i Вторая встреча Ингвара с Петром Ющенко: размышления о прошлом, настоящем и будущем…

Адрес для переписки:
01042, Украина, г. Киев, а/я 66.

Адрес электронной почты:
ingwar-wisdom@ukr.net

Контактный телефон:
(044) 285-96-17, (066) 243-52-61.

Внимание! C 01.06.2015 появилась возможность удаленной консультации и обучения в режиме скайп     
+38 (066) 243-52-61
Путеводитель по сайту Обучение магии и колдовству Гипноз Перейти на сайт Дар Силы Magician Ingwar Путеводитель по сайту





Система Orphus


Статья о магии » Вторая встреча Ингвара с Петром Ющенко: размышления о прошлом, настоящем и будущем…



Харьков. Аэропорт. 30 июля 2013 год. Время 07:00.

…Коротая время в ожидании своего рейса ("Харьков – Киев"), я занимался тем, что наблюдал за людьми в зале. А ведь это не просто увлекательное занятие. Из таких непринужденных наблюдений, как правило, извлекается огромнейшая польза – это один из методов изучения мира, разнообразия его составляющих и взаимосвязей между ними. Это прекрасный способ изучения особенностей человеческих взаимоотношений. Посещая любое новое для себя место или возвращаясь в давно знакомое и близкое – будь то в Украине или же иной стране, где за последнее время мне приходится бывать довольно часто, первое, что я стараюсь сделать – это уделить время прогулкам и наблюдению за тем, что происходит вокруг. И, прежде всего, за людьми…

Итак. Я ожидал, когда объявят мой рейс и привычно наблюдал за озабочено снующими, мирно дремлющими, беседующими, спорящими, радующимися встрече и горюющими из-за расставания людьми вокруг себя… И тут мой взгляд остановился на пожилом с виду мужчине, стоящем неподалеку от меня. Я узнал этого человека, так как однажды судьба свела наши пути. Я знал этого человека. И знал очень хорошо. С одной стороны, увидеть его здесь было для меня неожиданностью – мне не ведомы были причины, что привели его в Харьков. А с другой – наоборот, я совершенно не удивился этой встрече. Не удивился тому, что встретил его именно здесь – в аэропорту Харькова. И даже с удивлением поймал себя на мысли, что ждал этой встречи. Но зачем? Чтобы что-то ему сказать, о чем-либо поговорить с ним? Нет. Мне это не нужно. Уже не нужно… Когда-то давно, несколько лет назад, да – это действительно было для меня важным, и я действительно настаивал на том, чтобы меня выслушали. И не просто выслушали. Я хотел, чтобы к моим словам прислушались, потому как я знал, что от этого зависит не только здоровье и жизнь конкретного человека, информацию о котором я хотел сообщить. От этого зависел так же и ход событий в нашей стране, без преувеличения судьбоносных, ибо, если бы меня тогда услышали, я уверен, история нашего государства сегодня была бы несколько иной. Лучше или хуже – это уже не суть важно. Просто иной…

Так кто же этот человек, что привлек мое внимание, и извлек из глубин моей памяти уже, казалось бы, забытые, и, тем не менее, по-прежнему такие близкие мне события, чувства и переживания? Этим человеком был Петр Ющенко.

