Страна Богов. Окончание

Родословная Геракла

Наверняка, многие слышали о таких созвездиях как Цефей, Кассиопея (пять наиболее ярких звезд созвездия образуют фигуру в виде буквы дубль-вэ), Андромеда (созвездие известно своей туманностью – спиралевидной галактикой М31) и Персей, а некоторые даже умеют находить их на небе. Однако, не все знают, какой мифологический сюжет скрывается за этими созвездиями, ставшими небесными отражениями славных предков Геракла.

Как уже отмечалось, греки были склонны персонифицировать практически все, что их окружало: качества людей, природные силы, и даже целые страны. Страны и народы у греков, как правило, происходили от какого-то конкретного человека – исторической личности либо мифического персонажа, и таких основателей принято именовать эпонимами. С некоторыми эпонимами мы уже знакомы – например, с богиней Ливией, — персонификацией североафриканской страны. Так, выше упоминался союз Ливии и Посейдона, от которого произошел Агенор – отец Кадма и Европы. У Агенора был и родной брат – Бел, ставший царем Египта. Бел почитался не только греками, но и многими другими народами. У ассиро-вавилонян его именовали Баал (не путать с Белиалом), и поклонялись ему как верховному божеству, олицетворению грома, воды и плодородия. Баалу также поклонялись и многие семитские народы: сирийцы, финикийцы, ханаанеяне и т. д. Согласно легенде, Бел женился на нимфе Анхиное – дочери речного бога Нила, и от их брака произошел правитель Эфиопии Цефей. Правда, под Эфиопией в данном случае подразумевается не страна к юго-востоку от Египта, а город Яффа – один из древнейших городов Израиля. Женой Цефея стала Кассиопея, дочь Араба. Араб – это эпоним Аравии, и считался сыном Гермеса, а также изобретателем медицины. Кассиопея родила Цефею дочь Андромеду. Однажды мать так увлеклась в своих похвалах красоты Андромеды перед нереидами, что не на шутку задела их гордость. Оскорбленные богини обратились за помощью к Посейдону, дабы тот покарал надменную мать с ее дочерью, и в ответ на просьбу Посейдон создал морское чудовище, терроризировавшее всех жителей Эфиопии. Оракул сказал, что спасти народ можно только отдав Андромеду в жертву чудовищу, и люди заставили Цефея пойти на этот шаг. Цефей приказал приковать Андромеду к скале, и оставить ее на произвол судьбы. Так бы и погибла прекрасная Андромеда в лапах порождения моря, если бы не возвращавшийся из дальнего похода Персей.

Персей был полубогом, и рожден от союза Зевса и Данаи, дочери аргосского царя Акрисия. Персею царь поручил опасное предприятие: поход за головой горгоны Медузы, кровь которой давала бессмертие. Горгоны – это три сестры, дочери порождений Геи и Понта: божества неспокойного моря Форкия (противоположность Нерея) и его сестры, богини Кето, имя которой на древнегреческом звучит как «китос» – от него произошло русское слово «кит». Наиболее известной из трех сестер стала горгона Медуза, имевшая вместо волос шипящих змей, и обращавшая взглядом любой предмет в камень. Согласно легенде, детьми Кето и Форкия также являются Ехидна – исполинская полуженщина-полузмея, стоглавый дракон Ладонсирены – полуженщины-полурыбы, завлекавшие и усыплявшие моряков своим чарующим пением, а затем пожиравшие их плоть, и Геспериды – шесть сестер, охранявших яблоню с золотыми плодами на краю света. Плодами этого дерева были три яблока, подаренные богиней Геей Зевсу и Гере по случаю их брака.

Одержать успех в своей нелегкой задаче Персею во многом удалось благодаря ценным подаркам богов: от Гермеса ему достались крылатые сандалии, а от Аида – шапка-невидимка. Персей подлетел сзади к горгоне, и ударом меча отсек ей голову. Выполнив волю царя, Персей возвращался в родную Арголиду через Эфиопию, где и увидел прикованную к скале Андромеду. Пораженный ее красотой, Персей пообещал помочь, но при условии, что та согласиться выйти за него замуж. Получив согласие, Персей достал из дорожной сумки голову Медузы, от взгляда которой порожденное Посейдоном чудовище тут же обратилось в камень. В дальнейшем, все участники данной истории были помещены Афиной на небо, однако Кассиопея, в наказание за оскорбление нереид, была помещена вверх ногами.

От Персея и Андромеды произошли два царя: тиринфский правитель Алкей и микенский правитель Электрион. Детьми Алкея и его супруги Астидамии являются дочь Анаксо и сын Амфитрион. Электрион взял в жены дочь своего брата Анаксо, и от их брака родилась Алкмена, будущая жена Амфитриона. Алкмена отличалась большой красотой, и привлекла собою внимание Зевса. Верховный бог решил пойти на хитрость, и в одну из ночей принял облик Амфитриона, мужа Алкмены. — Так появился на свет Геракл, прославившийся своими двенадцатью подвигами.

