Агридженто – Долина Храмов

Могущество и блеск этого города таковы, что жители его строят храмы, как будто им суждено жить вечно, а едят и пьют так, как будто им суждено умереть на следующий день.

Эмпедокл из Акрагаса

Остров Сицилия не так уж и велик. Географически. И, тем не менее, учитывая колоссальный многовековой «жизненный опыт» Тринакрии, а соответственно, и хранимые ею тайны, – то земля эта может составить конкуренцию любому иному государству. И в некоторых случаях это лидерство будет неоспоримым. Одним из ярчайших примеров тому служит Долина Храмов в провинции Агридженто, расположенной в юго-западной части острова Сицилия. «К чему ехать в Грецию, если у нас на острове древних греческих храмов не меньше чем в самой Греции. А некоторые из них так вообще есть только у нас!» – любят повторять сицилийцы, если речь заходит об античном наследии их родины. И оснований для таких утверждений более чем достаточно. Ибо Греция как государство, не смотря на то, что была метрополией, не имеет столь хорошо сохранившихся храмов, как одна из ее многочисленных колоний на сицилийском побережье, называемая ныне Долиной Храмов. Некоторые из этих величественных свидетелей прошлого, возраст которых 25 – 26 веков, «дожили» до наших дней, можно сказать, в идеальном виде, в чем и состоит преимущество Агридженто перед древней Элладой в целом.

Долина Храмов – это древний город Акрагас (Акрагант), построенный на побережье острова греками, пришедшими из Гелы (Джелы) в период греческой колонизации Сицилии, и ставший впоследствии самостоятельным полисом. Датируется это событие 582 – 580 годом до н. э.. Это один из старейших и известнейших городов на Сицилии, расположенный в провинции Агридженто. Да и сам город в настоящее время является ее тезкой. Итальянское название Агридженто (Agrigento) было ему присвоено в 1927 году во времена проводимой Бенито Муссолини (диктатор, возглавлявший Италию в качестве премьер-министра с 1922 по 1943 года, официальным титул которого, кстати, с 1936 года был «Его Превосходительство Бенито Муссолини, глава правительства, Дуче фашизма и основатель империи») «кампании по итальянизации» острова: названия, оставшиеся от «всех народов мира» заменялись на итальянские. Город Агридженто, равно как и многие другие населенные пункты Сицилии, за свой почтенный век (чуть более 2500 лет) сменил много имен. Акрагас (Акрагант) – так назвали его греки-основатели. Далее, в виду смены хозяев город пережил еще несколько трансформаций своего имени. Римлянам больше нравилось называть его Акригент: когда Сицилия вошла в состав Римской Империи, то и название города было без промедления «латинизировано» – Agrigentum. Во времена арабского владычества город стал назваться Керкент, ну, а пришедшие следом за ними норманны решили, что Джирдженти звучит куда лучше. Вот, собственно, так город и назывался до 30-х годов XX века и Муссолини.

Но вернемся к моменту рождения. Итак, город Акрагас был построен на юго-восточном побережье Сицилии греками, пришедшими из Гелы. И здесь хотел бы обратить внимание на то, что город-государство Гела сам являлся греческой колонией, но основанной столетием раньше – в 690 – 689 г. до н. э. колонистами с Родоса и Крита. Дело в том, что в VIII – VI веках до н.э. не только полисы-метрополии захватывали территории с целью создания своих колоний, но и сами колонии, окрепнув и начав расширяться, стремились создавать уже свои «дочерние» образования на заинтересовавших их территориях, принадлежащих как сикулам и сиканам (считавшимся местным населением), так и сородичам-колонизаторам (войны между городами-колониями и переход этих городов «из рук в руки» – было явлением обычным для того времени). То есть в колонизации активно участвовали и те города, что сами являлись колониями, выведенными непосредственно в период Великой греческой колонизации с территории метрополии. Так, помимо Акрагаса, о котором, собственно, здесь и пойдет речь, появилось много других, аналогичных ему, «дочерних» колоний. Например, колония-предшественник и Гелы, и Акрагаса как греческих колониальных поселений на острове Сицилия – самый крупный дорийский полис на территории Сицилии город-государство Сиракузы, снование которого приходится на 735 до н.э. (но некоторые греческие источники указывают и следующие даты: 733, 734, 757 год до н.э.). Являясь колонией Коринфа – колонией «первого порядка», Сиракузы в свою очередь так же вывели несколько собственных колоний: Гелор и Камарина (на южном побережье), Акры и Касмены (в глубине суши). Эти города нужны были грекам в качестве форпостов в борьбе с сикулами.