Кто такой Петр Андреевич Ющенко? Это родной брат нашего бывшего президента Виктора Андреевича Ющенко. Хотя нет…Вопрос должен звучать более четко. "Кто такой Петр Андреевич Ющенко именно для меня?" – только такая формулировка будет правильной. В первую очередь, это человек, который лично в сопровождении собственной охраны возил меня на своем джипе Mercedes-"кубик" в Киево-Печерскую Лавру к преподобному игумену, ясновидящему и целителю трижды-великому Захарию. Цель этой поездки с эскортом – вылечить меня от моих видений, от голоса, сообщающего о том, что родному брату Петра Андреевича – Виктору Андреевичу Ющенко угрожает опасность. Тогда я искал встречи с самим Виктором Ющенко. Настаивал на ней, пытаясь донести важность информации, которую намерен сообщить именно ему. Но мне была предложена совсем другая встреча – со святым отцом, который бы изгнал беса, вселившегося в меня (по мнению Петра Андреевича). Говоря прямо, мое поведение было расценено, как неадекватное, а меня самого приняли за сумасшедшего. Это было в далеком уже 2004 году, когда я только приехал в Киев, не имея абсолютно ничего кроме собственного имени. Это было в разгар предвыборной кампании накануне выборов президента и так называемой Оранжевой (Помаранчевой) революции. Я уже упоминал об этом в "Личном обращении мага Ингвара (Бомбушкара И.С.) к главе Министерства внутренних дел Украины Захарченко Виталию Юрьевичу". О какой опасности я намеревался предупредить именно Виктора Ющенко, но не его брата? Сложившаяся на тот момент общественно-политическая обстановка в стране и мои видения говорили мне о возможном и широкомасштабном пролитии крови. И я всерьез этого опасался. Я пытался также предотвратить и то, что назвали впоследствии "покушением" на Ющенко, который на тот момент вел свою предвыборную агитацию. Потому что я "видел" последствия этого покушения. Я очень четко это "видел". И эти видения были настолько живы и реалистичны, что я не мог игнорировать их. Более того, я знал, что должен донести эту информацию и до самого Ющенко, так как имелся вполне реальный шанс избежать этого. Однако повторяю, мне удалось добиться лишь личной аудиенции с его братом – Петром Андреевичем. И то благодаря исключительно моей настойчивости, так как помощник Петра Андреевича отказывался ответить на мой вопрос "Когда Петр Андреевич приедет, чтобы я мог поговорить с ним?", ссылаясь на то, что он не владеет этой информацией. Но получаса терпеливого ожидания в приемной мне хватило, чтобы все-таки дождаться приезда Петра Ющенко и добиться с ним аудиенции…

…Отвлекшись от своих воспоминаний, я вновь посмотрел на Петра Андреевича. Этот человек очень изменился: я видел не сильного и уверенного в себе человека средних лет, каким мне и запомнился Петр Ющенко – я видел пожилого мужчину или даже дедушку… Что в принципе и не удивительно: с момента нашей последней встречи, то есть с сентября 2004 года прошло уже почти девять лет. Петр Андреевич заметно постарел, осунулся, немного сутулится и выглядит уставшим... И я понял, что прошедшие девять лет были очень непростыми для этого человека. В его голубых глазах нет уже той силы и уверенности – нет того огня, что наблюдал я ранее. Блеск этих голубых глаз погас… Но я хорошо помню, каким этот человек был. Я очень хорошо это помню. Помню каждую деталь нашей встречи с Петром Андреевичем Ющенко…

…Эта встреча состоялась, потому что я искал возможность сообщить его брату Виктору Ющенко информацию, владея которой и правильно ею воспользовавшись, можно было бы избежать многих негативных последствий энергетического воздействия на него. Хотя предпосылками к этому знакомству изначально стали даже не предпринимаемые мною попытки встретиться с Виктором Ющенко. Вначале я пытался добиться того, чтобы меня приняли и выслушали у Юлии Тимошенко. Зачем? Напомню, что ситуация в стране была накалена настолько, что я явственно "видел" возможность кровопролития. Я видел вполне реальную возможность того, что назревающая революция может привести к серьезному противостоянию. И мне искренне хотелось предупредить об этом тех людей, в чьей власти было предотвратить это возможное пролитие крови. Но к Тимошенко я так же не попал, как впоследствии и к Виктору Ющенко. И так же по причине того, что я не понравился человеку, через которого проходили со своими вопросами все "желающие получить на них ответы", и который фильтровал поток посетителей, исходя из собственных соображений целесообразности и важности вопроса пришедшего на прием. У Тимошенко таким "стражем" был Александр Турчинов. И прежде, чем попасть на прием к Юлии Владимировне, нужно было вначале встретиться с ним. И вот как раз ему-то я и не понравился. Одной из причин того, что я не прошел его "фильтр" была моя визитка: на ней была изображена перевернутая пентаграмма, которая и повергла Турчинова в шок. Дело в том, что Александр Турчинов баптист. Я же этого не знал. Поэтому этот "страж покоя" Юлии Тимошенко и закрыл мне дорогу к ней. Но мои наблюдения последних лет за событиями в жизни нашего государства и событиями в жизни конкретных людей, в частности жизни Тимошенко, дают мне право утверждать, что если бы мне удалось тогда встретиться с Юлией Владимировной, я уверен, она не была бы сейчас там, где находится в данный момент. Ибо нынешний итог ее столь показательной судьбы – это результат множества промахов и недочетов не только Юлии Тимошенко, но и тех, кто был рядом с ней. Я в то время знал об этом, и тем более могу подтвердить это сейчас, опираясь на имеющиеся факты.