Двенадцать подвигов Геракла

Первым подвигом греческого богатыря стало удушение Немейского льва – огромного льва с неимоверно толстой шкурой, которую не брало ни одно оружие. Согласно мифу, лев этот является порождением Ехидны и Тифона(олицетворения огненных сил природы, т. е. магмы и вулканов; считается сыном Геи), а вскормлен был лунной богиней Селеной. Считается, что лев буквально упал на землю с Луны. Зверь обитал в горах близ города Немеи, что в Арголиде, и опустошал все окрестности, доставляя людям немало горя. В честь этого подвига Зевс создал на небе созвездие Льва.

Второй подвиг был совершен также в Арголиде, и заключается в победе над очередным детищем Ехидны и Тифона – Лернейской гидрой. Данное чудовище выглядело как змея с девятью головами, и обитало на дне озера Лерна, где сторожила вход в царство Аида. Из воды она выходила только для нападения на людей и скот прилежащих селений. Особенностью гидры было то, что при отсечении одной головы, на ее месте вырастало три новых, и таким образом ее было практически невозможно победить. Однако, была у гидры и одна бессмертная голова, отрубив которую, Геракл уничтожил это исчадие ада. В мифе говорится, что в момент битвы все животные были на стороне Геракла, и помогали ему, и только один рак пытался ущипнуть Геракла за ногу, но был раздавлен. В итоге, этот рак был помещен Герой на небо, поскольку Гера также была настроена против Геракла. Также считается, что и сама Лернейская гидра была вскормлена Герой. Причина же такой неприязни к герою проста, и заключается в том, что Геракл был рожден соперницей Геры Алкменой.

Очередным врагом Геракла стали Стимфалийские птицы – ужасные птицы, имевшие медные клювы и перья, жившие на горе возле города Стимфала, что в Аркадии. Хищники были вскормлены Аресом, и постоянно причиняли вред людям, пожирая весь урожай, скот и даже самих людей. Самым грозным оружием птиц были перья, которые они сыпали на землю как стрелы. В борьбе с хищниками Гераклу помогла богиня Афина, посоветовавшая бить в тимпаны (аналог литавр) у подножия горы, где обитали вражеские твари. Удары тимпанов вспугнули птиц, заставив их взлететь, и в этот момент Гераклу удалось перебить большинство из них стрелами. Те же, кто уцелел, улетели из Греции к берегам Черного моря.

Последующие три подвига были чуть менее эпичными. Так, четвертый подвиг связан с укрощением Керинейской лани – чудесного животного Артемиды с золотыми рогами и медными ногами, не знавшего усталости. Лань носилась по просторам Аркадии, уничтожая все посевы, и тогда царь Микен Еврисфей приказал Гераклу поймать ее и привести к нему. Гераклу пришлось гнаться за неукротимым животным далеко на север – в страну Гипербореев, где лань повернула обратно в Грецию, и была настигнута только после того, как Геракл подстрелил ей из лука одну ногу. Пятым противником оказался также представитель животного мира, досаждавший жителям центра Пелопоннеса – Эриманфский вепрь, которого Гераклу удалось связать и принести к царю Еврисфею. Клыки этого вепря еще долго хранились в храме Аполлона города Ким. С этим подвигом также связана смерть лучшего друга Геракла – кентавра Хирона. По пути к горе Лампее, у подножия которой обитал дикий зверь, Геракл решил навестить своего давнего товарища Хирона, и тот по случаю прихода гостя открыл кувшин с вином, принадлежавшим всем кентаврам. Кентавры услышали запах вина, и явились в разъяренном виде в пещеру, где пиршествовал Геракл. Обороняясь, Геракл пустил в одного из кентавров стрелу, смоченную в крови горгоны Медузы, но промазал, и попал в Хирона. Хирон обладал бессмертием, поэтому стрела не убила его, но доставляла адские муки, и тогда кентавр решил отдать свое бессмертие Асклепию – искусному врачевателю, сыну Аполлона и нимфы Корониды, бывшему изначально смертным. Надо сказать, что в лечебном искусстве Асклепий достиг такого совершенства, что со временем начал даже воскрешать умерших, отбирая тем самым подданных у Аида, и это привело к возникновению между ними непонимания. Воскрешал же Асклепий с помощью крови из правой половины тела горгоны Медузы. По другим сведениям, когда в один из дней Асклепий шел со своим посохом в руках, то посох обвила змея. Врачеватель убил эту змею, но вскоре приползла другая, державшая во рту какую-то траву, с помощью которой воскресила убитую сестру. Асклепий нашел место произрастания этой чудесной травы, и с тех пор начал воскрешать умерших, а обвитый змеей посох стал символом медицины. Школа Асклепия даровала миру много талантливых лекарей (асклепиадов), но самым способным из них оказался Гиппократ (V-IV вв. до н. э.), бывший прямым потомком своего учителя.

Шестой подвиг связан с очисткой за один день конюшен эллидского царя Авгия, имевших огромную площадь и не чистившихся много лет. Убраться в этих конюшнях Гераклу удалось только разрушив одну из стен ограждения, и направив внутрь потоки двух рек – Алфея и Пенея. По договору, в награду за это царь Авгий должен был отдать десятую часть своих стад, но не выполнил собственного обещания. Геракл решил сразиться с Авгием, дабы отобрать принадлежавшую ему по праву долю, однако потерпел поражение, ибо на стороне царя сражались порождения Посейдона – сиамские близнецы Молиониды, бывшие умелыми воинами. В конце концов, герой таки добился своего, хитростью убив Молионидов и самого царя Авгия.

