия, потому что я очень гордый человек, потому что я уважаю самого себя. Но гордость моя базируется не на каких-то мифах, а на моем высшем медицинском образовании: по специальности я хирург и психиатр. У меня есть лицензия. Частную свою практику врача-психиатра я веду на протяжении вот уже 9-ти лет. Официально. Плюс хирургия: я 2 года преподавал хирургию на кафедре Донецкого мединститута, — мальчик из села был удостоен этой чести исключительно благодаря своим мозгам. А в 2004 году я послал на три буквы ректора этого института и заведующую кафедры, на которой я работал, за то, что эти люди попытались поставить меня на колени. Я потерял тогда абсолютно все, потому что я очень гордый человек, истинный «бендера», как мой папа (его звали Стефан, он родом из Свалявы), как все мои предки и ныне здравствующие родственники. Мы все очень гордые люди.

Так вот, Катечка, что я хочу вам сейчас сказать, что хочу подчеркнуть. Прежде всего, я хочу задать вам конкретный вопрос и получить на него конкретный ответ. Я должен четко знать, чему посвящена передача. То есть, мне нужен сценарий. Ибо, если я не увижу в нем предмета моего интереса – я не буду принимать в этом участия. Почему для меня это важно? Потому что я не хочу тратить свое время на то, что мне не интересно.

Е.: Я вас прекрасно понимаю. Но сценарий может быть готов только после того, как мы пообщаемся со всеми экспертами. Сейчас у нас есть только направление, в котором мы смотрим…

И.: Катя, запомните, в Украине нет экспертов моего уровня, которые работают в разных направлениях, консультируют министров, политиков, зарабатывая по $100 000, которые вызывают мертвых… — по этой причине я не заинтересован в том, чтобы общаться с теми людьми, кто мне не интересен. Поэтому когда вы говорите «эксперты» – мне смешно это слышать.

Е.: Вам не нужно с ними общаться. К тому же эксперты в нашей программе разного профиля, это может быть и психолог…

И.: В какой конкретно программе, Катя? Какая цель этой программы?

Е.: Программа называется «Секретный фронт».

И.: Вот. Это первое, о чем нужно было сказать мне сразу. Секретный фронт. Видите, Катя, как мы с вами двигаемся вперед.

Е.: В интернете можно найти информацию о нашей передаче. Но если бы вы слушали, я, возможно, и сама рассказала бы вам больше о ней…

И.: Не нужно рассказывать, Катя. Нужно только отвечать на вопросы. Итак, «Секретный фронт». Дальше?

Е.: Вы в любой момент можете отказаться. Я понимаю вас, у вас есть какое-то свое видение и тому подобное…

И.: Вы неправильно понимаете то, к чему я веду. Мне ну нужно отказываться. Мне нужна железобетонная гарантия того, что если я снимусь в вашей передаче, то это не будет смонтировано и подано так, что я буду представлен клоуном, циркачом и шутом.

Е.: Нет, такого быть не может.

И.: Откуда вы знаете?

Е.: Но я же работаю в этой передаче.

И.: Так не вы же являетесь ее хозяйкой.

Е.: Но это мой сюжет. У меня, конечно, есть шеф-редакторы, монтажеры, у которых есть свое видение…

И.: О чем конкретно ваш сюжет?

Е.: Мой сюжет посвящен работе людей, которые обладают специфическими способностями и возможностями в спецслужбах. О том, как спецслужбы, к примеру, российские ФСБ, находят таких людей и даже в детском возрасте, ведут их, обучают, готовят, таким образом, будущих кадровых специалистов. То есть, сюжет о том, так ли это, действительно в России, Америке или же в другой стране используют людей со специфическими способностями для того, чтобы в каких-то политических целях использовать их дар. Например, нам рассказывали, что таких людей с определенной целью вводят в государственные делегации…

И.: Остановитесь, Катя. Мне ясен ход ваших мыслей. Ответьте мне на такой вопрос. Кто конкретно вам все это рассказывает?

Е.: Во-первых, это нам рассказывают офицеры СБУ. Во-вторых, эту информацию подтверждают экстрасенсы, с которыми мы общаемся.

И.: Понятно. Офицеры СБУ действующие или в отставке?

Е.: В отставке.