Но тогда я не сдался и продолжил свои попытки вмешаться и предотвратить надвигающуюся трагедию. Почему? Да просто потому, что картины этой возможной беды не давали мне покоя – я осознавал, что у меня нет иного выбора и что я должен донести эту информацию до того, кому она предназначалась, и кому она была жизненно важна и необходима. И кто был в состоянии что-либо изменить. И я отправился к Виктору Ющенко. А именно: я пошел в его штаб, что располагался на Ярославом Валу, курировал который Пукалка. Которому я и объяснил цель своего прихода: "Мне нужно поговорить с Виктором Андреевичем. Я знаю, что на него будет совершено энергетическое покушение. И уже через два-три месяца об этом будет известно, об этом узнает весь мир. Последствия этого воздействия будут очень болезненными и серьезными для Виктора Андреевича. Сейчас еще есть шанс если не избежать последствий, то хоть немного их гладить. Механизм уже запущен, и если не предпринять меры, то уже через месяц будет очень поздно…" Я сам очень болезненно воспринимал поступающую мне информацию, так как четко видел, что это будет. Я очень переживал о судьбе Виктора Ющенко, ибо человек этот вызывал у меня искреннее уважение. Поэтому искренне и свято хотел помешать воплощению грядущей беды, смягчив ее последствия. Внимательно выслушав мой рассказ, Пукалка, естественно, решил, что я идиот. Но учитывая то, что я представился (что, кстати, было зафиксировано в журнале регистрации посетителей), говорил спокойным тоном и аргументировано, мне удалось убедить его в необходимости моей встречи, но… не с Виктором Андреевичем, а с его братом Петром Андреевичем. Хотя тут же Пукалка стал утверждать, что и на эту встречу я не могу рассчитывать ввиду занятости Петра Ющенко. Но я знал, что должен идти вперед, а потому был настойчив, сказав, что приду завтра.

Я искал встречи с Виктором Ющенко, но мне дали понять, что с любыми вопросами я должен обращаться к его брату. Но мое желание предотвратить надвигающуюся беду было настолько сильным, что я согласен был даже на такой вариант. Лишь бы услышали и приняли меры.

Придя на следующий день, я услышал от Пукалки, что Петра Андреевича сегодня не будет. К тому же вопрос, с которым я пришел, ему совершенно не интересен, поскольку идиотов и шаромыг, подобных мне слишком много, чтобы он тратил свое время на выслушивание бредовых идей каждого. "Я все же подожду, так как мне кажется, что Петр Андреевич все-таки скоро будет" – ответил я. Пукалка был удивлен, услышав мои слова: "Хорошо, можете подождать, если Вам так хочется". Я был прав и примерно через полчаса я уже беседовал с Петром Ющенко.

Петр Андреевич нехотя меня выслушал. Отреагировал он также предсказуемо – гневом и обвинением меня в обмане и в том, что я очередной сумасшедший, который нуждается в лечении. Вот это самое лечение он мне и предложил: "Хотите я Вас вылечу?" На что я ответил: "Конечно хочу. Потому что эти видения не дают мне покоя. Я не хочу все это предсказывать, но я вынужден говорить о том, что вижу. И если Вы считаете, что можете излечить меня от этого наваждения, что у Вас имеются на то полномочия и права – я готов принять Вашу помощь. Пожалуйста, вылечите меня от этого". Петр Андреевич, будучи по натуре человеком решительным и резвым, тут же дал указание отвезти меня "на излечение" к игумену Захарию в Киево-Печерскую Лавру, наблюдая затем, не испугаюсь ли я и не откажусь ли от своих слов. Но я был тверд в своем решении и потому в сопровождении охраны был доставлен прямо к Захарию.

Войдя в одно из помещений Лавры, первое, что я увидел – это стоящий гроб. Я сразу же понял назначение этого "элемента интерьера": Захарий спит в этом гробу. Петр Андреевич лично представил меня старцу, пояснив причину нашего совместного к нему визита. Монах долго и внимательно смотрел на меня, после чего попросил: "Расскажи мне, мальчик, что тревожит твою душу?" А выслушав, предложил: "Тебе не стоит волноваться, мальчик. Как тебя зовут? Игорь? Так вот, Игоречек, ничего этого не будет. Картинки твои врут тебе. Забудь о них. Тебя ведет Дьявол, поэтому нужно, чтобы ты исповедовался и причастился. И только после того, как ты сделаешь это, мы сможем продолжить наш разговор". Я чувствовал на себе пристальные взгляды и старца, и Петра Ющенко – они внимательно наблюдали за моей реакцией. И после того, как я ответил: "Я готов исповедоваться и причаститься, лишь бы избавиться от этих мучительных видений" – Петр Андреевич спокойно удалился, оставив меня наедине с Захарием. Видимо, его успокоил тот факт, что я согласился освободиться от оков Дьявола и очистить свою душу от недуга, терзающего ее.