Местом седьмого подвига стал остров Крит, в котором тогда правил легендарный царь Минос, сын Зевса и Европы. Как гласит легенда, Минос получил от бога Посейдона быка необычайной силы и красоты, и должен был принести его в жертву морскому богу. Однако, царю стало жалко губить столь необычное животное, и он решил принести в жертву обычного быка из своего стада. Посейдон разгневался за это на Миноса, и наслал на быка безумие, от чего тот носился по всему острову, и сносил все на своем пути. Геракл был отправлен на Крит микенским царем Еврисфеем, приказавшим изловить быка и доставить его в царский двор. С позволения Миноса, Гераклу удалось поймать обезумевшее животное, после чего он вернулся обратно на полуостров, переплыв море верхом на быке. Добравшись домой, Геракл учредил Олимпийские игры.

С царем Миносом неразрывно связан миф и о чудовище Минотавре, имевшем тело человека и голову быка. Минотавр – это сын царской жены Пасифаи (дочь Гелиоса и Персеиды – одной из океанид) и посланного Посейдоном быка. Считается, что Пасифая прельщала быка, ложась в деревянную пустотелую корову, обтянутую снаружи шкурой. Родившийся от этой противоестественной связи получеловек-полубык пожирал людей, и для того, чтобы обезопасить народ острова, царь Минос приказал своему подданному инженеру Дедалу изготовить огромный лабиринт, в котором и содержался Минотавр. Что касается Дедала, то сам он родом был из Афин, и славился большим талантом инженера и изобретателя. Однако был изгнан из города афинским царем после того, как попытался убить своего ученика и конкурента Пердикса, не уступавшего в способностях своему учителю. Приют честолюбивый гений получил только на Крите, за что был обязан всю жизнь бесплатно служить Миносу. Однажды Дедал решился на побег с острова, и сделал для себя и своего сына Икаракрылья из перьев, скрепленных с помощью воска. Покидая остров, отец предупредил Икара, дабы тот не поднимался слишком высоко, иначе солнце может расплавить воск, но сын так увлекся полетом, что совсем забыл эти наставления. В итоге, воск на крыльях Икара растаял, и тот упал в море, где и утонул.

Восьмой подвиг Геракла связан с укрощением коней царя Диомеда, бывшего одним из сыновей Ареса. Диомед правил Фракией – областью, которая ныне разделена между тремя государствами: Грецией, Болгарией и Турцией, и имел у себя коней неимоверной силы, удержать которых в конюшне можно было только цепями. Кормил же царь своих животных только человеческим мясом. Еврисфей, царь микенский, приказал Гераклу доставить этих коней в Микены. Задание это было крайне не простое, но герой справился с ним, а когда доставил коней во дворец, то Еврисфей приказал отпустить коней. Ретивые кони-людоеды убежали в горы, где были растерзаны дикими животными.

Девятым подвигом стало завладение поясом царицы амазонок Ипполиты, который она получила в дар от Ареса. Собственно говоря, пояс был нужен не Гераклу, а его микенскому царю, который желал заполучить этот дар бога воителей для своей дочери. Ипполита хотела отдать пояс добровольно, но враждовавшая с Гераклом Гера явилась амазонкам, и солгала, будто тот хочет увезти их царицу с собой. Амазонки выступили против Геракла, и ему пришлось биться. В результате сражения Ипполита погибла, но поручение царя Гераклом было выполнено.

Следующее задание Еврисфея требовало от Геракла привести в город коров великана Гериона, имевшего три туловища, три головы, шесть ног и шесть рук, и являвшегося сыном Хрисаора и океаниды Каллирои. Хрисаор, в свою очередь, приходился сыном Посейдону и горгоне Медузе. Сложность задания заключалась не только в том, что для его выполнения Гераклу предстояло сразиться с исполином Герионом, но и в том, что вести добытых коров ему пришлось из Италии через Сицилию, где одну из коров украл тамошний царь Эрикс. Сразившись с царем и его войском, герой благополучно добрался в Микены, исполнив волю Еврисфея.

Последние два подвига Геракла также стали результатом исполнения повелений микенского царя. Так, в одиннадцатом подвиге Гераклу предстояло достать выше упоминавшееся яблоки Гесперид, для чего ему пришлось на время разделить с Атлантом нелегкую долю титана. В двенадцатом же подвиге, герою надлежало привести во дворец Еврисфея сторожа подземного царства – трехглавого Цербера. Аид согласился отдать Гераклу своего верного пса, но при условии, что тот сможет с ним совладать. В нелегком бою, Гераклу удалось наполовину удушить стражника Ада, и вывести его на солнечный свет, но когда Цербер был доставлен во дворец, то малодушный царь так испугался, что приказал Гераклу вернуть пса обратно.