Небольшой экскурс в историю даст возможность понять, что не только принадлежность к родственным (греческим) метрополиям и к расположению на одном острове связывает все вышеназванные колонии. Здесь переплетение непростых взаимоотношений на протяжении сотен лет. Но главное, здесь ответ на вопрос:

– Почему в Акрагасе такое скопление храмов-гигантов? В чем исключительность этого места?

Несмотря на то, что переселенцы с Коринфа, основав Сиракузы, осели на побережье Сицилии гораздо раньше выходцев с Родоса и Крита, отбивших у сикулов приличный кусок территории под свое детище по имени Гела (поселения Макторий – современный Монте-Буббона и Омфаку – современный Бутера), Сиракузы не имели такого бурного роста и расширения за сравнительно небольшой отрезок времени, как этого удалось добиться городу-колонии Геле, которая, стремительно расширяя свои территории, составила ему серьезную конкуренцию. Хотя сила и влияние Сиракуз оставались высокими даже после того, как в его собственной колонии Камарине вспыхнуло восстание, что привело к установлению в ней независимости (причиной стал союз камаритян с сикулами). Но уже в начале V века Сиракузам пришлось уступить первенство Геле. Пусть лишь на некоторое время, но факт остается фактом. В чем причина успеха последней? В управлении колонией. Вернее, в тех, кто брался за это управление. Преимущественно это были тираны, то бишь те, кто власть брал силой. И на примере истории Греции можно убедиться, что далеко не всегда такой захват имел негативные последствия для захватываемой территории. Потому что в большинстве своем тираны были людьми неординарными, которые, обладая знанием и умением его применять, стремились к тому, чтобы их владения были мощными и процветающими во всех сферах жизни.

Первоначально с момента обоснования на новом месте управлением Гелы занималась аристократия, но, начиная с 505 года до н.э. власть уже принадлежала тиранам. Сильной державой колония стала при втором тиране Гиппократе, подчинив своему влиянию почти всю восточную половину Сицилии: был установлен контроль над халкидскими колониями Наксосом, Занклой и Леонтинами. Гиппократом была предпринята попытка нападения на Сиракузы (битва у реки Гелор, примерно 492 год до н.э.), которая завершилась поражением войска Сиракуз. Но вместо захвата города (вмешались Коринф и Керкира), было заключено мирное соглашение между двумя городами-государствами о совместном контроле над сикулами. Следующим, завоевавшим власть тираном Гелы, стал предводитель конницы Гелон, который при помощи изгнанных из города прежним диктатором аристократов захватил Сиракузы. Управление Гелой он поручил брату своему Гиерону. Сам же, став тираном Сиракуз, принялся усиленно развивать этот город, видя в нем более удобный центр для большого государства. Усилия эти увенчались успехом – отныне эта колония вновь была в числе лидеров.

Параллельно жила своей жизнью и «дочь» Гелы – колония на юго-востоке Сицилии, называемая Акрагас. Вначале этот город был подчинен своей «родительнице», но первый же появившийся тиран нарушил изначально установленный государственный уклад, сделав ставку на независимое развитие колонии с расширением ее границ. Этим тираном был Фаларис (около 570 – 554 гг. до н. э.). Справедливости ради стоит сказать, что имеются упоминания о проявлении этим человеком изощренной жестокости: поедал мясо младенцев, издевался над приговоренными к смерти, сжигая их в медном быке (своего рода котел в форме быка, внутрь которого помещали человека, а снаружи, снизу разжигали костер) и даже приказывал сбрасывать людей в жерло вулкана Этна… Но не станем углубляться, копаясь в истории в поисках доказательств, ибо в данном случае сие не представляет для нас особой ценности. Продолжил дело Фалариса и весьма достойно второй завоеватель – Ферон. За годы его правления (488 – 473 гг. до н.э.) Акрагас, существенно расширив территориальное влияние, достиг в своем развитии небывалого расцвета. Это в полной мере относится как к экономической и культурной стороне жизни города, так и к политической и военной. Мощь Акрагаса достигла своего апогея после победы в битве при Гимере с карфагенянами, намеревавшимися захватить Сицилию и юг Италии (480 год до н.э.).