Пройдя таинство исповеди и причастия у игумена Захария, я вновь встретился с ним через пару дней, чтобы продолжить, как и было оговорено нашу беседу о моих видениях. "Ну, что, мальчик, ушли твои картинки?" – спросил меня старец.

"Нет, святой отец, не прошли. Наоборот, они стали еще ярче и четче. Я теперь более отчетливо "вижу" события, о которых мне "говорят" эти "картинки". К тому же мне "говорят", что срок исполнения этого пророчества сокращен – это наступит гораздо быстрее. Осталось очень мало времени…"

"Запомни, ничего не произойдет, мальчик. С Виктором Андреевичем все будет хорошо, он станет президентом. За него молятся, так как Виктор Андреевич очень хороший человек, много жертвует на храм. Это Божий человек и потому Бог ему помогает. Не тревожься по пустякам и иди себе с миром. А картинки свои забудь. Не принесут они тебе пользы. Иди, мальчик…"

Я просил зафиксировать мои слова на бумаге и Петра Андреевича Ющенко, невзирая на его пренебрежительный тон и гневный взгляд во время нашей с ним беседы, и старца Захария. Я настаивал на этом, потому как хотел, чтобы эти мои слова не были забыты. Я хотел, чтобы спустя время эти люди имели возможность проанализировать соответствие сказанного мною с реальными событиями в жизни человека, о котором я так волновался и пытался что-то изменить.

"…Не нужно ничего писать, мальчик. Ничего этого не будет и не нужно тебе думать ни о чем таком. Иди с миром…"

Но когда все же вскорости произошло то, о чем я предупреждал, пытаясь повлиять на ход этих событий, я вновь спустя несколько месяцев приехал в Киево-Печерскую Лавру, чтобы встретиться с игуменом Захарием. Тот, вспомнив меня, согласился выслушать. И выслушал, отводя при этом взгляд… "Иди с миром…" – только и ответил тогда мне этот святой отец. Я лишь на мгновение увидел глаза отца Захария и…поразился увиденному в них: я "увидел", что именно игумен Захарий был последним, кто видел живым Георгия Кирпу, который потом вдруг застрелился. Я задал и этот вопрос монаху.

"Иди с миром, мальчик. И больше никогда сюда не приходи…"

…Харьков. Аэропорт. 30 июля 2013 год. 

…Я наблюдал за Петром Андреевичем Ющенко. Я видел его глаза. Блеск этих голубых глаз погас… В них, увы, уже не было прежнего огня жизни. Я пытался поймать взгляд этого Божьего человека, который отвез меня к священнику для изгнания Дьявола, но Петр Андреевич постоянно уводил его, глядя куда-то в пол. И вдруг в какой-то миг я понял, что мне стоит отказаться от этой попытки увидеть его глаза, ибо то, что я могу в них прочитать – мне совершенно не нужно. Мне не нужно знать, что Петр Андреевич делает в Харькове. Поэтому я попросил Силы не показывать мне этого. И просьба моя была выполнена…

Этот человек не узнал меня. Я видел это по его глазам. И в этом так же нет ничего странного – ведь и я изменился: стал более зрелым, уверенным в себе. К тому же длинные волосы… Дорогая одежда, дорогие туфли… – всего этого не было в 2004 году у нищего сельского мальчика, который ни с чем приехал в Киев, и который пытался вмешаться в ход серьезных и судьбоносных событий своей страны и людей, причастных к этим событиям. Я, было, хотел все же подойти к Петру Андреевичу, поддавшись нахлынувшим эмоциям, и спросить: "Так сбылись ли мои слова, уважаемый Петр Андреевич?" Но сдержался, понимая, что это всего лишь импульс. Этот вопрос давно уже утратил свой смысл…

…В ход моих размышлений ворвался громкий женский голос из динамика, сообщающий о начале посадки. С Петром Андреевичем мы летели в Киев в одном самолете. И это была моя вторая встреча с этим человеком. Но второй была она по сути своей только для меня, став причиной череды воспоминаний из прошлого. И не только моего прошлого…

Маг Ингвар