Наверняка, внимательный читатель помнит о великой битве богов и титанов – Титаномахии, и упоминании о том, что эта битва была не последней для богов Олимпа. Дело в том, что когда Зевс сверг в Преисподнюю своего отца Кроноса и других титанов, богиня Гея затаила гнев на Олимпийцев, и возжелала отомстить за столь жестокий поступок в отношении ее детей. С этой целью она родила от Урана сто пятьдесят гигантов, двенадцать из которых отличались особой силой, и каждому из них надлежало убить одного из двенадцати Олимпийских богов. Гиганты были смертными, но боги все равно не могли их одолеть самостоятельно – убить титанов можно было только в том случае, если в битве примет участие кто-либо из смертных. И этим кем-то стал Геракл – единственный смертный из людей, которому было под силу выступить против гигантов вместе с богами – так началась битва богов и гигантов, получившая название Гигантомахии. Этот период описывался как страшное время для Эллады, когда земля дрожала, все пылало, а гиганты бросали в богов скалы и горящие дубы. Согласно легенде, метавшиеся гигантами, словно дротики, скалы, стали островами Эгейского моря. Сами же гиганты имели вид исполинов с густыми бородами, а вместо ног у них были чешуйчатые драконы. По одной из версий, именно тогда Гея породила огнедышащего Тифона, от вида которого часть богов бежала в Египет. Известный исследователь греческой мифологии Роберт Грейвс высказал по этому поводу предположение, что Гигантомахия описывает вполне реальное историческое событие – мощное извержение вулкана, в результате которого часть жрецов была вынуждена бежать в Египет.

Все же, участие Геракла в битве предрешило ее исход, и победа была за богами: все гиганты были перебиты стрелами героя и молниями Зевса, а на пытавшегося бежать с поля битвы гиганта Энцелада Афина сбросила огромную скалу, и так появился остров Сицилия. Надо сказать, что участие в Гигантомахии и легендарные двенадцать подвигов – далеко не полный перечень заслуг Геракла, и мы сейчас переходи к рассмотрению еще одного грандиозного предприятия, в котором участвовал Геракл – походу аргонавтов за золотым руном под предводительством Ясона.

Аргонавты и золотое руно

Как мы помним, у предка греческого народа Эллина был сын Эол, родоначальник племени эолийцев. От Эола и его супруги Энареты на свет произошел царь города Орхомена (область Беотия (см. выше)) Афамант, с которого и начинается история об аргонавтах. Женой царя была нимфа Нефела – богиня облаков, родившая ему двух детей: Фрикса и Геллу. Однако, со временем царь Афамант бросил Нефелу, и женился на дочери Кадма и Гармонии – Ино, ставшей мачехой для царских детей. Однажды, выдался крайне неурожайный год, и весь Орхомен голодал. Тогда злая мачеха подговорила царя принести Фрикса и Геллу в жертву богам, что, якобы, должно было избавить жителей города от голода. Царь долго колебался, но все-таки решился (аналогичный сюжет мы уже встречали в отношении царя Эфиопии Цефея и его дочери Андромеды). На помощь детям пришла их родная мать, пославшая к ним златорунного барана (т. е., имеющего золотую шерсть – руно), который спас несчастных прямо из-под жреческого ножа, и увлек их на себе по воздуху далеко от дома – в северную страну Колхиду (современная Грузия). Гелла по пути не удержалась на овне, и упала в море, получившее оттого название Геллеспонт (современный пролив Дарданеллы, соединяющий Эгейское и Мраморное моря). В Колхиде Фрикса принял как сына местный царь Ээт, а златорунного барана принес в жертву Зевсу, после чего на небе появилось созвездие Овна. Руно же этого барана он повесил на дубе в священной роще бога Ареса и приставил сторожем огромного дракона.

Братом Афаманта и старшим сыном Эола был Крефей, основавший в расположенной к северу от Беотии Фессалии город Иолк, и ставший его царем. Женой Крефея была Тиро, родившая ему трех сыновей: Эсона, Ферета и Амифаона. Однако, Тиро не отличалась особым благочестием и искала связи с речным богом Энипеем, который ее отверг. Этим воспользовался Посейдон, и в одну из ночей принял облик Энипея. От Посейдона и Тиро родилось двое сыновей: Нелей и Пелей, ставшими сводными братьями для сыновей от Крефея. Тиро вынуждена была бросить своих детей, и оставила их в горах на воспитание пастухов. Мачехой брошенных братьев стала женщина по имени Сидеро, неоднократно оскорблявшая их родную мать. Когда Нелей и Пелей выросли, то решили отомстить мачехе за ее отношение к Тиро. Сидеро скрылась в храме Геры, полагая, что братья не осмелятся поднять на нее руку в храме богини, однако Пелей убил ее прямо у алтаря, и тем самым навлек на себя проклятие Матери Богов. В то время в Иолке царствовал старший сын Крефея – Эсон, имевший жену Алкимеду и сына Ясона. Пелей решил отобрать власть у своего сводного брата Эсона, и силой захватил трон. Остерегаясь козней брата, Эсон отправил Ясона далеко в горы, на обучение к другу Геракла — кентавру Хирону, который обучил молодого принца военному искусству и врачеванию (кстати говоря, само имя «Ясон» в переводе означает «врачеватель»). Достигнув двадцатилетнего возраста, Ясон пришел к узурпатору Пелею, и потребовал возвращения престола. Пелей согласился сделать Ясона своим наследником, но при условии, что тот достанет ему золотое руно, которое, как полагал Пелей, должно было снять с него проклятие богини Геры, ибо золотое руно стало считаться реликвией всего рода Эола. Путешествие в Колхиду за золотым руном сулило огромную опасность Ясону, и Пелей надеялся, что явившийся наследник не вернется из этого похода.