В процессе повествования «на арену выйдут» и другие люди, кто, так или иначе, оставил свой след в истории Акрагаса, выводя его к «высотам Олимпа» или же наоборот, толкая в бездну. Но об одном из них стоит сказать сейчас. Агафокл – талантливый полководец, в прошлом ремесленник, сын гончара, имя которого также вписано в историю города (об этом тиране говорил я и в предыдущей своей статье «Мудрость Сиракуз. Шар, вписанный в цилиндр«). Захватив власть в Сиракузах (около 315 г. до н. э.), он при помощи наемного войска предпринял удачные походы на богатейшие греческие колонии Сицилии: Гелу, Мессану (первоначально колония Занкл, переименованная примерно в 493 году до н.э. в Мессану) и Акрагант, а так же и те города на острове, что принадлежали Карфагену. Угроза войны с Карфагеном сменилась признанием преимущества Сиракуз и его верховенства над Сицилией (в 310 г. до н. э.). И уже с 302 года до н. э. по 289-й Агафокл, продолжив экспансию, захватил города Южной Италии, а так же Липарские острова. Приняв титул «царь Сицилии», он объединил все им завоеванное в единую державу – Сицилийскую державу Агафокла.

Итак, почему в Акрагасе такое скопление храмов-гигантов? В первую очередь потому, что в этом были заинтересованы те, кто управлял городом. Интенсивное строительство началось при правлении второго тирана Ферона (период в жизни города, который вполне может быть назван «золотым»). Этот человек серьезно и основательно занимался проектами по укреплению и реорганизации города. Среди проектов-гигантов – крепостной стены по всему периметру города (были предусмотрены несколько выходов, оборудованных воротами и укрепленных башнями в наиболее уязвимых местах), канализационной системы и прокладки новых улиц, безусловно, были и храмы. За несколько лет было возведено девять грандиозных построек, составивших Долину Храмов. И заметьте, колоссальных размеров храм Юпитера Олимпийского считался третьим по величине в античном мире. Древнегреческий поэт Пиндар писал об Акрагасе как о «прекраснейшем среди городов смертных».

Но поскольку любой взлет, как правило, сменяется падением, не минула чаша сия и Акрагас. Постоянные военные столкновения между греческими полисами, расположенными в разных частях острова, сильно ослабляли участников этих «разборок». Чем не преминул воспользоваться бдительный Карфаген. Весной 409 года до н. э. карфагеняне взяли Селинунт и Гимеру, уничтожив или продав в рабство жителей этих городов. А в 406 году до н.э. после длительной осады был захвачен и сожжен карфагенянами, которыми командовал Ганнибал Магон, и Акрагас. В защите города были задействованы спартанские наемники вместо собственной армии – это и сыграло решающую роль в его поражении. Даже помощь Сиракуз не принесла никакой пользы, потому как в среде наемного войска, не выдержавшего восьмимесячной осады, начались распри, и спартанцы просто ушли, отрыв тем самым дорогу армии Карфагена. Это был крах. Акрагас был разрушен. Сильная колония потеряла не только часть своих территорий, но так же и влияние, и авторитет.

С этого момента начался период взлетов и падений великого Акрагаса – Акригента – Керкента – Джирдженти – Агридженто…

И первому его взлету способствовал выходец из Коринфа Тимолеонт – полководец и государственный деятель. Он не был тираном. Более того, этот человек являлся непримиримым противником такой формы власти. Именно эта принципиальная непримиримость не дала ему вмешаться и предотвратить убийство собственного брата, стремившегося к завоеванию власти. За что Тимолеонт наказал себя двадцатью годами уединения.

