Как Ингвар конец света встречал?! (2012).

«Конец света», так навязчиво и убедительно прогнозируемый «великими пророками современности», я решил все же отметить (а почему бы и нет?) и… отправился на охоту.

Охотник, конечно, я еще довольно молодой (около года, как увлекся этим преинтереснейшим занятием), а потому не очень опытный. Я ученик. Да, именно так. Где-то и для кого-то – я учитель, но в этом деле я сам являюсь учеником, постигающим пока лишь только азы новой для себя и довольно сложной науки. А ведь охота – это такая же наука, как и любая иная. Но причисляемая мною лично к разряду тех наук, поверхностный подход к изучению которых недопустим, потому как опасен. В данном случае это грозит сменой ролей: бывает достаточно мгновения, чтобы охотник стал преследуемой жертвой.

В качестве небольшого отступления скажу следующее. Наиболее близкий мне вид охоты – одиночная. У коллективной охоты, безусловно, есть свои преимущества. Но для меня предпочтительнее быть один на один с выслеживаемым животным. Ибо охота для меня – это битва за жизнь, в которой побеждает сильнейший. И не всегда это человек. Животное владеет не менее опасным для человека оружием. Ружье либо карабин у человека, клыки, когти, рога у животного… нет, я не об этом. Оружие животного – это, прежде всего, его хитрость, ловкость, быстрота реакции и тому подобные жизненно важные качества, что в комплексе дают то особое чутье, которого лишен современный человек. Дает ту мудрость, которая по праву называется умением выживать. Не изучив науку выживания невозможно выжить в этом мире тому, кто идет напролом, идет против течения.

Поэтому, подготовив всё своё собственно снаряжение, я отправился на охоту…

Охота во время «конца света» стала наиболее яркой, захватывающей и запоминающейся охотой в моей жизни. В этот раз я целенаправленно отправился охотиться на косулю. Должен сказать, что уже сам этот вид охоты относится к наиболее интересным и захватывающим. Но ту гамму переживаний, которые я обозначил как «яркие, захватывающие и запоминающиеся» составили не только переживания, полученные в процессе охоты на косулю. За два дня, посвященных охоте, мне удалось добыть так же и дикого кабана и лань, что для начинающего охотника не так уж плохо.

Учитывая специфику охоты на косулю, я вооружился нарезным ружьем с дневным прицелом. (Хотя брал так же и второе ружье, гладкоствольное, рассчитывая взять зайца. Но об этом чуть позже.) Поскольку косули выходят на кормежку на заходе солнца, я был уверен, что для такого прицела освещения будет вполне достаточно. Но шло время. Косули не появлялись. Сумерки неумолимо сгущались и я начал волноваться, так как в прицел уже практически ничего не мог рассмотреть, да, наверное, это сказывается «конец света», думал я. К тому же я очень замерз, хотя и одет был довольно хорошо. Замерз до такой степени, что просто не чувствовал своего тела. Но должен вам сказать, упражнения, которым обучили меня монахи в шаолиньском монастыре Китая, пригодились как нельзя лучше. Проделав некоторые из них, я совершенно согрелся и привел себя в норму.

И вот на поляне, наконец- то появились косули. Всматриваясь в свой дневной прицел, который уже мало чем помогал, я прицелился и выстрелил. Промах… Косули, испугавшись, скрылись в зарослях. Я был ужасно расстроен, но списал этот промах на «уже наступивший конец света». Но решил ждать…

Косули очень чуткие, осторожные и бдительные животные и поэтому не подпускают к себе на достаточно близкое для выстрела расстояние. Огромное терпение в комплексе с умением метко стрелять – вот залог успешной на них охоты. И вот, спустя 1 час, несколько самых смелых косуль вновь появились в поисках корма. Я выждал время, подпуская животных ближе. Стрелял я уже практически вслепую, так как в прицел совершенно ничего не видел – наступила ночь, к тому же безлунная. Хотя при этом я четко смог рассмотреть, что мой выстрел на этот раз достиг цели, но… косуля продолжала бежать, скрывшись в густом покрове ночи. Промелькнули мысли о том, что придется выслеживать подранка, а возможно, я просто промахнулся в темноте… Но, пройдя около двадцати метров, косуля, истекая кровью, упала замертво – пуля попала прямо в сердце. Уже в полной темноте, идя по ярко выраженному кровавому следу, мне быстро удалось найти ее бездыханное тело. И кстати, в поисках следа косули я не сразу понял, что насыщенно черные пятна на белоснежном снегу – и есть пятна крови смертельно раненного животного. Удивительные чувства испытываешь в такие минуты…

Придя в охотничий домик, я долго не мог уснуть – сказалось сильное приятное эмоциональное и физическое напряжение. Я был слишком возбужден. Охотничий азарт подпитывал мое возбуждение, да к тому же наиболее впечатляющие моменты, пережитые за день, яркими вспышками прорезая память, тем самым подкрепляли мой охотничий пыл.