Ясон сразу же начал набирать команду для этого опасного путешествия, и в итоге им было набрано пятьдесят человек, среди которых были Геракл, поэт Орфей (последователи которого проводили мистерии, сходные с Элевсинскими), убивший Минотавра Тесей и многие другие герои. Для дальнего похода мастером Аргом с помощью богини Афины был сооружен корабль «Арго», который и дал название команде Ясона – «аргонавты», что в переводе означает «плывущие на Арго». Со временем, корабль был помещен на небо, и так появилось созвездие «Корабль Арго» (ныне разделено на три отдельных созвездия: КормаКиль и Паруса). К корме Арго Афина прикрепила ветку священного дуба, шелест листьев которого подсказывал морякам правильное направление следования.

Путь аргонавтов пролегал от берегов Фессалии через Геллеспонт (Дарданеллы), Пропонтиду (Мраморное море), Босфор и Понт Эвксинский (Черное море). Множество опасностей подстерегало героев на этом пути, среди которых можно упомянуть, например, Симплегады (скалы на выходе из Босфора в Черное море, сдвигавшиеся каждый раз, как меж них пыталось пройти какое-либо судно, и раздавливавшие путников), или же Стимфалийские птицы – те самые, которые уцелели от стрел Геракла во время его третьего подвига.

Когда же аргонавты, наконец, достигли берегов Колхиды, то царь Ээт принял их весьма враждебно. Он согласился отдать Ясону золотое руно, но только при условии, что тот вспашет поле с помощью огнедышащих быков (подарок царю от Гефеста), засеет его зубами дракона, а после поборет всех воинов, которые вырастут из этих зубов. Ясон бы непременно погиб в этом предприятии, но на помощь пришла богиня Афродита, влюбившая в него дочь царя – Медею, бывшую сильной колдуньей. Медея дала Ясону зелье, сделавшее его неуязвимым на один день, благодаря чему Ясон успешно справился с заданием. Однако, выполнять обещание царь не спешил, и возжелал убить Ясона и всю его команду. Медея сообщила об этом герою, и сказала, что нужно торопиться. С помощью царской дочери, Ясон украл ночью золотое руно, и отплыл обратно в Элладу, забрав с собой и Медею. На обратном пути аргонавтов ожидало еще больше неприятностей, чем когда они плыли за руном. В частности, их настигло судно из Колхиды, посланное за царской дочерью, но избежать военного конфликта все же удалось, так как Ясон и Медея успели пожениться, и это обстоятельство не давало более прав колхидянам преследовать аргонавтов – таковы были обычаи того времени.

С большим трудом вернулись путники на родину, сделав огромный крюк через южные берега Африки, где Атлант держит небо, и где растут яблоки Гесперид. Когда же Ясон пришел к Пелею с руном, то он отказался исполнять данное ранее обещание. Тогда Медея, жена Ясона, решила хитростью погубить Пелея. Она убила отца Ясона, спустила с него кровь, и влила в него специальное зелье, отчего Эсон помолодел, и стал подобен юноше. Дочери Пелея стали просить Медею омолодить таким же образом и их отца, бывшего уже в годах, и Медея согласилась. Дочери Пелея сами его убили, в надежде, что Медея его воскресит, но она этого делать не стала.

Однако, убийство Пелея никак не помогло Ясону и Медее – сын Пелея, Адраст, прогнал из Иолка Ясона вместе с его женой, и те бежали в Коринф. В Коринфе у молодой пары родилось двое детей, но брак не оказался долгим. Ясон бросил супругу с детьми, женившись на дочери местного царя, за что впоследствии горько поплатился. Медея убила свою соперницу и детей мужа, после чего скрылась на колеснице Гелиоса, запряженной двумя драконами. Ясон же, как повествует легенда, покончил жизнь самоубийством.

Троянская война и яблоко раздора

Если похищение Медеи Ясоном обошлось для греческого народа без особых потерь, то от еще одного похищения чужеземной царицы погибли десятки тысяч людей. Но, обо всем по порядку.

Как мы помним, у бога Атланта и океаниды Плейоны было семь дочерей – Плеяд, и одна из них – Электра, светила на небе крайне слабо, ибо тужила о падении ее любимого города Трои, и сошла с небес. Собственно говоря, она и была прародительницей троянского народа. Как гласит легенда, плеяда запала в душу Зевсу, и от их союза родилось два сына: Дардан и Иасион. Произошло же это на острове Самофракия, что на севере Эгейского моря, недалеко от ранее упомянутой страны Фракии. Дардан стал родоначальником могучего племени дарданов и царской династии Дарданидов. В честь него же назван и известный пролив Дарданеллы (кстати говоря, о Дардане имеются упоминания даже в Библии). Что касается Иасиона, то он стал возлюбленным богини плодородия Деметры, которая возлежала с ним на трижды вспаханном поле на острое Крит, узнав о чем, Зевс поразил юношу молнией. Деметра от этой потери впала в великую печаль, и оттого два года на земле не было урожая. Зевс решил сжалиться над своей сестрой, и позволил Иасиону один раз в год выходить из царства Аида к Деметре. Данный миф, наряду с мифом о похищении Персефоны, также связан с Элевсинскими мистериями и сменой времен года. Дардан, сокрушаясь о потери своего брата, соорудил плот, и отправился прочь с ненавистного ему острова. Переплыв Эгейское море, он успешно добрался до берегов Малой Азии, где был радушно принят местным царем, о чем мы сейчас поговорим более детально, ибо от этого царя ведет свой род и сам Юлий Цезарь.