Что привело этого коринфянина на земли Акрагаса? В 347 году до н.э. Тимолеонт в качестве полководца был послан в Сицилию с небольшим войском. Цель экспедиции: разобраться с ситуацией, что сложилась в городе после смерти Дионисия Старшего. Но правильней будет сказать не в городе Сиракузы, а в Сицилийской державе Дионисия – объединение городов, расположенных не только на острове Сицилия. Большинство греческих городов Великой Греции, обширные земли, принадлежавшие сикулам и сиканам, юго-западная часть Италии, включая и территории Скиллетийского перешейка… и дальше на север, до реки Кратис… Суть проблемы, которую должен был решить Тимолеонт, состояла в том, чтобы прекратить разыгравшуюся среди наследников Дионисия борьбу за созданное им государство.  Так как подобные междоусобицы были только на руку тому же Карфагену. Что он и сделал: воспользовавшись помощью самих же жителей Сиракуз, взял сначала город, а после и крепость. В отличие от прежней тирании, Тимолеонтом была установлена демократическая форма управления, которая распространилась и на другие греческие города. В результате был создан единый добровольный союз городов с республиканским устройством во главе с Сиракузами. Предпосылкой этому послужила битва при Кримиссе, в которой карфагеняне одержали сокрушительное поражение, что вынудило Карфаген надолго прекратить свою экспансию на Сицилии. Тимолеонт же на два десятилетия принес острову долгожданный мир. И в частности некогда разрушенному Акрагасу дал возможность, пусть и частично, возродить свое величие (о чем свидетельствуют остатки так называемого эллино-римского квартала). Ибо тот же Дионисий Старший, например, создавая свою супер-державу, упор в правлении делал больше на расширение территорий, нежели на их упрочение и развитие.

Во времена Второй Пунической войны (218 – 201 гг. до н. э.) Рим и Карфаген боролись за доминирование в регионе Западного Средиземноморья. Естественно, коснулось это и Акрагаса. Город, попеременно связывая свою судьбу то с одной коалицией, то с другой, много раз подвергался разрушению и сожжению: в ходе первого этапа войны Акрагас захватил Карфаген, но уже в 210 году до н.э. он был присоединен к территории Рима на правах союзника с сохранением своей конституции и внутреннего административного устройства. Продлился этот римский «патронат» шесть столетий. Как отразилось это на Акрагасе и его дальнейшем развитии? При римском господстве для города наступает длительный период экономического рассвета, что выражается в его статусе – Акрагас остается лидирующим торговым и сельскохозяйственным центром. Но при этом же римском господстве начинается и новый виток в истории этого города, ознаменовавшийся обратным процессом – необратимым упадком. Некогда один из наиболее важных торговых центров Сицилии оказался искусственно отрезанным от важных торговых путей. Последствия не заставили себя долго ждать. Акрагас, лишившись возможности вернуть себе былой статус политического и экономического центра и не имея альтернативных путей поддержания прежнего уровня жизни, стал превращаться в забытую и неперспективную провинцию. Одной из важнейших причин этому стали события, происходившие в самой Римской империи: в конце IV—V веках произошел очередной и окончательный раздел империи на две части – Западную и Восточную (Византийскую) Римские империи. К тому же в обычный ход жизни Западной Римской империи (сюда же относилась и территория Сицилии) все чаще и настойчивей вмешиваются соседние племена варваров.

Впервые римляне поняли опасность этих «добрых соседей» еще во II веке до н.э., когда столкнулись с угрозой со стороны тевтонов и кимвров: эти воины не только вторгались на территории империи, но и тут же «оседали» на них, так как сразу шли, что называется, «всем табором на ПМЖ» – с женами, детьми, родственниками и пожитками. Тогда Рим устоял за счет таланта полководцев и преобразованной армии. Но непрекращающиеся внутренние распри и раздел территории между претендентами подтолкнули одних к активным действиям, других к трагическому финалу. Потому что в противовес Римской империи варварские племена объединялись в мощные союзы, реальную опасность которых Риму приходилось признавать. И заключать с ними мирные соглашения, на основании которых варварам предоставлялся «пакет» всевозможных благ с «предоставлением жилья и трудоустройством»: земли для поселения, «работа» в римских легионах… Что привело даже к тому, что в числе римских полководцев все чаще стали появляться люди, имеющие варварское происхождение. Но со второй половины III века для процесса перемещения германских племен договора и мирные соглашения не являлись уже сдерживающим фактором. Наступило, так называемое, «великое переселение народов», изменившее не только карту Римской империи, но и карту мира в целом.