Утром я вновь отправился на охоту. В этот раз я был не один, а в сопровождении егеря, так как местность в угодьях, где было принято решение охотиться, была мне неизвестной. Целью моей охоты теперь была лань. Мне давно хотелось взять именно лань, поскольку мясо этого воистину благородного животного славится своей нежностью и деликатным неповторимым вкусом.

Побродить по лесу по колено в снегу пришлось довольно долго, километров десять. Зверь не шел. И я, порядком измотавшись, уж было стал раздумывать над тем, что в этот день мне с Удачей не по пути. Но во второй половине дня (где-то после 15 часов) ситуация изменилась – невдалеке появился кабан. Охота началась… В этот раз я принял решение стрелять не в сердце кабана, как я это делал в свою первую охоту, а голову, за и под ухо. Выстрел, пуля попадает в голову за ухом и кабан падает замертво. Мгновенная смерть. Я знаю, что кабан весьма крепок на выстрел и одного попадания бывает недостаточно для полного его поражения. Мне же удалось положить зверя одним выстрелом.

Но мне нужна была лань… И спустя какое-то время мы с егерем все же вышли на них: несколько прекрасных грациозных животных появилось невдалеке среди деревьев. Я замер, подпуская их ближе, и выбирая ту из самок, что наиболее выгодно попадала под прицел. Прицелившись в сердце, я выстрелил. Как и кабан, лань падает замертво, сраженная пулей… Только охотник, только тот, кто сам охотился и поражал зверя, сможет понять чувства, овладевшие мною, ибо описать их посредством слов вряд ли возможно. Тем более чувства начинающего охотника, для которого это наиболее удачная и самая впечатляющая охота из всех прочих.

Животные, добытые мною на охоте, были молодыми, примерно от шести – семи месяцев и до года. Поэтому качество мяса было превосходным, и по достоинству оцененным близкими мне людьми, разделившими вместе со мной скромный праздничный ужин в день моего рождения 25 декабря. Не скрою, я рассчитывал на добычу для того, чтобы иметь возможность приготовить особое угощение, как я уже сказал, самым близким и родным мне людям, которые будут рядом со мной в этот день, и которых я по праву считаю своей семьей. Этих людей не много. Но они моя настоящая опора, настоящая семья. Нас объединяют не только общие цели и планы, родственные узы – нас объединяет общий дух, общее направление движения.

Для кого-то «конец света» прошел в страхе ожидания чего-то необъяснимо ужасного в окружении запасов свечей и спичек, для кого-то это неординарное событие стало еще одним поводом устроить себе праздник и отлично провести время с друзьями, для кого-то прошло вообще незамеченным… Я же устроил себе незабываемую, потрясающую охоту.

Охотник я начинающий. Но результаты моих «походов за зверем» вселяют в меня веру, что я смогу реализовать еще одну свою мечту – взять зайца. Еще в детстве я неоднократно ставил капканы на зайцев в надежде поймать этого зверя. Но каждый раз, обходя свой «охотничий арсенал», я находил лишь сработавшие и пустые капканы – заяц успевал отреагировать и отскочить. Один единственный раз возле одного из сработавших капканов я нашел клочья заячьей шерсти и капли крови. Но капкан был так же пуст: то ли лисица унесла добычу, то ли заяц смог как-то сам освободиться и уйти…

Почему именно зайца? Он очень шустрый, быстрый, с практически молниеносной реакцией. Себя я, кстати, так же считаю человеком с отличной реакцией. Но заяц, как мне кажется, все же шустрей! Во время охоты на лань я не раз встречал зайца. Но поскольку у меня было нарезное оружие (с моим гладкоствольным ружьем рядом со мной шел егерь), то переключать свое внимание на него не имело смысла. Поэтому целью моей следующей охоты будет непременно заяц.

Каждое животное учит свое мудрости выживания. Мудрость зайца в умении быстро реагировать на опасность и уходить, запутывая свой след. Я считаю наиболее приемлемым, самым честным, если так можно выразиться, вид охоты, когда зверь уходит, стараясь сбить со следа преследователя, – охотник же, учитывая все эти уловки, старается его найти. Только от умения охотника читать эти хитросплетения заячьих следов (если охота ведется так называемым «троплением» по свежему снегу), от его умения мгновенно реагировать на покинувшего свою лежку зверька, а так же от иных важных навыков зависит результат охоты.

Говоря о мудрости, получаемой человеком от животных, я хочу сказать, прежде всего, о своей благодарности за уже полученные от них навыки. Ибо та добыча, о которой я здесь вам рассказал, – это не просто мясо для ужина, не просто объект для удовлетворения своего охотничьего инстинкта, или отдыха в свободное время. Охота – это уроки, которые дает человеку сама природа. Уроки выживания в этом жестоком мире.

А что же дальше, возможно, спросите вы? А дальше я хочу устроить себе охоту на медведя, леопарда и льва, и я гарантирую вам, друзья мои, что очень скоро придет время, когда я смогу в деталях рассказать вам об этой охоте и показать собственноручно добытые трофеи.

Маг Ингвар (Бомбушкар И.С.)