Царя, о котором идет речь, звали Тевкр, и он приходился сыном речному богу Скамандру (так же называется одна из рек на территории Трои) и нимфе Идее. Тевкр – это, также, и эпоним племени тевкров – предшественников троянцев. У Тевкра была дочь Батия, которую он выдал замуж за прибывшего заморского царя Дардана. От брака Дардана и Батии родилось два сына: Ил и Эрихтоний(тезка правителя Афин, сына Гефеста). От Эрихтония и его супруги Астиохи произошел Трос, у которого, в свою очередь, от жены Каллирои было четверо детей: Ил – основатель города Троя (по этой причине, Трою также называли Илион – отсюда и название поэмы Гомера – «Илиада»), Ганимед – юноша прекрасной внешности, похищенный впоследствии Зевсом на Олимп, где стал виночерпием богов и любимцем громовержца (такая вот «голубая» генеалогия некоторых поздних потомков владыки Олимпа…), Клеопатра (с египетской царицей ее связывает только имя) и Ассарак. Согласно легенде, однажды Ил выиграл у фригийского царя корову (Фригия – область в глуби Малой Азии), и царь дал ему указание, чтобы там, где корова приляжет, Ил воздвиг свой город. Корова остановилась на холме Ата, где и была построена Троя.

У Ила, от жены Евридики, был сын Лаомедонт, во время царствования которого Аполлон и Посейдон воздвигли крепостные стены Трои. Собственно говоря, занимались этим боги не по собственной воле. Дело в том, что однажды Гера затеяла бунт против Зевса – по причине его многочисленных измен, и богиню в этом поддержали Аполлон и Посейдон. Бунт, в конечном итоге, был придушен, а поддержавшие Геру Олимпийцы отправлены на строительство стен Трои. Лаомедонт за это обещал богам принести в жертву весь скот, уродившийся в его стадах за год строительства, но так и не сдержал своего слова. В отместку, Аполлон приказал царю приносить для него в жертву юных дев, а Посейдон наслал на город лютое чудовище из морских глубин. Прощение Лаомедонт мог получить, только принеся в жертву чудовищу свою собственную дочь Гесиону. Смерть царской дочери уже казалась неотвратимой, но ее спас Геракл, которому за убийство чудовища Лаомедонт обещал отдать всех своих коров. Геракл свой долг выполнил, однако Лаомедонт не сдержал слова и на этот раз. Разгневанный Геракл поразил стрелами Лаомедонта и всех его сыновей, пощадив только одного – Приама.

Приам славился по всему свету своими неисчислимыми богатствами, и имел пятьдесят сыновей, наиболее известными из которых стали двое: храбрый и рассудительный Гектор, а также его младший брат – изнеженный, чувственный и легкомысленный Парис. Когда Гекуба, жена Приама, еще была беременна Парисом, ей приснился сон, будто она рождает пылающий факел, от которого сгорит вся Троя. Посчитав этот сон дурным предзнаменованием, мать оставила Париса после рождения на горе Иде, где его воспитывали пастухи и нимфы.

Дальнейший сюжет связан с именем Эака, сына Зевса и нимфы Эгины, царствовавшего на острове Эгина, названном в честь его матери. Женой Эака была Энеида (одноименная поэма Вергилия посвящена не ей, а Энею – герою из царского рода дарданов, который и был дальним родственником Юлия Цезаря), дочь кентавра Хирона и нимфы Харикло. Энеида подарила Эаку двух сыновей: Теламона и Пелея. Пелей был царем племени мирмидонян, а сыном его был, прославленный мифами, непобедимый воин Ахиллес, которого мать Фетида (морская нимфа) в детстве искупала в подземной реке Стикс, отчего Ахиллес стал неуязвимым. Однако, пята, за которую держала Фетида свое дитя при омовении, осталась единственным уязвимым местом героя. Кстати говоря, самое крупное сухожилие человеческого тела именуется Ахиллесовым (образуется слиянием сухожилий задних мышц голени, и крепится к задней поверхности пяточной кости), и может выдерживать нагрузку на растяжение до 350 кг. Растяжение или разрыв этого сухожилия является крайне тяжелой травмой, возникающей обычно у спортсменов при неудачном прыжке или резком беговом старте.

На свадьбе Пелея и Фетиды, в числе прочих гостей, присутствовали богини Гера, Афина, Афродита, Эрида и небезызвестный нам Парис. Именно тогда богиня Эрида проявила всю свою суть, бросив на стол яблоко с надписью «Прекраснейшей», и попросив Париса рассудить, кому из трех оставшихся богинь оно должно достаться. Афина обещала Парису многочисленные победы и славу, Гера – власть над Азией, а Афродита пообещала одарить его любовью прекраснейших из женщин на земле. Парис выбрал последнее, и отдал яблоко Афродите, тем самым положив начало раздору между тремя богинями, который в дальнейшем вырос в огромный конфликт между богами и племенами на земле, жертвами которого пало много людей. С тех пор выражение «яблоко раздора» стало крылатым.