Пришло это «великое переселение» со стороны Китая, с территории загадочной пустыни Гоби в лице гуннов – не менее загадочного и непредсказуемого народа, перед выносливостью и напористостью которого пасовали даже самые отчаянные из местных. Гунны, словно смерч, проносились по территории Азии и Европы, покоряя живущие там народы и наращивая свое могущество. Поэтому страх перед их нашествием вынуждал племена бросать свои земли, спасаясь бегством, либо же подчиниться им, дабы совместными усилиями продолжать «утверждение права на собственность». Для Рима первым сигналом о «начале конца» стало предоставление вестготам (визиготам, тервингам), спасавшимся от гуннов, в 375 году убежища на территории империи. Что впоследствии привело к внутреннему противостоянию Римской армии и вестготов (не были выполнены условия договора со стороны Рима), вылившемуся в продвижение этих «квартирантов» вглубь Балканского полуострова, в ожесточенные и победоносные для вестготов сражения. И в конечном итоге приведшему к распаду империи на две части – Западную и Восточную империи (395 год). Но просуществовав еще некоторое время на договорах и откупах вестготам, Западная Римская империя, утратив возможность противостоять агрессии варваров, была ими завоевана, разграблена и разрушена: в 410 году вестготы во главе с Аларихом при поддержке и помощи рабов вошли в Рим. Но истинный трагизм ситуации выражался в том, что параллельно с атаками вестготов на Рим другие провинции некогда могущественной империи подверглись атакам иных варваров – аланов, вандалов и свев. В итоге был захвачен юг Испании и Африканские провинции (к 429 году). Поставили точку опять-таки гунны, которые под предводительством Аттилы (много лет был заложником у римлян, а потому знал тонкости римской жизни изнутри) – «Бичом Божьим» (как его называли христиане) предприняв два похода на Восточную Римскую империю, заключив в результате позорный для Византии мир в 447 году. В соответствии с договором Константинополь вынужден был в течение семи лет платить выкуп Атилле в обмен на свое спокойствие. Но все эти выплаты по большому счету ситуацию не изменили – поражение так и осталось поражением. Атилла же в свою очередь смог объединить под свое начало многие варварские племена и занимаемые им территории.

Кочующие гунны представляли угрозу не только для римлян, но и для готов (и остготов, и вестготов), так как захватам с их стороны подвергались не только территории империи, но других варварских племен. Поэтому в связи с необходимостью обороны они создали союз племен от Дона до Дуная и Балтийского моря. Что позволило этим «варварам» противостоять такому сильному противнику, как гунны.

Исходя из вышеописанных событий, можно сделать вывод, что и для города Акрагаса «смена власти» на острове стала настоящей трагедией, ибо после того, как Сицилией заинтересовались «разношерстные» варвары, Акрагас более чем на столетие погрузился в хаос, устраиваемый ордами германских племен. Поскольку, как правило, результатом набегов северных племен становились руины и выжженная земля – уничтожались целые города. Более того, напомню, что претендентов на земли было много (подробнейшим образом эта информация изложена в первой статье «Это Сицилия, детка. Настоящая Сицилия«). И одними из таковых были остготы…

Прежде чем продолжить, внесу уточнение. И от остготов, и от вестготов корни ведут к одним и тем же племенам восточных германцев, которых называли готами или готонами. Захватив территории Северного и Западного Причерноморья, ассимилировали с местными племенами, поддавшись влиянию более высокой культуры скифо-сарматских племен и причерноморских городов. Это существенно ускорило развитие готских племен. Разделение на остготов и вестготов произошло после принятия готами христианства. Идем далее.

Одними из претендентов на земли Римской империи были остготы, захватившие в свою очередь в 489 году территории Италии, Сицилии, Далмации, Прованса и Предальпийского региона, создав Королевство остготов (Ostrogutans þiudangardi). Просуществовало это государство до 553 года. Что произошло потом? Еще до распада Королевства остготов, в 535 году, император Юстиниан I вернул Сицилию в состав Византийской империи в качестве одной из ее провинций, что проявилось в возрождении городов-колоний. И Акрагаса в частности. Хотя по большому счету, единственно заметное и так же по-своему важное, что принесла городу византийская колонизация – это устойчивое спокойствие. Но прогрессирующего упадка предотвратить колонисты не смогли.

Спустя время Юстиниан I вернул и остальные земли. Для этого имелись все предпосылки: законы (для римского населения) и административная система сохранилась практически без изменений; государственные должности занимали исключительно римляне; существовал Римский Сенат, пусть и в «режиме ограниченной функциональности» (консультативный орган). К тому же готы старались держаться обособленно, облюбовав северные области Италии, и придерживались своих собственных законов, работавших параллельно с законами для римлян и других народов, что жили на захваченных ими территориях. Помимо Сицилии Юстиниану I удалось завладеть большой частью земель Западной Римской империи, распавшейся после Великого переселения народов, в том числе Апеннинским полуостровом, юго-восточной частью Пиренейского полуострова и частью Северной Африки. Он всячески старался реанимировать былое величие и мощь Великой империи, но сделать это удалось лишь частично, так как власть Византии постепенно ослабевала…

…Привело это к тому, что в 652 году Сицилию вторглись арабы под предводительством халифа Усмана ибн Аффана. Это была их первая, не совсем удачная, а от того и недолговременная попытка установить свое господство на этих землях. Но уже к концу VII века арабы завоевали всю Северную Африку, в частности, Карфаген, что позволило им контролировать морские пути и, соответственно, угрожать Сицилии новым вторжением.