И.: Это мужчины или женщины?

Е.: Мужчины.

И.: Вы понимаете, в какую тему вы лезете? Вы сами это осознаете?

Е.: Да, я отдаю себе отчет.

И.: Отлично. Следующий вопрос. Почему вы говорите только о спецслужбах ФСБ, а не, например, об СБУ? Или вы считаете, что в украинских службах нет таких специалистов?

Е.: У меня нет такой информации, поэтому я не могу говорить об этом. Я говорю только о том, что у меня есть.

И.: Понятно. Отлично. А вы можете мне здесь гарантировать, что все, о чем я скажу, как эксперт (если я на это соглашусь), не будет вырезано согласно вашего сценария?

Е.: Ну вот смотрите, интервью у нас проходит полчаса, поэтому понятное дело, многое из того, о чем вы сказали, пойдет не в вашем синхроне, а обработанное. Это не прямой эфир, а потому невозможно все, о чем вы рассказывали, поместить в программу. Но за то, что именно из того, что вы сказали, будет в сюжете и за ваши синхроны отвечаю я.

И.: То есть, вы можете со мной согласовывать мою речь, говорить «Игорь Стефанович, посмотрите, устраивает вас или нет? Если нет, то мы можем подрихтовать?» — то есть, такое, как я понимаю, возможно? Правильно? Я всего лишь хочу, чтобы мои слова не были перековерканы. А СТБ и каналы, содружественные ему, грешат этим, поэтому я зарекся не сотрудничать с СТБ, послав их в свое время на хер, и официально с ними судился. Но эти ребята дали взятку судье, и я не стал в это дело лезть дальше. Да, я дал пресс-конференцию, раскрывая этот вопрос. Да, я обеспеченный человек и у меня есть деньги, чтобы заткнуть любой телеканал, если они поступили несправедливо в отношении меня.

Е.: Я понимаю, о чем вы говорите. Все, что зависит от меня, я могу вам гарантировать. Но то, что зависит от шеф-редакторов и других специалистов я гарантировать не могу. Я в хороших отношениях с ними, но вы должны понимать, что некоторые вещи зависят не от меня и некоторые выводы делают другие люди.

И.: Вы знаете, что такое Украинский центр парапсихологических исследований? Руководителем центра является Сергей Гонсалес. Я основал этот центр, и он является единственным на постсоветском пространстве?

Е.: Об этом Центре я знаю, но не думаю, что у меня достаточно информации на эту тему.

И.: Отлично. Открываю вам эту информацию. Два года назад я выделил Гонсалесу 3000 долларов на то, чтобы он выступил с докладом в Америке. Американцы были в шоке, узнав о том, что у нас в Украине есть люди такого уровня. В прошлом году я выделил Гонсалесу 2000 долларов, — и он выступал в Лондоне, чем так же вызвал шок у людей, даже не подозревавших о существовании в нашей стране специалистов, проводящих исследования такого направления и такого уровня профессионализма. Что касается меня, то я лично знаком с Кашпировским, знаком с Рожковским… — я знаком со многими светилами гипноза на территории планеты Земля. Я очень много путешествую. Я посетил около 40-ка стран мира. Я работаю над книгой «Тайна гипноза раскрыта. Практикум по гипнозу для спецслужб», которая на сегодняшний день готова на 80%. Поэтому естественно, что я в совершенстве владею вопросом, которым вы интересуетесь. Естественно, что я знаю, к чему пришли сегодня экстрасенсы в ФСБ. Естественно, что у меня есть эта информация. Но есть она у меня потому, что я могу считывать ее. Я этому учился. Меня этому обучали, у меня был учитель. Я посвятил этому очень много времени. Именно поэтому я живу один. Поскольку как только появляется в моей жизни женщина, в этой жизни все рушится. Не может человек, который интересуется тонкостями психики, вести образ жизни обычного человека.

Далее. Мы издали по парапсихологии очень серьезный учебник. Я вам его сегодня подарю. Для чего? Чтобы вы понимали всю серьезность и основательность подхода к интересующей вас теме человека, к которому вы обратились с просьбой выступить в вашем сюжете в роли эксперта.

Поэтому предварительно сейчас я говорю вам да. Но должен посмотреть ваш предварительный сценарий.