Вскоре после описанного события, Парис направился в Спарту, где и украл обещанную ему Афродитой Елену Прекрасную – жену спартанского царя Менелая, который вначале его весьма радушно принял, устроив в честь прибытия гостя знатный пир. Увозя с собой Елену, Парис прихватил и немало богатств гостеприимного царя. Когда же на утро обнаружился подлый поступок молодого троянского принца, Менелай пришел в ярость, и желал любой ценой отомстить осрамившему его Парису и всей Трое, с которой спартанцы вели длительные войны, и только-только наладили отношения. Однако, поход на Трою был крайне сложным предприятием, и сил одних только спартанцев было бы недостаточно. Менелай обратился за помощью к своему родному брату Агамемнону, царствовавшему в Микенах, и тот сразу же откликнулся на просьбу. Не хватало только двух героев, без которых взять неприступную Трою было бы невозможно: царя Одиссея и непобедимого Ахиллеса.

Когда Менелай и Агамемнон прибыли на остров Итаку уговаривать Одиссея отправиться с ними в поход, тот прикинулся сумасшедшим: запряг вола и осла, и начал вспахивать поле, засевая его солью. Но бывший с царями Паламенд, знавший о хитрости Одиссея, положил перед плугом его сына. Одиссей остановился, и тем самым выдал свое нахождение в трезвом рассудке, после чего таки согласился принять участие в походе.

Что же касается Ахиллеса, то его мать, обладавшая даром предвидения, заблаговременно спрятала на острове Скирос, где тот жил переодетым в женские одежды вместе с дочерьми местного царя. Фетида знала, что если Ахиллес примет участие в Троянской войне, то будет убит. И, если в предыдущем случае разоблачителем выступил Паламенд, то на этот раз хитрость была разгадана уже самим Одиссеем. Когда Одиссей прибыл на Скирос, то разложил перед царскими дочерьми различные платья, среди которых были также доспехи и оружие. Ахиллес тут же ухватился за оружие, чем и выдал себя.

Вскоре после этого, в направлении Трои уже двигался флот, насчитывавший более тысячи кораблей и порядка ста тысяч отважных воинов, основная часть из которых была представлена ахейцами, ведомыми Агамемноном, спартанцами, которых возглавлял Менелай, и мирмидонянами, во главе которых стоял Ахиллес.

Воздвигнутые богами стены Трои были неприступны, а хранившегося в городе продовольствия было достаточно, дабы выдержать многолетнюю осаду. Долгой и изнурительной была битва между троянцами и прибывшими греками, и длилась почти десять лет: жители Трои отражали все атаки врагов, после чего сразу же отступали обратно в город. В самом начале сражения была предпринята попытка разрешить конфликт посредством битвы основных его лиц: оскорбленного Менелая и Париса, но ничего из этого не вышло: было очевидно, что царь спартанцев Менелай без труда убьет лишенного всякой военной подготовки Париса, и последний просто сбежал с поля битвы.

Шли годы долгой осады и безуспешных попыток взятия города, дух ахейцев и прочих воинов начинал слабнуть, и те уже подумывали о возвращении домой. Но Одиссею удалось уговорить воинов остаться и продолжить сражение во славу Эллады, а вскоре появился и реальный шанс покорения Трои. Богиня Афина посоветовала бывшему с ахейцами мастеру Эпею сделать деревянного коня, внутри которого могли бы расположиться воины, что он и сделал. Греки сымитировали отступление, а на берегу оставили своего непростого коня. Троянцев охватила преждевременная радость, а творение рук Афины и Эпея было ими воспринято как дар греков богам, после чего деревянное ваяние было помещено в центре города. Когда же наступила ночь, все воины Трои уже крепко спали, охмелев после празднования мнимой победы. Одиссей, Агамемнон и другие, находившиеся внутри коня воины, выбрались наружу, открыли городские ворота, и тем самым положили конец десятилетней войне. Уже через считанные минуты вся Троя была охвачена огнем – сбылось безрадостное предзнаменование, данное матери Париса во сне. Ахиллес же, непобедимый воин, равных которому не было на свете, пал от стрелы Париса, поразившего его в ту самую пяту, которой не коснулись воды Стикса. Город, воздвигнутый потомками плеяды Электры, сгорел дотла, вместе с его жителями…

Пример Троянской войны нам показывает, каковы могут быть последствия мышления эмоциями, а не головой, что и делал безответственный и бездумный мечтатель Парис, по вине которого ни за что полегли многие тысячи людей. Поэтому, давайте же не будем подобны Парису, и не будем подобны Эпиметею, который вначале делал, а затем только мыслил. Давайте же будем честными с собой и благорассудными. На самом деле, мышление не тем местом крайне распространено среди людей, и я бы рекомендовал читателю также ознакомиться со своей статьей «Почему маг всегда один?«, в которой вопрос эмоционального мышления детально рассмотрен.