Попытка «номер два». В 827 году захват поселения Мадзара-дель-Валло; с зимы 827, до лета 828 года яростная, но неудачная осада Сиракуз…

…Тогда же в 827 году захват Акрагаса… И небольшое уточнение: армию под командованием Асада ибн аль-Фурата, высадившуюся на Сардинии и захватившую Акрагас назвать «арабами» сложно, так как состояла она так же из берберов, испанцев и персов.

…в 831 году годичная осада Палермо, победа и превращение его в столицу Аль-Медины… – и еще более ста лет для того, чтобы завоевать весь остров, превратив его в Сицилийский эмират, жизнь которого измеряется следующими датами – с 965 по 1072 года.

Для Акрагаса, который теперь был Керкент или Джирджент, наступает новый период возрождения: особо интенсивно развивается торговля, растет численность населения и ведется усиленно градостроение – все от улиц до храмов перестраивается под вкусы новых владельцев, то есть город приобретает арабские черты в своем облике. Исторический центр Акрагаса-Керкента все больше становится похожим на исламский город: появляются узкие глухие переулки, извилистые улицы взамен строгой поквартальной планировке греков, внутренние дворы, арочные перекрытия и переходы, соединяющие жилища…

Но, как вы уже знаете, распри внутри правящих династий Сицилийского эмирата стали причиной его дробления и распада. Образовавшиеся в итоге мелкие и слабые владения стали привлекательной и желанной целью для норманнов, для которых арабы были словно «кость в горле» из-за присутствия постоянной угрозы нападения. Но откуда взялись в Средиземноморье выходцы из Скандинавии? Собираясь в банды, самые отчаянные и удачливые, пускались в дальний путь в поисках лучшей доли: служили в армии на юге Италии, постепенно добиваясь независимости и возможности управлять. Города Аверса и Капуя стали первыми, в которых управляли уроженцы северных земель. А далее – Апулия, Калабрия, Абруцци, Неаполитанское королевство, Фессалоники в Греции и, конечно, Сицилия. Желание норманнов избавиться от угрозы Сицилийского эмирата приводит к тому, что начинается новый виток в истории Акрагаса, ибо власть вновь меняется – на смену эмирату приходит Сицилийское Королевство. Которое уже в свою очередь расширяет границы за счет территорий северного побережья Африки…

Что видим? 1060 год – норманны, благословленные Папой на «святое и во славу», начинают завоевание Сицилии, то бишь эмирата. 1087 год. Акрагас уже во власти норманнов. И с этого момента начинается его тихая, спокойная и неприметная жизнь. Это жизнь уездного городка, наполненная обыденностью и размеренностью. А, возможно, что и святостью, ибо избран этот город в качестве резиденции епископа. В конце XIII века город переходит во власть знаменитого и самого влиятельного сицилийского семейства Кьяромонте, что так же идет во благо городу…

И вплоть до наших дней Акрагас, а точнее Джирдженти (ведь, напомню, что после арабов это название города просуществовало вплоть до 1927 года) более не переживал сложных и тяжелых периодов упадка и забвения. При арагонцах и испанцах город процветает, имея статус престижного поселения с особыми привилегиями… В 1860 году, в бурную эпоху народных бунтов против произвола Бурбонов Джирдженти оказывается в гуще событий. Гарибальди провозглашает его столицей Сицилии. Пусть и на один день… События не менее бурного ХХ века, безусловно, отражаются на облике древнего Агридженто. Но город продолжает жить своей особой жизнью, в которой переплелись века, события, судьбы… и тайны. А потому Агридженто по-прежнему привлекает своим величием и красотой. И в первую очередь величием и красотой своего исторического наследия, получившего название Долина Храмов.

Долина Храмов – это сердце Анридженто. Ибо здесь зародилась жизнь этого города и отсюда начат отсчет времени его долгой жизни.