Е.: Сценарную заявку, чисто интервью.

И.: Да, сценарную заявку. Также я посмотрю несколько ваших передач.

Е.: Вы должны понимать, что каждый журналист делает свой собственный сюжет.

И.: У вас есть свой сюжет?

Е.: Да, конечно.

И.: Прекрасно. Я хочу посмотреть именно ваш сюжет, так как дело я имею с вами. Я должен понимать, насколько вы соответствуете в своей работе своим словам. Говорите вы хорошо, язык у вас подвешен прекрасно. Но я хочу видеть вашу работу, потому что одно дело говорить, другое – показать итог. Вы покажете мне несколько ваших сюжетов…

Е.: Пока есть только один сюжет.

И.: Я могу его посмотреть?

Е.: Он сейчас монтируется.

И.: Когда он будет готов?

Е.: Думаю, в течение недели.

И.: Отлично. После монтажа он сразу же выйдет в эфир?

Е.: Нет. Мы снимаем очень-очень наперед.

И.: Хорошо, я могу прийти к вам и посмотреть этот сюжет у вас, на ваших носителях, если вы не хотите, чтобы эта информация раньше положенного срока вышла за пределы студии.

Е.: Я могу показать вам сюжеты, которые я делала на других каналах.

И.: Они посвящены парапсихологии и экстрасенсорике?

Е.: Нет.

И.: Я не смогу сделать выводы в срезе именно этой темы?

Е.: К сожалению, не сможете. Только после подачи такой темы вы сможете сделать это.

И.: Хорошо, я понял. В таком случае я посмотрю любой другой сюжет, сделанный именно вами, который вы курировали от А до Я. Вы сбросите ссылку моему помощнику, а он передаст ее мне. Я хочу понимать, как вы ведете себя в практике. Вы также должны понимать, что я выделяю большие деньги на финансирование научной парапсихологии в Украине. Я попытался научную парапсихологию ввести в академическую дисциплину, в раздел психология, дополнительным курсом в вузы. Я писал министрам, я писал зам министрам, я писал ректорам вузов… — это очень давняя и долгая история, которая представлена перепиской на моем сайте в разделе «Официальные обращения Ингвара». Представлена она ответами из министерств, выводами экспертных комиссий, рецензиями… Это очень долгий процесс.

Книгу по парапсихологии я вам подарю, как и говорил. На каком языке вам будет удобней читать ее? На русском или украинском?

Е.: Не имеет значения. Мой родной язык русский, но сюжеты программы мы делаем на украинском. Вы сами можете говорить на любом языке, но ведущий говорит только на украинском.

И.: Отлично. Что касается меня, то говорить я буду на русском языке, потому что для того, чтобы говорить на украинском, мне нужно попрактиковаться в этом дня три, т.е. мне нужно говорить исключительно на украинском языке хотя бы указанное время, дабы делать это в совершенстве. Если я что-нибудь делаю, я люблю во всем совершенство. Меня не устраивает подход по принципу «ну вот я так думаю» или «мне так кажется». Если я буду что-либо говорить, то только то, что я знаю, в чем уверен, чем владею в совершенстве.

Разговор наш закончен. Повторяю, предварительно я говорю вам да. Не забудьте, что я должен ознакомиться с вашей работой, с вашими сюжетами, с вашим предварительным планом сюжета, участие в котором вы мне предлагаете. Так же я должен поработать с собственной речью – я должен выставить речь. Поэтому поторопитесь, чтобы я мог принять окончательное, а не предварительное решение по вашему предложению.


Ссылки:

Почему маг всегда один?

Ответ Ингвара на предложение одного из украинских каналов

На «Украинскую Битву Экстрасенсов» подали в суд

Пресс-конференция Бомбушкара Игоря Стефановича

Отчет куратора УЦПИ Сергея Гонсалеса об участии в 57-ой ежегодной конвенции Парапсихологической ассоциации

Отчет куратора УЦПИ Сергея Гонсалеса об участии в 58-ой Ежегодной конвенции Парапсихологической ассоциации

«Основы парапсихологии: учебное пособие«

Раздел сайта «Официальные обращения мага Ингвара«, в котором представлена переписка И.С. Бомбушкара с государственными структурами и все важные документы, ссылка на которые имеется в данной беседе.