Послесловие к первой части

Что ж, вот мы и промчались галопом по Европам в знакомстве с мифологией Древней Греции. Еще раз напомню, что данная часть статьи ни в коем случае не преследует своей целью дать исчерпывающее описание древнегреческой мифологии, поскольку на это не хватит и книги (к тому же, это и не возможно). Цель данной статьи – дать читателю скелет, который в дальнейшем поможет ему в самостоятельном изучении мифологии. Вероятно, у некоторых может возникнуть вопрос: «И какую же сакральную и полезную информацию я смогу извлечь из всей этой мифологии?». Если просто складировать мифы в своей голове, то – никакую, хотя сказки детям рассказывать сможете. Как же научиться извлекать, запрятанный в мифах смысл? – Во-первых, читать нужно не хрестоматии и статьи из интернета, а первоисточники: книги древнегреческих мифографов. Так, с генеалогией богов лучше знакомиться посредством чтения «Теогонии» Гесиода (VIII-VII вв. до н. э.), или же одноименного произведения Ферекида (VI-V вв. до н. э.), с мифом об аргонавтах – из «Аргонавтики» Аполлония Родосского (III в. до н. э.) и «Медеи» Еврипида (V в. до н. э.), с мифом о Трое – непосредственно из «Илиады» Гомера (VIII-VII вв. до н. э.) и т. д. Все эти книги можно спокойно достать в переводе. Почему я так настаиваю на чтении оригиналов, надеюсь, понять не трудно: излагая на бумаге миф, автор уже вносит в него некоторые искажения, т. к. излагает его в меру собственного знания и понимания. Таким образом, даже книги античных авторов уже не дадут нам чистого знания. Когда же мы берем в руки хрестоматию, то мы читаем вовсе не то, что писалось некогда древними греками, ибо литературовед Вася посчитал, что какой-то фрагмент мифа слишком скучный, и выбросил его, литературовед Петя решил, что от мифа не убудет, если в него добавить немного собственных фантазий, а литературовед Коля счел творение своих двух коллег слишком длинным и утомительным, и сократил его длину в два раза. Поэтому то, что имеется в различных сборниках мифов и статьях из интернета – это жалкая пародия на древнегреческие мифы.

Во-вторых, стоит помнить о сказанном еще вначале статьи: при чтении мифов не нужно цепляться за выявляемые нестыковки в хронологии и генеалогии, не нужно все воспринимать формально, а, найдя несколько вариантов одного и того же мифа, не нужно пытаться выделить из них «правильный» – все они могут быть «правильными» по-своему, ибо каждый миф имеет не одно значение, но множество, равно как и каждый стих из Евангелия или аят из Корана имеет множество значений. Также важно помнить, что постижение сути мифа возможно только на эмоциональном уровне, но не логикой. Правда, если быть точнее, то для постижения мифа необходима слаженная работа ума и сердца, логики и интуиции.

В-третьих, весьма желательно владение языком оригинала, поскольку при переводе с одного языка на другой, как известно, теряется до 30% смысла, заложенного в оригинале. Невозможно абсолютно точно и безошибочно выполнить перевод литературного произведения с одного языка на другой, т. к. в каждом языке имеются уникальные, свойственные только ему понятия, слова и словообороты, отсутствующие в других языках. И это еще полбеды. Ведь, в одни и те же слова одного и того же языка разные люди вкладывают разный смысл, и когда переводчик делает свою работу, он выполняет перевод в соответствии со своим мировоззрением, и оно неизбежно отпечатывается на выполненном переводе. Собственно говоря, именно поэтому мусульмане всего мира, независимо от своей национальности и страны проживания, стремятся изучить арабский язык – язык, на котором был ниспослан Коран, ибо, только владея в совершенстве арабским языком, можно по-настоящему понять Писание, ниспосланное Пророку (хотя, само по себе знание арабского еще никаких гарантий абсолютно не дает). В случае с древнегреческими мифами все это говорит о том, что для их понимания желательным является владение даже не греческим, но древнегреческим языком. Однако, это не значит, что нужно бросаться его учить – уже выполнения двух вышеуказанных замечаний (чтение первоисточников и развитие интуиции) будет достаточно, дабы приоткрыть для себя львиную долю смыслов древнегреческих мифов.

На этом мы заканчиваем наш экскурс в мир богов Эллады. Следующая часть статьи будет посвящена античной философии, и в ней мы постараемся вникнуть в суть учения каждого из философов в отдельности, а также сформировать некоторые обобщенные представления о различных периодах развития философии в Греции. Материал же первой части – мифология, послужит отправной точкой и базисом для знакомства с идеями и трудами древних мыслителей.

Удачи Вам, настойчивости и постоянства в рвении к познанию, и как можно более частых озарений!

Маг Ингвар, г. Киев

Ссылки на сопутствующие статьи:

«Почему маг всегда один?«

«Турция — мост между цивилизациями«

«Грузия: дороги, ведущие к Тайне…«

Маг Ингвар

Раздел сайта «

Альманах «По Местам Силы«:

Греция. Афины. Салоники

Греция. Акрополь

Греция. Театр в Эпидавре

Греция. Одеон Герода Аттика

Греция. Монастыри Метеоры

Греция. Дельфы. Храм Апполона

Греция. Фермопилы